СЕРГЕЙ ХАЧАТУРЯН /продолжение 2/. Часть 3

1

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. «НА ГРАЖДАНКЕ». ЗАРИНСК. «Алтайкокс». МЭР.

Итак, в 1981 году, после демобилизации, Сергей возвращается в «Большой Мир» – вместе с семьёй приезжает в город Заринск Алтайского края. Он идёт работать на Алтайский коксохимический завод /«Алтайкокс»/ электрослесарем 5-го разряда по ремонту приборов ТТК и автоматики.

Через некоторое время он становится начальником Центральной лаборатории метрологии завода, потом начальником лаборатории экономического анализа.

2

Без отрыва от производства учится в Алтайском государственном университете, получая экономическое образование. Растут дети.

4

3

В 1984 году на ВДНХ СССР демонстрируется одно из его технических изобретений, за что он получает серебряную медаль ВДНХ.

В 1990 году – он председатель городского Совета и одновременно председатель исполкома городского Совета.

Об этом периоде, длиною в один год, нужно рассказать немного подробнее.

МЭР ГОРОДА ЗАРИНСКА.

В 1990 году, ему 35 лет, началась предвыборная кампания на должность мэра (председатель Горисполкома) города Заринска. Хачатурян уходит с завода и выдвигает свою кандидатуру на эту должность. На вопрос, зачем он это делает, отвечает, что хочет испытать себя в другом масштабе – сможет ли он управлять сложной системой города. В городе к тому времени он имел уже большой авторитет, рядовые заринчане и управляющие структуры его кандидатуру поддержали.

Сергей Анатольевич Кнор,

– …мы уже оба получили квартиры  в одном доме, который находился в 100 метрах от Исполкома. Ему полагалась служебная машина, но он на работу ходил пешком.

Сергей Георгиевич Трофимов,

– Работая мэром, Сергей начал так же энергично, стремительно и нестандартно руководить.

Пример:

…участок дороги, который постоянно ремонтировали, но она год из года проваливалась, возникали колдобины, что мешало нормальному движению автобусов. Для капитального ремонта никак не хватало денег.  Ответ родился внезапно: провести аукцион – продать три квартиры, собственность города. Первый аукцион прошёл успешно, и денег хватило, чтобы отлично с армированием отремонтировать этот участок дороги. Больше вопросов по нему не возникало. Одновременно не решался вопрос по открытию дома для  престарелых граждан – опять отсутствие денег. Проведённый второй аукцион по продаже нескольких автомобилей закрыл и этот вопрос.

Особенностью деятельности Сергея Грантовича было то, что он не подстраивался под существующую систему, а создавал свою, в которой действовали законы, по его мнению, максимально способствующие позитивным результатам. Внешняя система реагировала терпимо до тех пор, пока его деятельность не приобретала размах, реальную угрозу для спокойного существования системы.  Как только это случалось, начиналось активное её противодействие.

Когда он вник в работу различных организаций, то был поражён – пронизывающими все сферы деятельности блат и недисциплинированность. Особенно его поразила деятельность ОРСа /отдел рабочего снабжения/.

Тогда активно занимались папоротником, поставляя его в Японию.  Оттуда поступала товары, бытовая техника. «Распределение» шло по своим, рабочим ничего не доставалось.

То же происходило с гаражами. Когда он провёл анализ по количеству гаражей у руководящих работников, это привело его в замешательство.

С. А Кнор,

– К нему потоком на приём шли посетители…  Он помогал им, не требуя документов, расписок, отчётов, верил всем на слово. И уже в то время старался помогать тихо, не разглашая своей помощи…

Всегда он работал на полном доверии к людям – видимо судил о них по себе. Но, проработав год в должности мэра, Сергей Грантович принимает решение уйти с этой должности.

Выходов из создавшегося положения было четыре, как описывает автор книги:

1). Жизнь этой сложной системы, куда он окунулся с головой, была совершенно противоположная его жизненным принципам. Сломать её порядок  можно было только путём революции, чего Сергей не хотел;

2) Изменить ничего было нельзя, и нужно тогда было научиться закрывать на всё глаза или

3) Начать работать по этим же законам;

4) Уйти с должности мэра и добровольно сложить с себя полномочия.

