Повесть Гришаева В. Ф. (продолжение)

Часть вторая. Поездка (единственная) за Урал. Изменения в жизни.

Доказательством авторитета в глазах начальства из Канцелярии Колывно –  Воскресенских заводов была поездка Ползунова в столицу с обозом. Караван был собран (3600 кг серебра и 24 кг золота) и по правилам сопровождать его должен был офицер. Но их оказалось всего четверо и, без них обойтись 8-10 месяцев было «не можно». Канцелярия придумывает такой выход: караванным офицером назначает армейского офицера, но так как тот в делах заводских не разбирался, то в помощь ему придаётся унтер – шихтмейстер Иван Ползунов. Ему же вручают пакет с документами для передачи в Кабинет и большая сумма денег для закупки на обратном пути нужных заводам товаров.

Поездка эта для Ползунова была втройне радостной:  возможность побывать в родном Екатеринбурге и повидать родных, посмотреть столицу России и Москву и наличие в документах, которые он должен был сдать в Кабинет, ходатайства Канцелярии о присвоении ему звания «шихтмейстер». Это было уже офицерский чин, что для него означало переход в дворянское сословие.

 На 64-е сутки караван прибыл в Петербург. Драгоценные металлы Иван сдавал лично директору Монетного двора Иоганну Вильгельму Шлаттеру. А о горнозаводских делах доложил начальнику Порошину. После Петербурга Ползунов задержался ещё на три месяца в Москве, чтобы закупить товары, заказанные Канцелярией.

Здесь, в Москве, он познакомился с молодой солдатской вдовой Пелагеей Поваляевой. В Сибирь они ехали уже вдвоём.

** И то, пора было свою личную жизнь наладить. Всё же 29 лет исполнилось.

В Москве он купил ещё… 11-летнего мальчика Ермолая Яковлева, «казачка» для домашних услуг и стал владельцем одной, а потом и двух, крепостной души.  Вернулся он в октябре 1758 года, а в январе 1759-го был отправлен на Красноярскую и Кабановскую пристани, руководить приёмом руды. В марте пришло долгожданное звание – «шихтмейстер». До октября 1761 года уже в новом звании он оставался на пристанях, с начала же весны возглавил флотилию из 14 судов и экипажа в 227 человек. За лето флотилия сделала два рейса с рудой на Барнаульский завод. Лишь после этого Ползунов был переведён на настоящую офицерскую должность – комиссаром Колыванского завода «у прихода и расхода денежной казны», что в нашем понимании означает – заместитель управляющего по хозяйственной части.

                   Можно ли объяснить стремление солдатского сына Ивана Ползунова к офицерской должности только из соображений честолюбия?

Конечно, оно присутствовало, как и материальная сторона дела: оклад увеличивался втрое. Но главное заключалось в том, что теперь он перешёл из сословия бесправного, податного, «подлого» в привилегированное, становился дворянином, «вашим благородием» и свободным человеком. Теперь он мог в полную силу развернуть свои способности, знания, энергию.

 Между тем дела на заводах приходить начали в упадок. Если в год смерти начальника Беэра выплавка серебра достигла 336 пудов, то к 1760 году снизилась до 264. С такими потерями «хозяйка», императрица Елизавета Петровна, мириться не хотела и, по личному её распоряжению, в октябре 1761 года на Алтай вернулся, наконец, начальник заводов новоиспечённый генерал-майор Порошин. Он привёз целый пакет мер, разработанных Кабинетом при его участии, «для улучшения заводов».

Главные из них заключались в следующем.

1. В основном работники на заводах были подневольные люди:  либо приписные крестьяне, либо беглые и колодники. Первым заводское дело было ни к чему: отработали подушный налог 2-3 месяца, да назад в деревню. Вторым учиться мастерству и совсем необходимости не было.  Теперь царским указом сибирскому генерал-губернатору было предписано отобрать со всех городов и уездов тысячу молодых людей от 20 до 35 лет и направить их на Колывано-Воскресенские заводы на постоянную работу. Это была вечная кабала. Только в 1849 году срок работы был установлен 35 лет, а в 1852 – 25. После этой беспорочной службы они могли уволиться и получить право на пенсию. Такие наборы стали проводится каждый год, но только уже среди приписных крестьян. Взамен они освобождались от армии, от солдатчины. Таким образом, на Алтае появился особый класс постоянных горнозаводских рабочих.

2. Было увеличено число приписных крестьян вчетверо. Их стало около 40000 человек из Томского и Кузнецкого уездов.

**  Обратите внимание на изменения, произошедшие в 1849 году, касающиеся рабочего класса, трудового стажа и пенсии. И это в  крестьянской, крепостной стране. 

Из-за нехватки горных офицеров нанимать приходилось за большие деньги иностранных специалистов. Но это было очень дорого и приходилось выдвигать способных нижних чинов, из «подлого» сословия, как это случилось с Иваном Ползуновым и ещё двумя его товарищами – Головиным и Денисовым. Но им просто посчастливилось.  Чтобы привлечь дворян в горную службу, горные офицеры стали приравниваться к артиллерийским и инженерным офицерам (по окладам, форме, рангом).

3. При Барнаульском заводе были организованы курсы, на которые Порошин первыми привёз 11 молодых людей, набранных среди студентов (кадет) Московского университета. В историю они вошли как «кадетские сержанты». Самому старшему было 20 лет, младшему – 14. Через два года обучения были экзамены, выдержав которые они стали «шихтмейстерами», а 16-летний Василий Чулков сразу берггешвореном (соответствовал званию старшего лейтенанта). Все они, кроме голландца Андрея Нянинга, прослужили на Алтае до глубокой старости, а Василий Чулков стал даже начальником заводов, генералом.

4. Кроме всего вышеперечисленного, была вдвое увеличена сумма на содержание заводов, управляющие заводов – Христиани и Улих произведены в коллежские советники (соответствует полковнику) и им повышен   годовой оклад  с 600 до 1000 рублей.

** Ведь не наказали руководство заводами за ухудшение дел в производстве, а наоборот, повысили в чинах, увеличили содержание (читай: зарплату). Понимали, что не идёт работа из-за объективных причин.  Угрозами и наказаниями тут не поможешь. Сравним в частности с советским производством или, ещё “лучше”, современным – акционерным. 

С приездом Порошина в судьбе Ползунова произошли изменения, причём в лучшую сторону. Он был переведён на более крупный, чем Колыванский, Барнаульский завод. Это было повышение, так как он теперь заведовал  – «повытьём (конторой) у лесных и куренных дел». Обязанностей, хлопот, штата работников прибавилось. Но он находил время для занятий не связанных со службой. Так, например, в это время он занимался изготовлением барометров. Одновременно с курсами «кадетских сержантов», была организована учёба горных офицеров. Пособиями служили переписанная от руки книга И. Шлаттера «Обстоятельное наставление рудному делу» и им же переведённая «Минералогия» Иоганна Валерия, которые привёз Порошин из Петербурга. Из 10-ой главы книги о рудном деле Ползунов впервые узнал об аглицкой машине Ньюкомена и вообще об «огнедышащих машинах».

К этому времени из-за оскудения лесов рядом с Колыванским заводом, завод стал убыточным. Ещё при Беэре начались поиски по речкам Барнаул и Касмала места для постройки нового завода, но безуспешно. Порошин развернул эти поиски так, что за полтора года были осмотрено поисковыми партиями больше чем за семь предыдущих лет. Ползунов при своей занятости в этих поисках не участвовал, но в один прекрасный апрельский день 1763 года он подал генералу Порошину проект  «огненной машины».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif