ПАРТИЗАНЫ

Это я - азиат

«По следам обсуждения книг крестьянами – коммунарами коммуны «Майское утро» из книги А. М. Топорова «Крестьяне о писателях»

«ПАРТИЗАНЫ». Вс. Иванов

«Я писал, почти не отрываясь от стола, трое суток.

На четвёртые сутки хлебные запасы мои кончились,

но и рассказ тоже был окончен».

Вс. Иванов

-1- 

Всеволод Вячеславович Иванов Всеволод Вячеславович Иванов – писатель, журналист, военный корреспондент,  родился 12 (24) февраля 1895 года в посёлке Лебяжье Лебяжинской волости Павлодарского уезда (ныне – аул Акку Лебяжинского района). Отец – приисковый рабочий, потом учитель; мать – ссыльнокаторжанка из Польши.

Вся юность прошла в Западной Сибири: Омск, Курган, Новониколаевск (Новосибирск). Работал: наборщиком в типографии, матросом, клоуном. В революционном движении с 1917 года, как эсер, меньшевик. В 1918 году вступил в РСДРП (и), в 1919 партия объединилась с РКП (б).

Им написаны приключенческие повести на революционные темы:  «Партизаны» (1921), «Цветные ветра» (1921), «Бронепоезд 14-69» (1922), одноимённая  пьеса (1927).  Фантастические произведения: рассказ «Сизиф,  сын Эола», романы «Агасфер», «Вулкан».  «Голубые пески» (1922), «Кремль» (1929, опубл. в 1981), антиутопия «У» (1932, опубл. в 1982 в Лозанне, в СССР — в 1988). Автобиографические произведения – «Похождения факира» (1935), «Мы идём в Индию» (1960), «История моих книг» (1958) и др.

По словам сына писателя, начало знаменитого рассказа «Дитё» (1922) «…Сталин выучил  наизусть, помнил его и через 20 лет и сказал Фёдору Панфёрову  «Вот как писал Всеволод Иванов!..»

 Этот рассказ был запрещён в течение всего сталинского времени, его и потом разрешили не сразу».

Умер в Москве 15 августа 1963 года.

-2- 

Повесть «Партизаны» была написана Всеволодом Ивановым ещё в Сибири в 1920 году. Но в Петрограде он перерабатывал её заново. Впервые напечатана в 1921 году, в журнале «Красная новь» с посвящением поэту А. П. Оленич-Гнененко. Первым критиком и редактором повести был А. М. Горький. Большой интерес к повести проявил Д. Фурманов.

Повесть издавалась и за рубежом: в Германии (1922 и 1930), в Чехословакии (1926), в Испании (1930) В Румынии (1955).

***Кратко изложу повесть «Партизаны», чтобы было понимание, о чём говорят читатели в 1929 году, обсуждая её необходимость для деревни.

Четыре приятеля-плотника, Кубдя, Горбулин, Беспалых и Соломиных,  берутся у подрядчика Емолина за работу: построить амбары для монастыря в селе Улея, в 10 вёрстах от их деревни. Здесь они знакомятся с учителем Кобелевым-Малишевским, монахами, а на ближайший выходной и церковный праздник с жителями села. В праздник все в селе пьют самогон у церковного старосты, самого зажиточного мужика, Антона Селезнёва.

«Они (плотники. – Алт.) как и все сибиряки редко заглядывали в церковь. Но не попьянствовать во время праздника считали грехом…».

В момент веселья приезжают два милиционера (колчаковские власти имели своё МВД). Милиционеры разбивают самогонный аппарат, выливают запас самогона, угрожают. Но, видя, что толпа настроена враждебно, хотят уехать. Вдогон им стреляет из дробовика Беспалых (один из плотников. – Алтаич), и убивает одного из милиционеров. Вслед за ним стреляет в воздух из берданки Кубдя. Озорства ради. В ночь приехавший подрядчик Емолин и Селезнёв решают, что всем четверым плотникам и самому Антону Селезнёву лучше уйти в тайгу, так как колчаковцы обязательно вернутся.

***Почему-то все говорят, что милиционера убил Кубдя, а он с похмелья – верит.

С этого момента  мужики, уйдя в чернь, тайгу, становятся «партизанами». Капитан Попов, начальник уезда, посылает прапорщика Висневского с польскими уланами усмирить мужиков, считая, что это работа большевиков.

– Слышали? – спросил капитан, указывая пальцем на лежавшую на столе бумажку. – В Улее-то милиционера убили.

Прапорщик пожал крутыми плечами и подумал:

«Меньше бы распускали их», – а вслух сказал,

– Пьяные. Не думаю на большевиков.

– Напрасно, – сухо сказал капитан, – …возьмите сорок человек из ваших и успокойте их там, в Улее…

Уланы ещё при царе здесь работали по году – два у тех же крестьян, а потому всё хорошо знали: и горы, и эту землю, и самих крестьян.

Чем дальше уланы из польского легиона, стоявшего в Барнауле, уезжали от города, тем наглее, развязнее вели они себя по отношению к местному населению. В селе Улея местонахождение скрывающихся мужиков на горе Смольной, по оплошности выдал учитель, образ которого писатель выставляет, как «вершину» недоделанного интеллигента» (моё мнение. – Алтаич).

На горе Смольной  мужики, ушедшие «от греха подальше» в чернь внезапно нападают на улан и разгоняют их, убив и офицера, и старосту – проводника. С этого момента к мужикам начинают прибывать из всех окрестных деревень и сёл люди за помощью. Организовывается отряд, со своим хозяйством, скарбом, семьями, детьми. Командиром выбирают Антона Селезнёва.

В скором времени приходит известие, что в уезде появились казаки атамана Анненкова, а большевистская ячейка, что была в подполье, и с которой хотел связаться Антон Селезнёв, разгромлена подчистую. Сёла горят. Жителей порят, расстреливают, насилуют. В городе нервозная обстановка. В то же время в отряде появляется учитель и начинает заведовать канцелярией. Соломиных заведует хозчастью.

Заявился и подрядчик Емолин, который высказался Кубде так,

– Я ведь хозяин. Мне любопытно, как жисть устраивают, я и смотрю.

– Ты помогай, – ответил Кубдя.

– Ну, от нашей помоги вшами изойдёшь. Тут инова калибра человек требуется. Я вот метаюсь-бетаюсь, езжу-езжу и никак не пойму, какой тут человек надобен. Режут друг друга, жгут и все ждут кого-то, а? У вас тут слобода! Кто хошь приезжай. Вот они какие, нонешние-то разбойнички, видал ты их? Чудно живёте, паре, чудно!

И уехал. В середине августа анненковские казаки, две роты с пулемётами при четырёх офицерах  направились в тайгу.

В результате боя, в котором участвует меньшая часть отряда Селезнёва, так как большая его часть отправлена с обозами, детьми, жёнами за Золотое озеро, погибает сам Селезнёв, Кубдя, Беспалых и др.

А через два месяца партизаны и регулярные части Красной Армии взяли Ниловск, крестьяне привезли с белков трупы Селезнёва, Кубди и ещё четырёх неизвестных. Похоронили их в общей могиле, оркестр играл «Интернационал», ораторы долго говорили, указывая на восток.

А позади всех, в сторонке стоял подрядчик Емолин в жёлтом овчинном полушубке, смотрел, тихо умилялся, вытирая слёзы на носу, говорил соседу,

–  Заметь: хо-орошие парни были.

-3- 

***Я выбрал несколько высказываний крестьян-коммунаров из книги Топорова, хотя было бы неплохо, читатель, прочесть их все.

Обсуждение повести, прочитанной крестьянам 1 – 2 марта 1928 года привело  к такому ОБЩЕМУ МНЕНИЮ:

Нам кажется, что рассказ написан затем, чтобы высказать собранные его автором запасы «ядрённых» народных словец и фраз. Партизанское движение в Сибири в нём охвачено далеко не полно. А то, что дано об этом движении, в большей части грешит против действительности. Одними же «смехульками» и некоторыми удачными художественными описаниями Вс. Иванов не заменил обещанного заголовком рассказа.

ПРИМЕЧАНИЕ ОТ ТОПОРОВА.

При чтении рассказа «Партизаны», начиная со второй главы и до седьмой включительно, в зале стоял почти беспрерывный хохот (в повести всего девять глав. – Алт.)

Драматические сцены рассказа были совсем поглощены комическими. Слушатели как будто мало заметили их.  Первая глава пришибла публику смертной скукой. После неё пол зала опустело, и я прервал чтение под вздохи облегчения. На второй и третий вечер в школу явились лишь самые терпеливые любители читок.

При голосовании вопроса о нужности «Партизан» в деревне публика единодушно отчеканила: «Не нужен!»

Даже те коммунары, которые в своих выступлениях обмолвились за третью очередь для рассказа, не возразили против этого «приговора» ни слова.

Меня этот вывод ошеломил, и я не воздержался от вопроса к аудитории:

–  Да продуманно ли вы это делаете?

Ответы были ясные, сознательные и непреклонные.

– Продумали! Не зря говорим!

– Партизан в рассказе нету, а чудаки одни!

– В писании много хорошего, но оно не приложено к делу!

– Всё в нём разъезжается!

– Брехни много.

Вот и смотрите. Произведение, доставившее публике долгие минуты эстетического наслаждения, получило от неё столь неожиданно суровую оценку. Это ли не коварство? Ведь в высказываниях крестьян о «Партизанах» есть весьма одобрительные выражения. Казалось бы, что они противоречат единогласному «приговору» о рассказе. На самом же деле нет никакого противоречия, так как похвальные отзывы относятся только к отдельным и незначительным частям произведения.

1). Сошин Е. Г.

Я не разобрался в рассказе.

2).  Корляков И. Ф.

45 лет. Крестьянин-середняк. Служил в царском морском флоте. Грамотен. Лет семь кряду был секретарём комячейки при коммуне.

И сразу автору надо было начинать рассказ как-нибудь поинтересней. В первый вечер читки я от скуки даже сбежал. Чо было слушать? Затянул первую главу. Многое не относилось к делу. Половина писания зря ушло.

Последние главы рассказа нужны, а первая – нет. Мужики кое-где преувеличены. Ближе бы к революционности надо автору сразу держаться…

Никак автор не доказал, что Селезнёв должен был уйти в партизаны. Из-за шкуры разве ушёл: в доме у него убийство совершилось. Автор шибко омужичил партизан. Такие почти не были в партизанах, как у него.

3). Титов Н. И.

Двуличная книга. Ждали в ней партизан, а там никто. Смех в пустом разговоре. Во всяком деле тут смех простой, неумный.

4). Носов М. А.

 Вся книга не трогает, так одно хорошее слово не затронет. Это уж!.. Пишет автор легко, но написанное ни к чему. Ково писатель узнал? Всех мужичков представил дурачками. Не желаю я эту книгу для деревни.

Из таких, как разные Кубди, не может быть партизан. Из пьяницы какой может быть партизан? Плотников и Селезнёва самогон загнал в партизаны. Дуроплясы они, а не партизаны. Не поймёшь, к чему и Емолин явился к партизанам! Учителю быть бы партизанским заводилой, это – да!

Такими своими лицами автор покорил (то есть сделал укор. – А. Т.) наших партизан – и сказал чистое враньё. Это – насмешка над партизанщиной.

В книге нет ни черта широкого. Начал писатель сено грести, скопнить – не скопнил, сено в валках оставил. Заголовок не по книге. Писал – не знал ково.

Из этой книги я ни черта не могу понять про партизанщину. Зря она написана. Что в ней? Только обзыванья весёлые. А научного и вспомогательного нет. В первой главе подход сделан не как следует! Чепуха. Бурда!

5). Шитиков Д. С.

Емолин тоже ухач был! Подрядчики всегда такие бывают… Сукины сыны!

6). Теряев В. П.

 В первый вечер я уснул. Неинтересно. На второй вечер не пошёл слухать. Мне сказали: «Тую ж будут читать». Я и не пошёл.

7). Тубольцев И. И.

Слушал я рассказ с любопытством. Вещь весёлая, но мало захвачены партизаны. Написан он просто. Слова с мужиков списаны.  Заманчиватые! Поэтому и слушали чтение. Ни черта автор не сказал под конец. Остались из партизан Селезнёв да Кубдя. Они ровно и не герои выдающие? Ни черта автор не сказал под конец.

Этот рассказ, ради фраз мужицких, можно принять в третью очередь.

8). Титов Н. И.

Хорошего в рассказе нету. Нигде жалости нету, чтобы закарябало. Больше ничо определить не могу. В простом разговоре у нас больше смеху, чем в рассказе. Ненадобен он нам. Мужики от своих речей пуще рассмеются.

-4- 

***Что же увидел я в повести «Партизаны», которую, по-моему мнению, крестьяне-коммунары «раздолбали” при обсуждении вдоль и поперёк. В лучшем случае ими она была поставлена в третью очередь для читок в деревне, а в худшем – вообще не нужна. Из примечания, написанного Топоровым, я уже увидел, что основная масса слушателей на прослушивание продолжения повести «Партизаны» даже не пришла, то есть заключение делала малая часть слушателей. А что до «эстетического наслаждения», то это весьма спорно, с моей точки зрения.

Чем же так не понравилась повесть про описываемые события, образы которые  Вс. Иванов ведь тоже не «высосал из пальца»

1). Скажу сразу, смешного или весёлого я вообще не увидел ни в одной главе повести. Но я читаю повесть почти сто лет спустя и понятие «о юморе» у меня несколько иное. Первую же главу я расценил, как вступление для того, чтобы объяснить смысл поездки плотников из своей деревни в чужую, на работу. И вывод на сцену фигуры Емолина – подрядчика, нанявшего плотников. Об этом позже.

2). Насчёт революционного сознания крестьян Сибири, сегодня можно определённо сказать, что так массово крестьяне никогда бы не двинулись против Колчака, если бы не полное безобразие, которое творили власти на местах. Это доказывается и историческими документами, и выводами, которые напрашиваются сами собой. Беспредел чиновников, милиции в деревнях, городках под видом борьбы с большевиками: погромы, расстрелы, грабёж, взятки, насилие и пр. и пр.

3). Мелкие неточности, схваченные читателями, или неполное описание событий, как-бы не дающее полное представление о той или другой сцене в повести – это присутствует, но замысел писателя, по-моему, и был в том, чтобы не писать роман, где судьба каждого героя или каждая сцена была бы до конца разъяснена читателю.

4). «О революционности» мужиков или «омужичивании» партизан! Так кто по составу были люди, примкнувшие к пятёрке бежавших от наказания в тайгу мужиков? Может быть сознательные революционеры, пролетарии, подпольщики? Нет же. Обычные мужики с окрестных деревень, где начали происходить массовые издевательства со стороны местных властей и воинской силы (читай – жандармов, казаков, милиционеров. – Алтаич). И как, например, выглядел бы учитель Кобелев-Малишевский  в должности командира партизанского отряда я, лично, даже представить себе не могу.

5) А вот насмешки над партизанским движением я тоже в повести не увидел. Увидел, что крестьянам стало уже невмоготу жить. Увидел, что приближающаяся Красная Армия вселяла надежду, но страх перед сиюминутной расплатой был больше, чем желание самим что-то сделать. Увидел, что пятёрка «восставших» мужиков стала, как путеводная звезда для тех, кто не знал куда деться, а самостоятельно не мог так же поступить.

6). И, наконец, про какую-то жалость, о которой сказал Титов Н. И.

Разве не жалко было погибших мужиков в бою с казаками? А сожжённые деревни, поротое, ограбленное, расстрелянное население деревень? Или 100 лет назад жили только конкретными образами и примерами? Наверное, так и было. Тогда до сердца и сознания коммунаров этой повестью достучаться было невозможно.

7). Зато фигуру подрядчика Емолина почти не заметили коммунары. Шитиков Д. С. мимоходом обрисовал его, да и то без особого внимания.

Ан нет, не так нужно эту «фигуру» рассматривать. На мой взгляд, они не обратили внимания, что эта «фигура» у писателя появляется в повести и в самой первой главе, и потом несколько раз, и повесть заканчивается словами именно этой «фигуры», а не какого-либо комиссара, рабочего или мужика-партизана. Я специально привёл его слова дословно, чтобы специально обратить ваше внимание!

В этом и есть «соль» повести, а не в том, могут ли пьяницы стать партизанами, или сколько они побили улан, или куда девались остальные члены отряда…

Моё же мнение таково, писатель хотел показать, что в той беспощадной, ожесточённой борьбе за власть, за мир, за землю и пр. жили люди, которые при любой власти будут жить неплохо. И они выживали, рожали и воспитывали детей, те – своих детей. И род «ЕМОЛИНЫХ» не прекратил своего существования до сих пор, и они так же «ездят – смотрят», а понять, якобы ничего не могут. Всё они всегда понимали и понимают… 

Если у вас возникнет другое мнение, то напишите мне обязательно!

 ПРИМЕЧАНИЕ от меня:  

Моё мнение: повесть «Партизаны» ничем не хуже других, а даже лучше многих, что написаны при Вс. Иванове и после него. Для деревни она пойдёт, и города – тоже. Только сегодня, сто лет спустя, повесть не затронет ни ума, ни сердца современных сельских и городских жителей. А почему?

Вы и сами прекрасно знаете!

 

Алтаич, с. Алтайское

7 апреля 2018 года

 

ПАРТИЗАНЫ: 3 комментария

  1. Интересный материал, но юмора я здесь не увидела, такие события не особо описаны в литературе, не принято было. Бедные люди, сколько им пришлось пережить.

  2. Я так понял, что слушатели смеялись над словами, выражениями, сценами, есть там некоторые, но мне как-то смешно не было. Видите ли, я ведь не просто написал уже два своих “резюме”, я ведь книжки взял в библиотеке, прочитал, нашёл разницу в тексте и обсуждениях в 1927/29 годах, поэтому проделал определённую работу. Цель? Понять, на самом ли деле Топоров писал в своей книге всё так, как было. И чувствую, что нет. Возможно и разговоры были другого рода, и редакции Топорова много и т. п. Ведь года-то были уже непростые. И сейчас не всё скажешь, что хочешь, несмотря на всякие утверждения о “свободе слова” А тогда? И слежка за Топоровым была, и крестьяне – коммунары неоднородны были. В общем сложно было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif