«Новости Алтайского края» (от АЛТАИЧА)

ВЫПУСК XII (2013)

 1.

«Инициатива – наказуема»!  Кто не слышал этой формулировки в старые добрые времена? «Инициатива – приветствуется»! А такое?

Тоже слышали. Но редко.  Как мне показалось,  я прочёл это между строк в следующей заметке  в газете «Алтайской правды» №87-88 от 23 марта сего года – АЛТАИЧ.

В 2010 году в селе Новичиха  (264 км по дороге от г. Барнаула) Новичихинского района Алтайского края закрыли Дом творчества.  Осталась без работы руководитель изостудии, преподаватель живописи с 17 летним педагогическим стажем Наталья Жемчужникова.  Не найдя работу по специальности (а переучиваться в доярки, в телятницы или, скажем, свинарки не было желания, – прим. АЛТАИЧ), Наталья решила создать в селе свою творческую мастерскую.

Получив направление от центра занятости населения (ЦЗН) она прошла курс обучения  профессии предпринимателя – менеджера. Написала бизнес – план по организации частной изостудии и после одобрения районной комиссией приступила к делу. Взяла в аренду помещение в сельской музыкальной школе. На субсидию, полученную из ЦЗН, сделала ремонт и приобрела на первое время необходимые инструменты и материалы: краски, бумагу, кисти и т. п. Помогал муж: и в ремонте, и изготовлении рамок для картин и т. д.

С начала этого, 2013 года, студия работает и многие ребята, которые занимались у неё в Доме творчества, опять здесь. Только уже в частной мастерской.

Наталья Жемчужникова призналась корреспонденту «АП»,

– Никогда не думала, что мне предстоит через всё это пройти.  Но любовь к живописи, творчеству, детям, а также потребность развитию данной сферы деятельности  в нашем селе оказались сильнее моих сомнений и неуверенности.

Примечание от АЛТАИЧА.

Я представил себе, как бы приветствовал деятельность Натальи Жемчужниковой, уважаемый мною Николай Константинович Рерих – художник, просветитель и защитник культурных ценностей и наследия. Но и как бы он был поражён деятельностью государственных властей по отношению к культурно – просветительской работе в селе Новичиха.

И ещё подумалось: так ведь можно закрыть музыкальную школу, да и общеобразовательную. До кучи. Пусть педагоги музыки, хореографии, математики, литературы, истории и т. д. пройдут курс обучения на менеджеров, получат ссуды и т. д.

Здания, помещения есть, но только власти не надо будет думать об их ремонте. Материалы, учебные пособия, всякого рода материальная помощь со стороны государства тоже отпадает. И о школьной форме на государственном уровне думать не надо. Учиться детей родители всё равно приведут и платить будут.

Зато педагог – предприниматель будет исправно платить налоги и в случае упущений – штрафы: СЭС, пожинспекция и, какие ещё там инспекции…

Представляете сколько выгоды и насколько меньше беспокойства властям.

Интересно было бы знать продолжение этой истории с частной изостудией. Сумеет Наталья Жемчужникова справиться с  доходами и расходами.  Не пострадает ли детское видение прекрасного от дебета, кредита, сальдо.

P. S.  Рассказ – быль.

Умудрился и я побывать в «шкуре» безработного в 2004 году, получая пособие в сумме 1200 рублей в месяц. Становясь на учёт в поселковом отделе по безработице, предупредил «девочку», что готов переучиться, но только не на экскаваторщика.  Как же хорошо я отдохнул  целых 8 месяцев. Отоспался за все 29 лет, перечитал кучу книг, рыбачил и общался со старыми коллегами по экспедиции в посёлке, где я прожил и проработал 22 года.

Но дорабатывать два года до «заслуженного отдыха» всё же надо было, да и стало несколько дискомфортно при материальной обеспеченности в виде пенсии жены и наших с сыном пособий.

Пришлось идти работать по специальности, а так как предложений через службу занятости не поступило (даже на экскаваторщика), то пришлось  вспомнить старые связи и получить приглашение в крупную буровую компанию в городе Нижневартовске в составе ТНК – BP.

Там и доработал начальником геологического отдела АО «Нижневартовскбурнефть» и даже временами заменяя главного геолога.  Правда, несколько переработал (пару месяцев) из – за бюрократических порядков нынешних «демократических» инстанций.

 И так бывает!

 2.

На Западно – Сибирской железной дороге – новшество: весь ручной инструмент будет «заклеймён»! (Сообщает краевая газета «Алтайская правда» №89 от 26 марта 2013 года)

Что бы это значило? Оказывается  на железной дороге острый дефицит исправного ручного инструмента, исчисляемый в 15 – 18% от необходимого. Не хватает кувалд, зубил, плоскогубцев, гаечных ключей, стамесок и прочего инструмента.  Это не голословное заключение. Справку дал главный инженер  ЗCЖД  Владимир Цимерман.  Решение было принято – выделить дополнительные средства на приобретение нового инструмента. А для того, чтобы его не подменяли, введут систему клеймения.

Всё продумано до мелочей: молотки, кувалды, лопаты будут отмечены ручными клеймами, а на хрупкую термообработанную металлическую поверхность, к примеру, плоскогубцы, стамески, нанесут электроискровым способом буквенное обозначение и номер структурного подразделения.

Заодно и инвентаризацию произведут всего нестандартного инструмента.

Примечание от АЛТАИЧА.

Ох, сдаётся мне, что новшество не от хорошей жизни придумано руководством ЗСЖД  и нехватка инструмента объясняется  не только несвоевременным  их восполнением  или  отсутствием средств на их приобретение.  Сдаётся мне, что «несуны» как были в советские времена, так и остались.  Ведь в хозяйстве всё пригодится, когда хозяйство  «моё», «личное».  Да и времена настали другие, о чём никогда не забудут сказать в ответ на вопрос: «Почему же так делается?»

Зато видел я в Лондоне, да и в Москве, как рабочий строитель поднимается на строительные мостки при ремонте здания. Весь инструмент, необходимый для работы у него с собой. Специальный пояс с инструментом, который, по – видимому подготовлен заранее и взят с учётом проводимых им операций. Думаю, что он этот инструмент бережёт, готовит к работе или, по крайней мере, отвечает за него.

А ещё бы  попробовал главный инженер предприятия сделать так:

Выдаются комплекты инструмента на смену учётчиком, принимается обратно – тоже им.  Некомплект – акт – оплачивается по остаточной стоимости инструмента всей сменой?

Жёстко? Жестоко? Тиранство? Нарушение, каких – то демократических принципов? А «нести» – хорошо? Так ведь рабочий люд кроме пряника в виде свобод, ещё должен и про свою честь и совесть  не забывать. А нет её – плати!

Но, думаю, главный инженер и этот способ борьбы с «несунами» предусмотрел!

Может, кто помнит ещё, как за колоски с колхозного поля можно было до 25 лет получить? Вот это тиранство. А в данном варианте борьбы с «несунами» самый действенный метод – коллективный. Сами «несуна» укоротят. Может честь и совесть рабочую приобретут заодно.

Комментарии запрещены.