Последнее он и сделал.

Добровольный его уход не мог остаться незамеченным в крае, и вот что написала Наталья Смурякова, корреспондент «АП» после беседы с ним,

– …Жаль когда уходит достойный. Заявление председателя Заринского горисполкома и предисполкома С. Г. Хачатуряна на прошедшей сессии о своей предстоящей отставке было очень категоричным. Можно сказать, что оно прозвучало как политический вызов. Сегодня мы ведём разговор именно об этом.

А высказался Сергей Хачатурян в те уже далёкие от нас годы так,

– Скорее всего, это не отставка. Я просто ухожу и прошу отпустить меня с миром.

Во-первых, мне не нужна власть в том виде, как её зачастую принимают. Для меня оскорбительно, что в течение ряда лет верховные правители Сююза и России не могут прийти к взаимопониманию и к какому-либо компромиссу. Напротив, сегодня идёт неприкрытая война законов.

Лично я, во всяком случае, чувствую себя заложником этой войны, где роль моя сводится к тому, чтобы объяснить необъяснимое. То есть нахожусь в положении человека, который должен оправдываться перед депутатами, перед народом за то, что не в состоянии сделать…  в течение года, прошедшего со времени моего избрания, я постоянно думал, что всё-таки должен победить здравый смысл, нормальные взаимоотношения. Но убеждаюсь, что побеждает тот, кто больше и красиво говорит. И все крикуны выступают за светлое будущее всего народа, хотя это не прослеживается ни на каком уровне. Печально и то, что сегодня не удаётся работать на перспективу. Приходится в силу обстоятельств закрывать существующие «дыры» и на 40% заниматься «выбиванием», выступать в роли просителя, а то и толкача.

Мне предстояло сделать выбор: или одобрять такую политику, или уйти…

Думаю, что безнадёжность, неопределённость будут у нас ещё год, а потом придём к одному знаменателю. Или это будет диктатура, или что-нибудь другое…

Этот год переходного периода будет наитяжелейший, так как будут искать, кто же виноват. Надо же показать народу «врага». Этот год «переходного» периода, который всё-таки попахивает тем, что мы придём к диктатуре. Люди устали, и уже сами просят жёсткую власть…

 Насчёт форм власти, он сказал,

– Мне не импонируют никакие формы власти. Я за нормальные производственные отношения, за законы, дающие возможность действовать. В стране должны править законы, а не эмоции. И эти законы должны защищать конкретного человека…

Сергей Грантович был наделён мощным запасом энергии, этаким «вечным двигателем» и генератором идей. Он мог переносить многое: физическую усталость, голод, неудобства, ждать и терпеть, если была надежда на перемены.  Стихийно формирующееся беззаконие, которое отнюдь не было рыночными отношениями, он не принял и до конца жизни, особенно последние годы, превратились в борьбу с той системой, от которой он стремился уйти, уходя с поста мэра.

Он вернулся на завод и с 1992 по 1997 год, став начальником отдела  внешнеэкономических связей, и почти сразу заместителем директора по экономике. Затем занимает посты, сначала, директора по экономике и маркетингу ОАО «Алтайкокс» и, наконец, генерального директор ОАО «Алтайкокс».

***Последняя занимаемая им должность  досталась ему почти «революционным» путём. Об этом вы прочтёте ниже.

Возглавляя внешнеэкономическую деятельность предприятия, Сергей Грантович много ездит, завязывая деловые связи на Западе. На него обратили внимание, и в 1993-1995 годах его назначают внештатным экспертом ООН по социально-экономическим вопросам Сибири и Дальнего Востока.

5

Т. И. Хачатурян, жена,

– …Постоянные командировки. Уставал? Да. И вот очередная командировка в Москву закончилась обширным инфарктом. Хорошо, что произошло это по дороге в аэропорт, а не в самолёте…

Сергей выкарабкался и остался жить. Ему отчаянно  повезло: кто-то из его влиятельных московских знакомых как раз прилетел из длительной командировки. Уже из аэропорта он начал разыскивать Сергея Грантовича по какому – то делу. Он то, узнав что случилось с ним, и устроил Сергея в «Кремлёвку», в которой Хачатурян пролежал сорок дней. Потом вернулся на завод и тут же улетел в командировку.

С. А. Кнор,

– В те годы он стал «правой рукой» директора завода, В. В. Митяева. Они много ездят, заключают договоры, завод стабильно работает.

Митяев официально объявляет Хачатуряна своим преемником.

Александр Михайлович Часовских,

– Уже в те времена он показал себя человеком, заинтересованным в продвижении нового. В 1996 году «Алтайкокс» одним из первых на Алтае перевёл выплату зарплаты на пластиковые карты.

Завод развивался стремительно, работал, появилась хорошая прибыль, власть директора упрочилась и в какой-то момент перешла границы. Но, как часто говорил Сергей Грантович, – «Хочешь проверить человека – дай ему власть».

Виктор Андреевич Гейтс,

– В конце 90-х годов людей вынуждали продавать акции, появились скупщики. Нам перекрыли сбыт кокса, положение на заводе ухудшилось. Пошло массовое сокращение на пустом месте. Администрация Митяева искала повода увольнять рабочих большими группами. Провинился один – увольняли группу работников.

Сергей Георгиевич Трофимов,

…тяжёлые времена добрались и до нас. Завод начало «раскачивать», появились первые признаки скатывания вниз. Уже было сокращено много рабочих, серьёзно упало производство, резко снизилась зарплата и многое другое. Долги завода стали стремительно расти. Директору решать эти задачи стало не по плечу в связи с его деспотическим, волюнтаристским характером.

Но жизнь опять дала Хачатуряну счастливый случай.

Директор ушёл в отпуск сразу за два года – на три месяца. Исполняющим обязанности директора остался Хачатурян, который смог за этот короткий период восстановить и грамотно настроить экономику завода. К возвращению директора из отпуска отстроил конвейер завода как швейцарские часы. Он требовал «неукоснительного исполнения производственных заданий с точностью до минуты. За три месяца практически вывел завод из долгов и «поставил на новые рельсы». Были заключены многие договоры, и на долгую перспективу просматривалась уверенная стабильность работы завода. Однако директор, вернувшись из отпуска, порвал половину заключённых договоров, оскорбил, унизил Сергея и принял меры по удалению его с завода.

Таким образом, работающая в старом режиме система вступила в конфликт с новыми формами экономических отношений.

***Я это понял в другом плане, но и вы поймёте, читая дальше.

Выхода у Сергея было два: либо уйти с завода, либо возглавить систему и отладить её работу по-новому. Он выбрал второе. Но, не сразу, а после долгих раздумий и совета, как пишет С. Г. Трофимов.

Хотя у него уже было приглашение в Москву. Хорошо высокооплачиваемая работа в Министерстве промышленности России и он даже готовился к выезду из Заринска.

…мы встретились у меня в кабинете ГАИ Заринска, где я работал судебным экспертом в Алтайской лаборатории судебной экспертизы по нашему региону, – рассказывает С. Г. Трофимов, – Я задал прямой вопрос:

«Как ты можешь бросить завод и город, построенный нашими руками, в такой период?

– А что я могу?

В моём кабинете и родилась идея смены директора завода. Мы с ним поняли, что за короткий период своего директорствования он заставил практически весь коллектив завода поверить в успешность его руководства и вселить уверенность в правильности принимаемых им решений. Я ему здесь же и назвал предполагаемый 76-процентный рубеж при выборах директора. В скором времени эта цифра подтвердилась…

Так в 1997 году Сергей Грантович, не согласившись с планами Совета директоров на массовые сокращения рабочих, организовал внеочередное собрание акционеров. На собрании был поставлен вопрос о досрочном прекращении деятельности Совета директоров и генерального директора В. В. Митяева.

На первом же собрании с будущей группой поддержки Сергей пообещал первым же приказом вернуть на свои рабочие места всех уволенных, что и сделал, став директором завода.

Второе – он обещал поднять зарплату вдвое, что тоже было выполнено.

***Как приятно читать про то, что «лидер» обещает что-то людям в своей программе деятельности и всенепременно выполняет свои обещания. Много ли примеров такого рода мы можем привести?

ГЛАВА ВТОРАЯ. ЗАРИНСКАЯ «РЕВОЛЮЦИЯ».

Сергей Грантович постоянно вспоминал годы, проведённые в Заринске, те события, которые стали для него, для города, завода и всех жителей города ключевыми.

Если он говорил о чём-то, что сделать невозможно, то обязательно вспоминал Заринск. И, если говорил о том, что можно сделать что-то, что уже нельзя никогда сломать, то тоже вспоминал «Алтайкокс» в Заринске. Город для него стал в жизни главным и в дальнейших делах он равнялся на него, на те события и отъезд оттуда приравнен им был, как вынужденный отъезд с Родины.

Сергей вынужден был уйти с завода летом 1997 года.

А в сентябре того же года все газеты Заринска и Барнаула писали как будто только об «Алтайкоксе».

Из статьи Ларисы Тумановой (1997 год).

«История началась в конце сентября текущего года, когда по инициативе бывшего коммерческого директора предприятия Сергея Хачатуряна, уволившегося с завода летом, было организовано внеочередное собрание акционеров. Тогда работники предприятия практически единогласно высказались за переизбрание генерального директора Виктора Митяева и назначение на этот пост Сергея Хачатуряна…»

Так начиналась статья журналиста. А дальше она рассказывал читателям о событиях, происходящих на «Алтайкоксе»: долгом противостоянии коллектива предприятия и отчаянно сопротивляющегося ещё не «экс-директора Митяева», который никак не соглашался с решением собрания; суды; попытка московского ЧИФ – «РАИН-ФОНД», имевшему 20% акций и считавшему себя тоже акционером опротестовать решение собрания;  суд, на котором сделка покупки 20% пакета была признана недействительной; наконец, ещё одно акционерное собрание 5 декабря, где за досрочную отставку В. В. Митяева проголосовало 97,4%, а за избрание на пост генерального директора «Алтайкокса» Сергея Хачатуряна – 97,6%.

***Вот это я понимаю – как единодушно голосовали люди! Значит, и правда «достал» их бывший директор, который всеми силами цеплялся за место, выполняя указания «московских друзей». Ведь явно видно, что дело шло к подведению предприятия к банкротству, распродаже и делёжке полученных денег в узком кругу «захватчиков». Где они сейчас? Воздалось ли им по справедливости?

И, если оказалось среди акционеров, читай трудового коллектива, 2,4% «крыс», так этот «мизер», а то и больше, всегда найдётся на любом предприятии, в любом коллективе.

Клеветнические публикации газет, листовки, вся грязь, которую могли собрать и вылить наружу те, кто придерживался стороны «экс-директора», продолжалась ещё долго и после окончательного решения собрания акционеров.

Хорошее интервью городской газете «Новое время» от 14 августа дал Сергей Хачатурян. Он описал предысторию происходящего противостояния, которое уже потом  вылилось в так называемую Заринскую «революцию».

***Статья большая, приведена, я думаю, полностью и её нужно читать. Но, поверьте мне на слово, как бывшему производственнику, пережившему те годы довольно легко, но повидавшему, что творилось в промышленности моего региона.

С «Алтайкоксом» начало происходить то, что произошло со многими действующими предприятиями бывшего Советского Союза: захват или банкротство, продажа или делёжка; остановка производства или снижение его продуктивности; обнищание, потеря работы трудящимися и обогащение кучки негодяев. Пусть последним никогда не будет спокойно!

В общем, всё закончилось благополучно и для предприятия, и для трудового народа, и для Сергея Грантовича, несмотря на попытку приезда московских «боевиков», суды, нежелание экс-директора уходить из кабинета и пр.

Новый генеральный директор, 42-летний Сергей Грантович Хачатурян, приступил к своим обязанностям 23 сентября 1997 года. Этот день у него в личной жизни отмечался, как 20-летие со дня их свадьбы с Татьяной.

***Знаменательно!

«…Был час ночи, в тёмное небо взметнулись две зелёные ракеты…», из статьи «Заринск не спал, спасая «Коксохим» в газете Алтайская правда от 25 сентября 1997 года.

Дальше пошла работа, которую Сергей Хачатурян выполнял с присущими ему энергией, знаниями, пониманием того, что нужно делать: заключение договоров, проведение «горячих» ремонтных работ, подъёме производства и т. д.

Первым приказом по предприятию новый «генерал» отменил приказ о сокращении 548 человек с 1 июля 1997 года. Все они были восстановлены на работе. И хотя продолжались «атаки» типа анонимных листовок по цехам, скупка акций, открытыми в городе московскими конторами, трудовой коллектив, засучив рукава работал.

Буквально через год предприятие становится ведущим в своей отрасли и входит в список 200 крупнейших предприятий в России. А в 2000 году «Алтайкокс» и его генеральный директор стали победителями VII Всероссийского конкурса предпринимателей «Карьера-2000».

В состав ОАО «Алтайкокс» помимо самого заринского завода входят: АО «Комбинат химических волокон» /КХВ/ в Барнауле, АО «Алтайвагон» в Новоалтайске. Действует тот самый холдинг, о котором говорил и пытался создать Сергей Грантович при выводе предприятия «Алтайкокс» из кризиса.

Экспорт продукции за рубеж, закупки новейшего контрольного оборудования, увеличения выпуска продукции до 3 миллионов тонн кокса в год, увеличение числа работников, монтаж пятой коксовой батареи, большое внимание уделяется очистным сооружениям. Развёрнуты побочные производства: питания, мебели, имеется сельскохозяйственный комплекс. В социальной сфере: четыре детских садика, Дворец культуры, круглогодичная база отдыха, конноспортивная школа. Для пенсионеров завода лечение в поликлинике бесплатно, а также предоставляются льготные путёвки в профилакторий.  Средняя зарплата выросла до 3,5 тысяч рублей /и выплачивалась без задержек, – Алт./ и т. д.

***Как видите, из даже очень короткого этого абзаца, завод – то прекрасно мог работать и даже развиваться.

А помогал людям он ещё так.

Вспоминает В. В. Каунов,

-…выходил утром из диспетчерской – а туда уже прорывались люди с заявлениями. Он прямо на стене в коридоре подписывал – дело двух секунд – и большая проблема у человека была решена. В этом плане он был безоглядно щедр и душой, и своих личных денег не жалел. Это совершенно уникальный случай. Человек редкой и щедрой души…

***А насколько люди были совестливыми, честными и справедливыми по отношению к нему? Уверен, что случаев обмана доверия Сергея Грантовича, было много. Но зачем будем говорить о том, что мы все прекрасно понимаем!     

Сегодня новый собственник «Алтайкокса» Новолипецкий металлургический комбинат. Экспорт кокса составляет чуть больше 30%, когда был до 80%. Конноспортивная школа перестала существовать, породистых скакунов сдали на мясо, начатое им дело по электронному комплексу, который связал бы химическую и металлургическую промышленность в один узел, заброшено, а недостроенный ДК Металлургов – так и не достроили /на момент написания книги/.

***А сейчас будьте внимательны: ниже я приведу небольшой пример, взятый дословно из рассказа Сергея Анатольевича Кнора. Очень важно для понимания, кто есть кто.

…Сергей Грантович основал традицию приглашать на большие праздники ведущих артистов…   делал это за счёт прибыли или других резервных средств.

После ухода его руководство стало предлагать работникам на выбор – или пригласить артистов, или каждому выплатить премию. Когда разделили сумму, которая для артистов предназначалась, каждому работнику получилось по 200 рублей.

И, всё же люди проголосовали за премию!!!

***Вот поистине права народная поговорка: «Лучше синица в руках…», если люди так и не поняли, что сами не хотят того, что им давалось раньше, значит деятельность Хачатуряна в сфере культуры и развития самосознания у людей в данном случае не принесла долговременной пользы… Времени нужно больше, чтобы поднять уровень сознания человека…

При Хачатуряне отпуск работникам коксового цеха давался не 36 дней, как положено, а 33. Он популярно объяснял, что эти три дня давали некоторую экономию средств, которые он направлял на улучшение условий труда всех работников, в том числе и тех, кто работал на заводе на вредном производстве. Люди этого понять не хотели и по их просьбе всё привели в соответствие с нормами. В скором времени они же почувствовали, что стало хуже.

Ежемесячная прибыль при нём платилась всем пропорционально одинаково. Было возмущение некоторых представителей руководящего звена, которым он ответил,

…за «голову» у вас разная заработная плата, а прибыль – это общая заслуга, и получать должны поровну.

В годы, когда всё исчислялось тысячами рублей, он ввёл «едовые» доплаты – всем одинаковые. А когда некоторые представители высшего звена руководства стали говорить о том, что должна быть различие в питании – «кому красную икру, а кому котлету», то он эти разговоры резко обрывал, сказав,

– Есть все хотят одинаково.

В интервью, которое он дал 31 декабря 1999 года газете «Алтайская правда» есть такой вопрос и ответ,

– Вы говорили об авантюризме. Вам это свойственно?

– Я по знаку – Близнец. А он склонен к авантюрным действиям. Но авантюра авантюре – рознь. Я как экономист стараюсь всё просчитать… Но не отбрасываю никогда даже самых абстрактных идей. На то они и идеи, чтобы мы их или окончательно похоронили, или воплотили в жизнь… Как говорил Владимир Ильич:

«Политика – это концентрированное выражение экономики».

А у нас получается наоборот: экономика концентрированное выражение политики.

Таким образом, встав во главе предприятия, Сергей Грантович Хачатурян за два последующих года выводит его в число передовых во всей отрасли.

6

Но его предложение об образовании крупного холдинга, состоящего из ряда предприятий химической, угольной и машиностроительной промышленности Алтая и Кузбасса не прошло. На такое объединение в то время не пошли. Каждое предприятие старалось выжить само. Кроме того здесь присутствовали и личные амбиции директоров предприятий.

В 2000 году ОАО «Алтайкокс» награждается Дипломом «За наивысший вклад в социально – экономическое развитие России».

7

8

Вручение награды происходило в Москве:

9

10

К слову сказать, в том же 2000 году, когда Хачатурян начал заниматься Новоалтайским заводом, он изучал и туристический бизнес. В результате в Чемальском районе появилась турбаза «Ареда-1». Новый, 2001, год отмечали на её открытии.

11

12

А вот ещё пример из туристического бизнеса.

Римма Ивановна Брыкина, директор ресторана «Китайская кухня» в Барнауле, первого в России совместного российско-китайского предприятия, организованного на основе бартерного обмена (!) вспоминает /не дословно/, …организовали китайский ресторан в 1989 году Алтайское краевое управление общественного питания и Шиньянская кампания теплоснабжения. Алтайское управление закупало у «Алтайкокса» сульфат аммония, в котором остро нуждалась китайская кампания, и происходил обмен. Весь персонал ресторана был китайским. Год проработали так, потом изменились условия продажи товара, наличие на товар лицензии и пр. Новый договор с китайской стороной уже предусматривал в деле «Алтайкокс». Сергей Грантович был главным движителем нового хлопотного дела.

Вот он и уговорил Римму Ивановну поменять место работы – перейти к нему директором строящейся базы «Берель».

С её слов,

– …став генеральным директором «Алтайкокса» он стал строить турбазы в Горном Алтае. В то время там абсолютно не развивался туристический бизнес. Экономически регион жил тяжело, и казалось, зачем нужен этот туризм…   но Сергей Грантович говорил, что через несколько лет положение изменится и дело будет выгодным…   

***Ну как? Кто был прав? Вы только посмотрите, что творится сегодня в обоих регионах Алтая относительно туризма!

Однако, в том же году контрольный пакет акций приобретают новые владельцы, которые с самого начала начинают проводить политику схожую с той, что в своё время проводил прежний директор.

***В книге не написано, кто в то время приобрёл контрольный пакет? И почему их не устраивало положение дел на заводе?

Хачатурян не согласен с этим, отказывается от сотрудничества, увольняется с тем, чтобы принять в управление ОАО «Алтайвагон» в городе Новоалтайске /это недалеко Барнаула/. Сергей Грантович с семьёй переезжает в Барнаул и принимает в управление ОАО «Алтайвагон», который в то время находился в стадии банкротства.

***Начинается второй этап в производственной, предпринимательской и личной жизни Сергея Грантовича. Не менее сложный, более насыщенный и богатый событиями, связанными с жизнью Алтайского края. Но, Заринск и «Алтайкокс» он не забывает, они остаются у него в сердце до конца жизни.

 

 продолжение следует

начало здесь

 

 Алтаич, с. Алтайское,

3 ноября 2017 год

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif