“Сростинское дело” 1933 год. (2)

Часть вторая.

*** В своей статье Гришаев приводит полностью подлинный текст «признаний» Макара Шукшина от 26 марта 1933 года. Я не буду их перепечатывать полностью, а своими словами напишу основные пункты этих «признаний», чтобы стало понятнее как сфабриковывались такого рода дела в тот период.

«Признался» Макар, что состоял в контрреволюционной, подрывной, повстанческой организации и привлечён был в июне 1932 года агрономом Малявским, от которого получал время от времени деньги. Всего в общей сложности около 300 рублей – для вербовки новых членов организации; что в течение одного месяца завербовал 10 человек; что затягивали уборку сена, молотьбу, делали поломки механизмов, создавали недовольство колхозами среди других колхозников.

Обвинение выдвигалось по пунктам 4, 7 и 11 статьи 58 УК РСФСР:

4 – помощь международной буржуазии в свержении социалистического строя;

7 – подрыв народного хозяйства;

11 – участие в контрреволюционной организации;

Каждый пункт имел одинаковую меру наказания – от трёх лет лагерей до расстрела.

Всем обвиняемым, проходившим по «Сростинскому делу» были предъявлены эти одинаковые обвинения

Почему именно на Макара Шукшина был повешен весь этот «букет» вредительских действий? Сегодня этого уже не узнать. Можно предположить, что роковую роль сыграл возраст Макара Шукшина – ему был всего 21 год. Молодость, неопытность, не окрепший характер, да и боязнь за молодую жену и двоих маленьких детей – всё учёл следователь. Но это только предположения автора, который внимательно прочитал все 19 томов «Сростинского дела».  А это свыше 200 протоколов допроса, не считая других документов. Все протоколы до тошноты похожи друг на друга убожеством логики и топорностью доказательств. Явно сценарий этого дела был кем-то заранее разработан, придумана «контрреволюционная организация», расписаны «роли» и примерный характер признаний. Следователи, следуя схеме, по ходу сочиняли «признания и выбивали подписи из обвиняемых». Но руководству не понравились «признания» в плане, какого – то сгнившего зерна или сломанного барабана – это тянуло лишь на наказание в виде штрафа. А потому 29 марта уже после окончания следствия Макар подвергается новому допросу, на котором он частично меняет и дополняет свои предыдущие показания, а именно:

что завербовал ещё троих человек и в организации было всего 14 человек; от Малявского получил 8000 рублей для приобретения оружия, которые он распределил между членами организации; подготовка якобы шла к вооружённому восстанию против советской власти весной 1933 года.

Характерно, что все остальные обвиняемые «признались», что деньги, полученные от Макара, истратили на хлеб, одежду, обувь и частично на водку.  При ценах в то время, к примеру: корова 150-130 рублей, дом 150-200 рублей, такие деньги делали обвиняемых богатыми людьми.

К слову, после ареста Макара Шукшина хозяйство его было описано. В нём числились: изба – 200 руб, корова – 130 руб, поросёнок – 15 руб.

Следователи перестарались до такой степени, что при допросе 52-х летнего огородника Юрманова Алексея Ильича (о нём упоминалось выше) получили «признание», что он, Юрманов, тоже создал подпольную организацию из 34 человек и раздал им 21 тысячу рублей. Деньги были пропиты или промотаны. Это объяснение устраивала следствие, потому что трудно было бы объяснить: куда делась такая уйма купленного оружия. А, когда один из обвиняемых заявил, что купил 10 ружей и вызвался показать место схрона, то следователь лишь усмехнулся.

***Вот из таких «басен» состоят почти все обвинения. Но для того времени было характерно то, что для признания виновности не нужны были доказательства, улики, следственные эксперименты. Достаточно было признание обвиняемого, скреплённое его подписью.  Иной раз и подписи не было, так как мужики большей частью были малограмотные, а то и вовсе безграмотные. Поэтому прикладывался к протоколу большой палец руки, намазанный чернилами.

О выбивании следователями подписей у обвиняемых рассказали потом немногие, кому посчастливилось выжить после следствия и лагерей. Кроме физического воздействия применялись и всякого рода хитрости и обман.

Девять человек так и не признали себя виновными, хотя это и не помогло: шестеро было расстреляно, трое приговорены к различным срокам ИТЛ (исправительно-трудовых лагерей).

Вот их имена: Беспалов Андрей Спиридонович, Бычков Леонид Александрович, Дегтярёв Алексей Тимофеевич, Каменев Иван Николаевич, Кибяков Пётр Иванович, Пономарёв Иван Васильевич, Попов Никита Степанович, Попов Иван Никитич, Юрманов Иван Акимович.

Суды по таким делам происходили по решению «троек». Бумаги следствия туда отправили – получили постановление оттуда. Но даже постановления осужденным часто не объявляли.

Вот такой был суд!

И это было ещё до Ягоды, Ежова, Берии!!!

           Из воспоминаний (по рассказам матери) Василия Макаровича Шукшина:

«… Мать и ещё одна молодая баба поехали в Барнаул. Ехали в каких-то товарных вагонах, двое суток ехали. Доехали. Пошли в тюрьму. Передачу приняли. Потом она пошла к какому – то главному начальнику. Сидит, говорит, такой седой, усталый, вроде добрый. Посмотрел в книгу, спрашивает,

– Дети есть?  – Есть, двое.

– Не жди его, устраивай свою жизнь. У него высшая мера наказания.

Соврал зачем-то, – пишет Василий Макарович, – Отца реабилитировали в 1956 году посмертно, но в бумажке было сказано, что он умер в 1942.»

          *** Так вот, не соврал начальник, а с риском для своей карьеры, сказал правду. А вот справка насчёт 1942-го года – голимое враньё. А в чём заключалось враньё? Сначала родным расстрелянного сообщали, что обвиняемый заключён на 10 лет дальних лагерей без права переписки. И люди верили! Но проходило 10 лет, 20. Врать по – старому стало невозможно. И тогда вышла совершенно секретная директива КГБ СССР от 24 августа 1955 года. В чём она заключалась? Автор показывает на примере того же Макара Шукшина.

В январе 1957 года в отдел ЗАГС Сростинского райисполкома пришло из управления КГБ по Алтайскому краю распоряжение: «Просим произвести регистрацию Шукшина Макара Леонтьевича 1912 года рождения, уроженца села Сростки, русский. По имеющимся данным Шукшин М. Л. Умер в местах заключения 19 октября 1942 г. от острого геморрагического панкреатита. Ранее смерть в установленном порядке зарегистрирована не была. В данное время смерть М. Л. Шукшина регистрируется с возникшей необходимостью в получении родственниками установленного законом свидетельства о его смерти».

А вскоре из Военного трибунала Сибирского военного округа пришла ещё одна справка о том, что дело его пересмотрено 9 октября 1956 года, прекращено за отсутствием состава преступления и он полностью реабилитирован.

              *** Только в 1988 году автор этой статьи смог ознакомиться с материалами «Сростинского дела». В 1990 году эта статья наполовину сокращённая появилась в газете «Прямая речь». Вот когда сростинцы узнали хоть и не полную, но правду о судьбе своих родных и близких.

***Автор приводит фамилии всех осуждённых сростинцев по этому делу, но я приведу здесь только количество людей и меру наказания: приговорены к расстрелу – 39 человека; (кроме Шукшина Макара в их числе и Игнатий Павлович, и Михаил Павлович – дяди по отцу)

К десяти годам ИТЛ – 34 человека; (в их числе братья Марии Сергеевны матери В. М. Шукшина  – Поповы Иван и Михаил).

К пяти годам ИТЛ – 10 человек;

К трём годам ИТЛ – 1 человек, это Лычагин Степан Иванович, самый молодой из осужденных (18 лет);

К пяти годам ссылки – 4 человека (ввиду преклонного возраста);

Отдельно надо сказать про Евгения Малявского (агронома МТС). Его единственного этапировали в Новосибирск, где он был осужден не «тройкой», а коллегией ОГПУ. И получил он 10 лет лагерей, а не расстрел, как многие «рядовые члены так называемой контрреволюционной организации», которую он «возглавлял».

Недавно удалось найти документ, в котором говорилось о расстреле осуждённых 28 апреля 1933 года в Барнауле. В акте значится 372 человека, из которых 36 сростинцев (троих расстреляли в Новосибирске). Известно и место, где это происходило – полянка в берёзовой роще близ барнаульской тюрьмы. Здесь в 1991 году поставлен скромный обелиск с надписью:

«Невинно убиенных пусть сила правды воскресит».

Вот поэтому сростинцы отмечают день памяти жертв политических репрессий не 30 октября, как все, а 28 апреля.

Из 49 сростинцев домой из лагерей вернулись 16. Большинство вернулось гораздо позже установленного срока. Но и вернувшиеся долгие годы жили с клеймом «враг народа» и не снятой судимостью. Вплоть до 1956 года, когда начался пересмотр «Сростинского дела».

Это была далеко не единственная трагедия, выпавшая на долю жителей Сросток в годы репрессий.

Ещё в начале 1930 года здесь арестовали семь крестьян -«единоличников» не пожелавших вступать в колхоз. Трое из них были расстреляны, четверо получили различные сроки лагерей.

10 апреля 1933 года почти сразу за арестом 88 человек, были арестованы священник Кисляков Александр Александрович и пятеро крестьян –     «единоналичников».

В сентябре этого же года сотрудники ОГПУ «вскрыли» и ликвидировали в Бийском, Старо-Бардинском и Солтонском районах ещё одну «контрреволюционную повстанческую организацию»: было арестовано 60 человек. В их числе оказались и семеро жителей Сросток – четыре колхозника и три исключённых из колхоза. Отец и сын Протопоповы, бедняки из бедняков, были освобождены (редкий случай), а остальные приговорены к 5 годам лагерей.

17 марта 1937 года в село прибыл новый священник тоже Александр Александрович, но по фамилии Герасимов, незадолго до этого освобождённый из лагеря, где провёл пять лет. Продержался он здесь чуть больше четырёх месяцев. 29 июля 1937 года вновь был арестован. С ним вместе были арестованы ещё пять человек. Они были приговорены постановление тройки при управлении НКВД  по Западносибирскому округу к расстрелу. Приговор приведён в исполнение.

26 апреля 1937 года был арестован бывший директор Сростинской МТС Куксин Степан Евгеньевич, член ВКП (б) с 1920 года, бывший чоновец, организатор и руководитель первой коммуны в Сростках, беззаветно преданный советской власти. Он выступал против перегибов партийных и советских органов в переустройстве жизни села на новый лад, за что и просидел в Бийской и Барнаульской тюрьмах 18 месяцев, где и умер 24 октября 1937 года, так и не дождавшись суда.

Это ещё не все сростинцы, что пострадали в годы репрессий. Всего их числится 143 человека, что сравнимо лишь с числом погибших на фронтах Великой Отечественной Войны.

Мир их праху. Да останется память о них в наших сердцах и в сердцах будущих поколений навсегда!

“Сростинское дело” 1933 год. (2): 5 комментариев

  1. Очень похвально стремление жителей этих исторически трагических своими событиями мест, сохранить святую память о безвинно погибших, и замученных!
    Я, как Председатель Совета Ветеранов выражаю слова благодарности этим людям – большое Вам спасибо, за почитание светлой памяти безвинно погибших!
    Спасибо и владельцу блога, за поддержку благих поступков, в освящении таких нужных для всех, и подрастающей молодёжи тем. Не все конечно интересуются историей страны, но и не все безнадежно от нее “отсталые”! Хотелось бы в это верить!

  2. Господи Боже ты мой ! Теперь я понимаю Ваше состояние во время работы над этим материалом !
    Воскресенье. Раннее утро. А я плАчу горючими слезами от боли за всех невинно убиеных и от ужаса пред тупой силой,которая затмевает разум Человека…
    Спасибо Вам! Дай Бог силы !

  3. куксин степан евгеньевич мой родной дедушка. Мой отец родился 25 июня 1937 года .Бабушка дала ему свою фамилию.Папу звали Балаш Ярослав Степанович.Мы при жизни папы пытались найти сведенья о дедушке,но безрезультатно.в нашей семье хранятся его фотографии и письма,и мы молимся за его упокоение

  4. Спасибо, Анна, что Вы прочитав эту статью, написали комментарий. Я, думаю, что можно её продолжить, написав то, что известно о Вашем дедушке Куксине Степане Евгеньевиче. Я напишу Вам и мы с Вами обсудим этот вопрос

  5. Спасибо Вам.О дедушке наша семья знает не много,но я все напишу.Еще раз спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif