“Сростинское дело” 1933 год (1)

Часть первая.

Вступление. Немного предыстории.

Есть в Алтайском крае село, которое теперь знают далеко за пределами не только Алтая и России, но и как принято теперь называть «ближнего» и «дальнего» зарубежья. «Малая родина» Василия Макаровича Шукшина – село Сростки. Здесь он родился. Здесь прошло его трудное детство и юность. Отсюда он ушёл в большую и, опять, трудную жизнь.           ***Откуда такое название –  Сростки? Объясняют так: село расположено на правом берегу реки Катунь, которая ниже по течению сливается с рекой Бией в районе города Бийска, где дают они начало большой Сибирской реке Обь. Выше и ниже села течение реки разбивается на множество рукавов, русел, заводей, а вот в районе села всё это как бы срастается в единое целое.

Но статья, которую я предлагаю, не о Василии Макаровиче – актёре, режиссёре кино, писателе. О нём так много упоминается, написано и сказано. И нет проблем найти, почитать и узнать о его биографии, жизни и творчестве.

Я хочу рассказать о его отце, родных и земляках, о которых можно тоже, конечно же, найти информацию при желании. Знать бы только – что искать?

Статью эту, названную «Сростинское дело» написал В. Ф. Гришаев и она впервые, в сильно сокращённом варианте, появилась в газете «Прямая речь» в 1990 году. Потом она вошла в сборник «Политические репрессии в Алтайском крае 1919-1965», выпущенный в 2005 году, в Барнауле. На титульном листе указано, что сборник выпущен под эгидой Администрации Алтайского края и  Управления архивного дела администрации Алтайского края.

Я попробовал сделать конспект статьи, но часть её просто невозможно конспектировать. Поэтому оставил в большей части оригинал. Иногда вставлял небольшой свой комментарий.

 «Сростинское дело»

Есть в селе мемориал – «Камень скорби» – памятник жертвам политических репрессий. Сюда ежегодно 28 апреля собирается всё село.

История его создания такова, что может послужить примером и другим сёлам и городам Алтая. В 1995 году, когда несколько открылся доступ к архивным материалам репрессированных, в селе создался совет по увековечиванию их памяти. Совет образовался на общественных началах и в него вошли дети и родственники репрессированных. Это Н. М. Зиновьева (родная сестра Василия Макаровича), И. И. Шукшин – двоюродный его дядя, Л. М. Воеводина, М. А. Калачикова, А. И. Куксин, Л. А. Чуднова – директор музея-заповедника В. М. Шукшина. Возглавил совет Н. Н. Фадеенков – внук репрессированного. Были уточнены списки репрессированных, собраны фотографии, документы, письма, воспоминания родственников, организован сбор средств на сооружение памятника. На призыв совета охотно откликнулись десятки односельчан. Таким образом, 19 июня 1997 года памятник был открыт. Автором проекта и руководителем работ был Н. Н. Фадеенков.

Ах Россия, Россия!

 Велика и красива,

Ты ж врагов побеждала

Во все времена.

Как могла, ты Россия,

Волю дать чёрным силам,

Надругаться над честью

Своего мужика?

(Н. А. Ядыкина, учительница)

Каждый год, 28 апреля, сростинцы приходят к памятнику всем селом.

Пик политических репрессий в Сростках пришёлся на начало 30-х годов (прошлого) ХХ века. Негласным сигналом к этому послужили слова Сталина на объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) 7 января 1933 года, где он в частности сказал:  «… что в ряде колхозов заправляют делами хорошо замаскированные антисоветские элементы, организуя там вредительство и саботаж…». Он даже прямо указал на них: «… они занимают должности кладовщиков, завхозов, счетоводов и т. д…».

На местах это было принято, как прямое указание к действию. Органы ГПУ немедленно «раскрыли заговор» в сельском хозяйстве Западной Сибири, по которому было осуждено 2092 человека. Из них расстреляно 976, приговорено к различным срокам лагерей – 1114. В Алтайском крае, который к этому времени вновь был образован, было расстреляно 529 человек и приговорено к отбыванию в лагерях 615. Позже дела их были пересмотрены и все они были реабилитированы из-за отсутствия состава преступления.

В этой кровавой «заварушке» село Сростки не осталось в стороне. Вот, к примеру, протокол заседания правления колхоза «Коммунар Алтая», где председательствовал А. Тюрин:

«Куксин Григорий, сын кулака, потерял 18 кулей. Исключить из колхоза, лишить права голоса.

Егоров Иван, сын кулака, каковой не должен быть в колхозе. Из колхоза исключить, просить сельсовет лишить его права голоса.

Шукшин Михаил Павлович (брат деда Василия по отцу), так как сельсовет лишил его прав голоса, каковой не может быть в колхозе. Исключить со всей семьёй»

Всего за февраль-март 1933 года из колхоза было «вычищено» 12 человек. А вот через месяц был «вычищен» и сам председатель – Тюрин Алексей Яковлевич.

Такая же «чистка» развернулась и в других сростинских колхозах, которых в 1933 году, кроме вышеназванного, было ещё два: «Пламя коммунизма» и «Заветы Ленина». Правда в 1935-ом колхоз «Коммунар Алтая» был разукрупнён на два – «Знамя труда» и «Катунь».

Естественно, что «выкорчёвкой антисоветских элементов» в первую очередь занимались сотрудники Старо-Бардинского райотдела ОГПУ. Дело велось с размахом: в январе-марте до начала массовых арестов они только в самом селе допросили 39 человек.

Выспрашивалось всё, что мало-мальски подпадало под определение «саботаж и вредительство: поломка трактора, недостатках в работе должностных лиц и рядовых колхозников, неосторожно обронённых в разговоре словах и т. п. Всё годилось. Потом из этих фактов и фактиков были подготовлены дела и обвинения.

С перепугу, по простоте ли душевной (а, по-моему, и по натуре своей крестьянской) были и такие высказывания опрашиваемых, как то:

«… главный агроном Сростинской МТС Малявский Евгений Денисович матерится по матушке; частенько захаживает к огороднику Юрманову поесть арбуза, а тот то недавно переселился из Тульской области и, сказывают, имел там кулацкое хозяйство; гоняет трактора с поля на поле;

Вот таким образом Евгения Малявского, 23-летнего выпускника Омской агрономической школы, комсомольца, поставили во главе контрреволюционной организации, дело о которой было сфальсицифированно сотрудниками ОГПУ. Несмотря на заступничество директора МТС, коммуниста с дореволюционным стажем, 16 марта 1933 года Малявский первым в Сростках был арестован. Малявский  «признался», что лично вовлёк в заговор 20 человек, в том числе Макара Шукшина.

В тот же день допрашивался в качестве свидетеля Макар Шукшин – отец Василия.

Привожу здесь его биографические данные, как характерные для того времени:

Год рождения – 1912, малограмотный, беспартийный, машинист на молотяге. Жена – Мария Сергеевна (девичья фамилия Попова) – 21 год, дети – сын Василий 3 года, дочь – Наталья 1 год. Отец Леонтий Павлович с матерью Анной Кузьминичной – в колхозе   « Пламя коммунизма», сестра Анна, 16 лет, там же. Брат Пётр – в Красной Армии; брат Андрей, 12 лет, учится. Хозяйство – кулацкое: посева 14 га, 3 лошади, две коровы, дом с пристройками.

От отца отделился в 1929-ом. На настоящий момент имеет дом, корову.  Остаётся дополнить, что Макар, женившись в 1928-ом, отделился от отца в 1929 году, вступил в колхоз «Пламя коммунизма». По справке сельсовета от 26 марта 1933 года Макар – сын середняка и сам является середняком. Так же сыном середняка он назван в справке, выданной правлением колхоза. В ней же сказано, что к работе Макар Леонтьевич относился удовлетворительно.

Вот, с небольшими сокращениями, показания Макара на первом допросе:

«… Я состою в колхозе «Пламя коммунизма» с 1929 года. Из колхоза не выходил. Работал, что заставят. 13 февраля 1933 года был поставлен на молотилку машинистом. Во время моей работы имело место, колос шёл в солому. Я остановил машину, запретил пускать барабан для молотьбы. В мякину зерно я не гнал. Возможно, в отсутствии меня кто-нибудь и турнул зерно в мякину, за всех ручаться не могу. Барабан в машине я не ломал…»

Через день был допрошен дядя Макара по отцу – Шукшин Игнатий Павлович. Вот несколько фраз из его показаний:

«… По праздникам ходили друг к другу (это о племяннике), вели разговор о колхозной жизни, кто как относится к хозяйству, к работе. Выявляли своё недовольство. Многие хорошие люди мучаются из-за лодырей, а если попытаться что-нибудь сказать, то тебя кулаком называют. Настроение делается плохое…»

«Откровения» дяди свободно подводились под статью антисоветская агитация – это статья была расстрельная. Но у дяди к тому же  в биографии было «белое пятно» – в двадцатом году, после разгрома Колчака, Игнатий раньше многих сростинцев вступил в партию коммунистов-большевиков, а как началась продразвёрстка, он под предлогом болезни подаёт заявлении о выходе из партии. Вместе с ним так же поступают ещё двое односельчан.  Эти люди были под особой опёкой ОГПУ.

24 марта в Сростки прибыли начальник Старо-Бардинского районного отдела ОГПУ Рябов, его заместитель Бурыкин, оперуполномоченный Леонтьев и группа милиционеров. Собран был актив, из которого часть была тоже взята под стражу, и в ночь начались аресты. Всего к утру было арестовано 31 человек.  Среди них были отец Макар Леонтьевич, и оба дяди Игнатий Павлович и Михаил Павлович. Деда Леонтия Павловича не взяли по причине его болезни. А к 3 апреля было арестовано 88 жителей села, в том числе два родных брата матери Василия – Иван и Михаил.

Бывший председатель сельсовета Баранов А. Т вспоминал, что по причине своей молодости очень боялся быть репрессированным и писал характеристики на арестованных под диктовку сотрудников ОГПУ.

Вот, к примеру, что он написал на Макара Шукшина:

«… За время пребывания в колхозе относился вредительски к колхозному имуществу, злоумышленно загребал хлеб в солому и мякину, портил машины и совершал ряд других вредительских действий, направленных на срыв колхозного хозяйства…»

Когда отца арестовали, то Василию было 3 года 8 месяцев и, естественно, он его не помнил.

«Но по рассказам, – вспоминал Василий Макарович, – отец был огромный мужик, спокойный, красивый. Моя мать вышла за него убёгом. Но потом жили неважно. Отец был на редкость неразговорчивый. И неласковый был. Не любил попа. Работать отец умел и любил».

После арестов, гонения начались и на семьи арестованных.

Василий со слов матери вспоминал, что на другой день после ареста отца в дом пришли двое и скомандовали: «Вытряхивайтесь! Мама наотрез отказалась вытряхиваться и, когда один из них вынул из кармана наган, то взяла в руки безмен, встала на пороге и ответила:

–  Иди. Иди. Как дам безменом по башке, куда твой наган денется. И не пустила.

И ещё вспоминал Василий: «… стоит посреди избы страшный маленький человек с рыжей бородой – Яша Горячий и говорит,

– Ты меня не пужай – отпужались!

А мама стоит перед ним и негромко говорит,

– Ну, смотри, Яша, смотри… Не доактивничать бы тебе…

Таких активистов в то время хватало и при раскулачивании, и при арестах, так как всегда что-то им перепадало из разоряемых хозяйств.

По окончании арестов Рябов – начальник районного отдела ОГПУ собрал митинг, на котором объявил, что в селе действовала контрреволюционная группа, которая на первое мая собиралась поднять вооружённое восстание с целью свержения советской власти.

Арестованные были вывезены через Бийск в Барнаул.

“Сростинское дело” 1933 год (1): 2 комментария

  1. Да…! Очень интересный исторический материал. Подлинная ценность прошлой тяжкой “коллективной” действительности в описанных событиях начальных годов прошлого столетия.
    Жестокость репрессий, под жернова которой подпадали ни в чем НЕ повинные крестьяне, их семьи, со своими хозяйствами.
    Судьба великих – своими делами людей, еще один немаловажный факт, в этой публикации. Мы их помним, и чтим за их значимый вклад в историю России. А потому знать их трудную, порою на грани выживания, судьбу – обязан знать каждый, кто считает себя истинным россиянином!
    Автору публикации – спасибо! Дальнейших успехов. Александр.

  2. Страшное время было. По всей России такие бесчинства были. Сколько людей погубили, а ведь были вырваны из народа лучшие люди, те, которые были хорошими работниками и имели свое мнение на все. Которые сами работали с восходом солнца и приучали работать своих тетей с малого возраста. Я заметила одну закономерность, семьи репрессированных и раскулаченных , хотя и не смогли сохранить всех своих детей в то время (переселяли и зимой с грудными детьми, приходилось жить на новом месте в землянках, вырытых наспех) смогли подняться на ноги и выучить своих детей. Нужно писать, чтобы помнили потомки и не повторилось это. Спасибо автору.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif