Повесть Гришаева В. Ф. (окончание)

Часть третья. «Огненная машина»

В чём же был смысл этого проекта в отношении увеличения производительности производства, которая зависела либо от количества заводов, либо от мощности самого завода. В первом случае необходим был запас леса и недалеко от места плавки, что было в наличии на Барнаульском заводе, во втором – увеличение водяных колёс или запасом воды в пруде, которое было невозможно из-за его непостоянности.  Ползунов предлагал теоретическое обоснование замены водяных колёс на «огненную машину», тем самым, исключая движущую силу воды из процесса производства вообще. Но правда для начала Ползунов предназначал свою машину для «раздувания огня» в плавильных печах, т. е. для приведения в действие воздуходувных мехов. Двигатель (двухцилиндровый), который предлагал Ползунов был пароатмосферным. К чести Порошина и Канцелярии проект был послан в Кабинет, а там его отдали на отзыв Шлаттеру. Тот дал обескураживающий ответ: такой механизм будет часто ломаться из-за множества деталей, а установленный к каждой плавильной печи дороже станет выплавка руды. И дал совет – построить одноцилиндровую машину в количестве 2-х штук (одна в запас), которая будет накачивать воду в бассейн, а оттуда на колёса.

Словом Шлаттер не разобрался в изобретении, а граф А. В. Олсуфьев – Управляющий кабинетом не рискнул принять окончательное решение и подал указ в обтекаемой форме на одобрение царице.

** Словом, зачем было Иоганну Вильгельму Шлаттеру разбираться, вникать и понимать там, в Санкт-Петербурге, в проблемы заводов. Ему, мне так кажется, и так было спокойно и уютно при Монетном дворе. И потом: где-то в Сибири, какой-то самоучка, что-то выдумывает…

Недавно вступившая на престол Екатерина II, желавшая прослыть «щедрой наук и художеств покровительницей», повелела внести в Указ, что довольна Ползуновым, назначить его «механикусом”  с чином и жалованием инженерного капитан-порутчика и выдать ему в награждение 400 рублей, а если он при заводах не надобен, то прислать его в Петербург». Таким образом, Ползунов был по-царски награждён, но строить или не строить такую машину оставила на усмотрение начальника заводов Порошина, которому, кстати, были даны все права на принятие самостоятельных решений.

Порошин и Канцелярия решили – Строить! Решение было принято 22 января 1764 года.

** Конечно, всё можно отнести к удалённости мест производства от центральной власти или нежеланием её вникать в проблемы производства. Но посмотрите, как правильно был поставлено дело. Есть задача – решай! Как? Сам решай, но задачу выполнять! Есть просьбы – задавай, по мере возможности – решим. А как часто ты, читающий эти строки, сталкивался с «руководством – сверху»?

От Ползунова, как автору проекта, потребовали заявку на рабочую силу и материалы. Он предоставил её в марте, но это была уже другая, более мощная машина.  Прошёл ведь почти год с момента подачи проекта и Ползунов без дела не сидел. Делал расчеты, перебирал варианты. 26 марта Канцелярия вновь собралась на совещание. И, хотя создание новой машины требовало больших расходов, Канцелярия решила – строить. Если первая машина себя оправдает, то такие машины собирались сразу же строить на Ново-Лазурском и Семёновском свинцовых рудниках, так как руды там были бедные по содержанию металла, и возить их на большие расстояния становилось всё убыточнее. А также и на Змеевском руднике, где могла принести большую выгоду.

Ползунов был освобождён от служебных обязанностей, ему дали 2-х помощников – унтершихтмейстеров Ивана Черницина 14-и лет и 23-х летнего Дмитрия Левзина. А Ползунова обязали, что применять он их будет не только для выполнения чертежей и несложных расчётов, но и к любым работам: столярным, слесарным, паяльным, токарным и т. д. Для того чтобы по ходу дела обучить их горнозаводским наукам. Приказано было в работные дни мундиры и шпаги не носить, а ходить в «работном» платье. Ползунову вменялось обучать их в свободное время наукам: арифметике, геометрии, тригонометрии и другим наукам, а также обязанности воспитателя.

** Ну чем не учитель, воспитатель, наставник в одном лице.

Заявку на людей Канцелярия, рассмотрев, наложила резолюцию – «…  людей давать столько, сколько у него (Ползунова) работы случится, а не так, чтобы когда и работы нет только бы у него числились в точной команде…». Кроме учеников в постоянное распоряжение были выделены два человека – кузнец Филат Медведев и литейщик  Спиридон Бобровников. Поэтому с рабочими каждый день была нервотрёпка, так как по заявке приходили разные люди, т. е. те которые были свободны от других дел. Но здесь не было козней чиновников – в это время одновременно начали строить два завода: Павловский сереброплавильный и Сузунский медеплавильный с Монетным двором при нём, переоборудовался медеплавильный цех Барнаульского завода на выплавку серебра.  Поэтому люди были всё те же, с Колыванского и Барнаульского заводов. Ползунову приходилось днём быть и за учётчика, прораба, получать материалы со складов, делать деревянные модели частей машины для токарей, так как по чертежам они работать не умели. Ночью же заниматься доводкой проекта. Машина готовилась сразу в двух местах: в цехах Барнаульского завода – крупные детали, а мелкие – во временно закрытом стекольном заводе. Расстояние 3 версты Ползунову приходилось отмерять в день не один раз. Физически это изматывало, так как к тому времени у него развивалась чахотка.

** А вот здесь непонятно? Можно же было выделить и лошадь, повозку. Поберечь здоровье и силы «основного движущего механизма» проекта. Ан, нет. Чёрствость, неуважение к человеческой личности была тогда, да и теперь, одной из характерной чертой вышестоящего руководства.    

Условия работы были довольно тяжёлыми. Начиная с того, что в теории Ползунову пришлось разбираться самостоятельно, имея труды Ломоносова. Подобия машины не было. Люди, приходившие работать, иной раз не имели никакого опыта. Приходилось учить, а сам Ползунов до всего доходил догадкой и опытом. Вся заводская техника была в основном из дерева, а тут надо было построить машину высотой почти 11 метров целиком из железа. Некоторые станки и инструменты Ползунову приходилось изобретать по ходу дела. В самом начале работ Ползунов сделал ошибку – ради удешевления, он посчитал, что цилиндры будут из сплава меди со свинцом, а трубы и прочие мелкие детали из свинца, но свинец не оказался прочным материалом и пришлось просить дополнительно медь и олово. Порошин не забывал о строительстве и где помогал, а где и наказывал за упущения. Не забыла, оказывается, о машине и матушка-царица. Из Кабинета пришёл запрос о том,  как идут дела. Пришлось Ползунову писать подробную справку о ходе работ и выполненной её части. Это тоже отнимало силы и время. К 20 мая 1765 года основные детали были готовы, оставалось построить здание для неё и внутри производить сборку.  Ползунов написал в отчёте, что сборку закончит к октябрю.

Здоровье Ползунова ухудшалось и он торопился с работами, а потому и сроки выставлял довольно небольшие. 

В августе, на специально построенном для этого Ползуновым плоту, были сплавлены в верховья пруда самые тяжёлые и громоздкие части машины, собран семисотведерный котёл, вся арматура к нему. Строилось и здание к машине. К концу октября вчерне машина была собрана. Это был первый в мире двухцилиндровый пароатмосферный двигатель непрерывного действия. В начале декабря машина была опробована. Но так как воздуходувные меха не были ещё готовы, то испытали на силу подвешиванием брёвен на цепи балансиров. Машина с этим справилась. По расчётам Ползунова она должна была обслужить от 6 до 8 печей.  Он ошибался, она могла обслужить и 12 печей. При пуске выявился целый ряд недостатков, за устранение которых Ползунов сразу же и взялся.  В феврале подвезли громадные крышки воздуходувных мехов, сделанные по проекту Ползунова, в марте машина была полностью собрана.  Оставалось дело за плавильными печами, которые строили только летом. Болезнь с наступлением весны усилилась.  В это время Ползунов, превозмогая слабость, ещё ходил к машине и даже занимался утеплением её в преддверии следующей зимы, для чего получил 208 пудов мха. Тогда же за свой счёт и в свободное время он стал делать действующую модель машины. Начали класть три плавильные печи, хотя машина могла обеспечить и большее количество. 18 апреля опять горлом пошла кровь и Ползунов понял, что до пуска машины уже не доживёт. Слабость уже не давала ему вставать с постели, а он продолжал давать ученикам последние советы по руководству работой машины. 21 апреля он продиктовал Ване Черницину челобитную царице, где описав проделанную работу, просил выдать ему те 400 рублей, которыми она его наградила. На следующий же день Канцелярия выдала эти деньги, объясняя задержку тем, что он сам хотел получить их по завершению работ.

** Во, дисциплина! Хотя казнокрадство, присвоение чужих денег, взятки, мздоимство процветали и в царское время. Но факт остаётся фактом.

16 мая 1766 года Иван Иванович Ползунов умер и похоронен был у Петропавловского собора, который снесли в 30-х годах. Могила изобретателя исчезла ещё раньше.

Часть четвёртая. Есть в России первая паровая, а в мире первая 2-х цилиндровая машина. 

Первое испытание машины Ползунова было проведено 23 мая 1766 года, а последнее, пятое, 4 июля. На каждом из них присутствовал генерал-майор А. И. Порошин, члены Канцелярии и все свободные горные офицеры завода.  При испытании обнаружился недостаток, который так и не удалось устранить: уплотнения между поршнями и цилиндрами быстро стёрлись (были из кожи), заменили пробковой корой. Первая плавка 7 августа шла сутки без перерыва, но её пришлось остановить, так как опять стёрлись прокладки. Запаса на складах не оказалось. Через 1,5 месяца после подвоза пробковой коры, машина была запущена и проработала  с 25 сентября по 10 ноября с небольшими остановками.  На этом работа машины Ползунова закончилась. То чего боялся при жизни Ползунов, непрочность котлов склёпанных из тонкой листовой меди, оказалось на самом деле. Более прочные котлы на Барнаульском заводе изготовить было невозможно. Общее время полезной работы машины составило – 1023 час (42 суток и 15 часов). За это время было получено 14 пудов 38 фунтов 17 золотников 42 доли серебра, золота – 14 фунтов 22 золотника 75 долей. За вычетом всех расходов на постройку самой машины, оплаты плавильщиков и даже 400 рублей наградных Ивана Ползунова, чистая прибыль составила – 11016 рублей. В дальнейшем, было принято решение, подписанное самим Порошины, решено машину было не запускать, так как в здешнем заводе воды хватало. Остановки, мелкие ремонты, износ прокладок – всё это действовало отрицательно на процесс плавки.

Порошин то ли разочаровался в машине, то ли потому что уже сдавал дела новому начальнику генералу А. А. Ирману, а тот про машину и слушать не желал. Переубеждать его не хотел уже Порошин. Таким образом, простояла она в бездействии до марта 1782 года (15 лет 5 месяцев и 10 дней), когда была разобрана на части. Их, кроме цилиндров, сдали на склад. До наших дней не сохранилось от машины даже винтика.

  • Джемс Уатт благодаря своему универсальному двигателю приобрёл всемирную славу и не только. В 1800 году фирма «Уатт и Болтон» выпустила 250 двигателей.

Имя же Ивана Ползунова на долгие времена было забыто не только в России, но и на Алтае.

Лишь в 1825 году по приказу начальника заводов П. К. Фролова для Барнаульского музея (ныне он называется Алтайский) была изготовлена модель «огненной» машины по проекту 1763 года. 

Эпилог.

История всегда расставляет всё по своим  местам.

Теперь о Ползунове написаны десятки работ: как научных, так и популярных. Его именем названы котлотурбинный НИИ в Ленинграде и горно-металлургический техникум в Свердловске, Алтайский технологический университет, перед которым в 198о году установлен памятник ему и Колыванский камнерезный завод. Улица в Барнауле, железнодорожная станция и даже один из океанских теплоходов.

** Ну и то ладно!

 Старинные меры веса: Пуд=40 фунтов = 16,38 кг; Фунт = 32 лота = 0, 40951241 кг;  Лот = 3 золотника = 128 г;  Золотник = 96 долей = 4266 г Доля = 44,43 мг;

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif