Повесть Гришаева В. Ф. Часть первая.

«Повесть о берг-механикусе Ползунове.

Жизнь положившим на то, дабы сложением «огненной» машины водяное руководство пресечь и, облегчая труд по нас грядущим, славы отечества достигнуть».

АТГУ

Такая повесть о талантливом алтайском изобретателе XVIII века была написана писателем Гришаевым Василием Фёдоровичем. Издана в Барнауле в 1993 году.

И дело вовсе не в том, что об изобретателе Иване Ивановиче Ползунове, его изобретении и биографии можно прочесть в любой энциклопедии, начиная с БСЭ и кончая «Википедией». «Маленькая книжонка» даёт ещё и такие чёткие образы и понятия, которые ни в одной энциклопедии не найдёшь.

Смотря, правда, как читать?!

В. Ф. Гришаев родился в  1926 году в селе Верх-Бобровка Косихинского района Алтайского края. 1944-1973 служба в рядах Советской Армии. Участник Великой Отечественной Войны 1941-1945. Ответственный секретарь Бийского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, научный сотрудник Бийского краеведческого музея им В. В. Бианки, сотрудник Госархива Алтайского края (1976-1984), Член Союза писателей РФ.

Автор книг:  «Прописаны навечно», «Тропою памяти», «Наша Мария», «Ефим Мамонтов». Статей и очерков на краеведческие темы. Живёт в городе – краевом центре – Барнауле.

Я попытался сделать конспект повести. Не всякий удосужится найти «маленькую книжонку» в 72 страницы «какого-то писателя» с «неизвестного» многим Алтая. А так, глядишь, прочтут, что-то запомнят, что-то расскажут… 

** Вот под такими двумя звёздочками будут мои комментарии. По ходу повествования. Эти комментарии возникли по мере чтения повести и в соразмерности с прошедшим временем. Ведь уже 2012-ый год.

Ни в коей мере не хочу оспаривать чью – то точку зрения или мнение, которое может возникнуть у тех, кто прочтёт этот небольшой труд.

 

 Итак:  Часть первая.  Из Екатеринбурга на Алтай.

 XVIII век. Два человека, которые не знали  друг друга, занялись почти одним и тем же делом. И… достигли успеха. Теперь их имена стоят рядом в истории.

В 1763 году 27-летний механик университета города Глазго Джемс Уатт при ремонте водоподъёмной паровой машины Ньюкомена (изобретена в 1711-1712 годах) задумался над громадным расходом пара при её работе. Он решил поломать голову над задачей уменьшения расхода пара и тем самым, экономии топлива (угля и древесины).

В том же самом году на Барнаульском сереброплавильном заводе горный офицер Иван Ползунов подал начальнику Колывано-Воскресенских заводов генерал-майору А. И. Порошину проект «огнедействующей» машины, которая должна была «во всём горнозаводском деле водяное руководство пресечь», т. е. заменить единственный источник энергии на всех заводах – водяное колесо. К слову сказать, первоначально машина предназначалась для приведения в действие воздуходувных мехов (подача воздуха в плавильные печи). В России на тот момент «огнедействующих» машин тогда ещё не было, и видеть её 34-летний Ползунов не мог.

В декабре 1747 года, по пути на Алтай, в Екатеринбурге остановился генерал-майор Андреас Беэр. Сын выходца из Германии был назначен первым начальником Колывано – Воскресенских заводов. В этот год всё горнозаводское дело на Алтае уральского заводчика Акинфия Демидова уже было забраны царицей Елизаветой Петровной «на себя».  Заводчик, правда, к этому времени помер, успев создать два медеплавильных завода – Колыванский и Барнаульский. Разрабатывая богатейшее Змеиногорское месторождение, Демидов тайно выплавлял серебро. Но всё тайное становится со временем явным. А так как выплавка драгоценных металлов частным лицам была запрещена, то все его владения стали царским поместьем на целых 170 лет. Для управления им была создана Канцелярия Колывано – Воскресенского горного начальства, а Беэр назначен начальником заводов.

** До отмены крепостного права в России было ещё 114 лет.

Имея полномочия и пользуясь своим правом, он отобрал в Екатеринбурге большую группу горных специалистов, куда попал и Иван Ползунов – 18 летний механики ученик. Он был определён на место гиттеншрейбером (плавильным писарем) на Барнаульский завод. С окладом в 36 рублей годовых на И. И. Ползунов на Барнаульском заводесодержание.

Маленький посёлок при заводе на правом берегу реки Барнаул показался очень неприглядным. Полсотни домишек со слюдяными оконцами и землянки.  Некое подобие улицы имела название Олонской, по имени первопоселенцев – мастеровых из Карелии (Олонецких заводов), привезённых сюда ещё при Демидове. На левом берегу речонки домов было побольше и обозначились даже две улицы – Тобольская и Петропавловская, скромная деревянная церквушка  святых Петра и Павла, две слободы – купеческая и драгунская.

Сам завод ниже плотины был намного меньше, чем Екатеринбургский, но плотина раза в три больше и пруд протянулся версты на три. Сразу за прудом и  на правом берегу Оби неоглядный сосновый бор. Но вот руду возили сюда аж за 240 вёрст, ближе не нашлось ни такого леса, ни воды. А, как известно, руда, лес и вода – три кита плавильного дела. Плавка шла круглые сутки. 

Здесь и стал работать солдатский сын Иван Иванович Ползунов.

Управляющий заводом Иоганн Самюэль Христиани, скупой на похвалы, вскоре дал оценку его работе: «К горным заводским делам рачителен и прилежен, жития воздержанного». Через два с лишним годом по ходатайству Христиани ему и его напарнику Якову Беэру (по слухам, племянника начальника заводов) был пожалован первый горный чин – унтер-шихтмейстер с прибавкой жалованья.  В том же указе Канцелярии Христиани вменялось в обязанность обучать  их обоих, новоиспечённых унтер-шихтмейстеров  плавильному мастерству и посылать поочерёдно на Змеиногорский рудник для изучения горного дела.

Вроде всё хорошо, но в том же указе было сказано, что оставить  обоих при прежней должности   –   «пока на их место другие изобретены не будут». Да где ж их было взять? «Других»? Нехватка людей, особенно специалистов, была бичом заводов.

** И ведь всегда так – нехватка специалистов – это бич и царской России, и советской России, не говоря о демократической РФ.

Сюда, на заводы, гнали осужденных к каторжным работам, гнали без разбору со всей Сибири и Забайкалья беглых, отпетых бандитов, несовершеннолетних и дряхлых.  Пришлых косили болезни из-за неустроенности, плохого питания, отсутствия медицинской помощи, непривычного  климата…

Лето 1750 года стало несчастливым и для генерала Беэра. 1-го июня  «приключилась с ним горячка», а 21-го он скончался.

** Несмотря на то, что Алтай считается относительно благословенным краем по сравнению с остальной Сибирью или, скажем, Казахстаном, всё же местный климат отрицательно влиял на здоровье приезжих. 

Два года его обязанности коллективно выполняли члены Канцелярии,  Христиани и управляющий Колыванским заводом Иоганн Готлиб  Улих.  Наконец начальником заводов был назначен полковник Андрей Порошин, тот который прибыл сюда с Урала вместе с Иваном Ползуновым. 

Но вот что получилось с новым начальником Колывано-Воскресенских заводов. Почти анекдот: он ещё при Беэре выехал в Петербург с караваном серебра и там был оставлен при кабинете для «словесного объяснения представлений Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства».

А так как кабинетские чиновники в Петербурге смутно представляли алтайские заводы, то Порошин безвыездно прожил в Петербурге 10 лет, из которых 8 был уже начальником этих самых заводов. Повседневное же руководство заводами так и осталось на плечах Христиани и Улиха.

** И не то странно, что производство оставалось 10 лет без прямого начальника, а странно то, что назначенный начальник при попустительстве царских чиновников находился не на месте. Во как бывает! Всё-таки мы такого не видели раньше. До всяких ОАО, АООТ и т. п.

С июня 1750 года Христиани стал всё чаще давать Ползунову поручения, которые он выполнял добросовестно, честно и не без инициативы. Это были: проверка места для пристани на реке Чарыш, выше деревни Тугозвоновой; описание и промер дороги от той пристани до Змеиногорского рудника; надзор за строительством на Красноярской пристани; приём руды и отправка её по Чарышу и Оби на Барнаульский завод; выполнение чертёжных работ к проекту реконструкции Барнаульского завода; обследование Бийской крепости; наблюдение за ходом плавки. Всё это время Ползунов настойчиво подаёт прошения в Канцелярию о желании обучаться горнозаводскому делу. Наконец Христиани определяет его на полгода смотрителем за работой плавщиков, а затем направляет на Змеиногорский рудник.  Здесь он полгода изучает горное дело под руководством управляющего рудником Эйсфельта, а затем ещё полгода руководит строительством «пильной мельницы» (лесопилки).

Вот такая была учёба, так как в то время не то что курсов или техникумов, но и школ здесь не было. Не было и технической литературы. С ноября 1754 года Ползунов определён на Барнаульском заводе вести «раскомандировку мастеровым и работным людям в работы», а также «чинить над всеми работами надзирание». Это было уже значительное повышение. Но Христиани давал ему и дополнительные поручения. Иногда вовсе неожиданные. Например: выяснить причину брака на стекольном заводе в верховьях заводского пруда. Там работали два «стеклянных» мастера, присланных из центральной России. Посуда, изготовленная ими вначале, была «малопрозрачной, с туманом». На заводе безотлучно Ползунов пробыл месяц, вникая во все детали стеклянного производства, и нашёл причину брака. Посуду неправильно охлаждали, потому она туманилась.

Авторитет Ползунова в глазах начальства рос.

       

Повесть Гришаева В. Ф. Часть первая.: 2 комментария

  1. Добрый день!
    Уважаемый автор, известно, что портрета Ползунова не сохранилось. А какому художнику принадлежит портрет, размещенный в середине этой статьи? Он взят из описанной книги?

  2. Нет, Сергей! В книге, насколько я помню, фотографий не было. Да и фотоснимки, что я делаю сам качества пониже намного. Это взято в ин-нете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif