Николай Константинович Рерих. Глава вторая. (К 140 – летию со Дня Рождения).

АЛТАИЧ

 

 

 

Продолжение.

В книге вторая глава называется просто «Учителя». Я немного изменил название, так как в главе написано и об учёбе. В этой главе многое, как и в дальнейшем, явно написано соавтором В. Князевой и я старался излагать по тексту, так как она – специалист – искусствовед, что для меня иногда «тёмный лес». Хотя, если картина нравится, то я, уже, не обращаю внимания на то, какой замысел художника воплотился в картине.

 

Остальное, так же, близко к тексту.

Пришлось добавить часть из третьей главы, чтобы годы учения Николая Константиновича Рериха была полностью закончена в этой части повествования о нём. 

1 1937

ГЛАВА II. Учёба и учителя.

Николая Рериха всегда волновали экзамены. Мысли вдруг оказаться за стенами Академии возникали в связи с тем, что уже в ученических работах Рерих пытался воплощать свои идеи, которые увлекали его в истории и философии. Конфликты с преподавателями по поводу этого, собственные тревоги и разочарования часто волновали его до глубины души.

2

*Вспоминая свои студенческие годы, как сейчас перед глазами встают картины сдачи экзаменов и зачётов, волнения, связанные с ними…

Обратите внимание на форму, в которую одет студент Рерих! Мне нравится полувоенный тип формы студента высшего учебного заведения. Это несколько “строжает” и обязывает. Как вам кажется?

Павел Петрович Чистяков, у него Николай Рерих начал заниматься, был создателем школы высокого профессионального мастерства, считался одним из лучших мастеров рисунка и педагогов того времени. Рассматривая рисунки Рериха профессор, видя, что ученику сложные замыслы ещё не под силу, не раз говорил,

– «Вы оригинальничать хотите? Чего выдумывать, возьмите Дорэ».

*Французский художник Гюстав Дорэ (1832-1883) был крупнейшим иллюстратором XIX века.

Взаимопонимания у них не получилось, так как профессор не понял студента, что тому не хотелось слепого подражания.

На переводных экзаменах из фигурного класса в натурный случился казус, но Рерих всё – таки закончил курс. И всё же юношеская поспешность в выводах, помешала молодому Рериху преодолеть недоверие к талантливому педагогу.

Президент Академии великий князь Владимир Александрович бережно отстаивал и охранял рутинную догматику далёкого от жизни «академизма», но против натиска новых веяний его усилия были тщетными. В 1893 году был разработан новый Устав Академии, а в 1894 в Академию пришёл другой состав педагогов: И. Репин, В. Маковский, А. Кившенко, А. Куинджи. Действительными членами Академии стали: В. Суриков, В. Васнецов, В. Поленов, В. Беклемишев, М. Антокольский.

Это время, связанное с переломными моментами и коренными сдвигами в русском искусстве конца XIX начала XX веков, не могли не волновать молодого Рериха. Все свои сомнения, характеристики преподавателей, оценки преподавания и т. п. заносятся в студенческий дневник. Ведь Рерих пришёл в Академию со своей  уже внутренне осознанной темой, связанной с археологией и историей Древней Руси. От этого и его требовательность к преподавателям. Ему нужен был учитель, который помог бы ему овладеть образным языком живописи для воплощения на полотнах исторических сюжетов.

В этот период Рерих занимался у таких педагогов, как:

Н. Лаврецкий и И. Пожалостин (головной класс), П. Чистяков и Г. Залеман (фигурный класс). Затем пришлось учиться у Б. Виллевальде, Н. Бруни, В. Маковского, И. Подозёрова. Нередко он обращался к другим профессорам и показывал свои эскизы И. Репину.

В первый год занятий (1893) Рерих работает над композициями, которые ещё несут следы подражания известным мастерам, но и начинают проявляться характерные для него черты самостоятельного прочтения исторической темы («Плач Ярославны», «Святополк Окаянный», «Пскович», «Избушка пустынная» и т. д.).

В 1894-1895 годах – «Ушкуйник», «Зверя несёт», «Иван Царевич наезжает на убогую избушку», «В греках» и т. д.

 «Ушкуйник»

*Ушкуйник — вольный человек, входивший в вооружённую дружину, снаряжавшуюся новгородскими купцами и боярами, разъезжавшую на ушкуях и занимавшуюся торговым промыслом и набегами на Волге и Каме («ВИКИПЕДИЯ»)

 Иван Царевич наезжает на убогую избушку. 1896

А вообще в конце XIX века историческим сюжетом занимались В. Суриков и В. Васнецов, хотя не чуждались его И. Репин, Н. Ге, В. Верещагин. То есть выбор для подражания или учения был богатый, но Рерих, восхищаясь тем же В. Суриковым, не согласен был учиться у него в одном моменте – понимании истории.

Из дневника Рериха:

«Почему это обыкновенно трактуют нашу историю со стороны грубости и насилия? Разве не скрывалось под этой грубой личиной…  и черт весьма симпатичных?  Почему в живописи не видно следа печали или радости в глазах…»

В то же время программы Академии не могли удовлетворить пытливый, любознательный, жаждущий знаний ум молодого студента.

Он читает:  Льва Николаевича Толстого, Анатоля  Франса, Оноре де Бальзака, классиков Эллады, труды по юриспруденции, музыковедению, общей истории, истории искусств, литературоведению…

Первая его проба сил на поприще просветительской деятельности была попытка организовать кружок самообразования для будущих художников. Два года Рерих боролся за его создание, но, увы…

против самого кружка оказались те же студенты, большинству которых показалась программа слишком обширной, а устав слишком строгим. Дело с кружком заглохло, но для Рериха оно было полезно в плане приобретения опыта в общественной деятельности.

* Вот так: дело не сложилось, время и силы были затрачены, будущим художникам это было не нужно (основной массе), но опыт для будущего Рерих приобрёл! С одной стороны – вроде как отрицательный результат, с другой – подтвердилось то, что мы в нашей современности говорим: «Отрицательный результат – тоже результат».

И ещё сразу, чтобы не забыть, в этом случае Рерих уже начинал свою предварительную работу по общественной деятельности. Обратите внимание на возраст – 19 – 21. И на себя он, конечно, обратил внимание многих, что сказалось в дальнейшем.

Имя Стасова Владимира Васильевича появилось в дневниках студента Рериха в 1894 году. Деятельность Владимира Васильевича заинтересовала Рериха. Тот вёл большую исследовательскую работу в публичной библиотеке, занимался археологией, изучал народное творчество, русское, восточное и западноевропейское искусство, был известным и популярным музыкальным и художественным критиком, ярым сторонником «Могучей кучки» и художников – передвижников.

  В. В. Стасов (2. 01. 1824 – 10. 10. 1906), сын архитектора Василия Петровича Стасова, русский музыкальный и художественный критик, историк искусств, архивист, общественный деятель.

«Могучая кучка». Балакиревский кружокНовая русская музыкальная школа – творческое содружество русских композиторов, сложившееся в Санкт-Петербурге в конце 1850-х и начале 1860-х годов. В него вошли:

Милий Алексеевич Балакирев (1837—1910), Модест Петрович Мусоргский (1839—1881), Александр Порфирьевич Бородин (1833—1887), Николай Андреевич Римский – Корсаков (1844—1908) и Цезарь Антонович Кюи (1835—1918). Идейным вдохновителем и основным немузыкальным консультантом кружка был художественный критик, литератор и архивист Владимир Васильевич Стасов.

*С таким человеком, несмотря на разницу в возрасте, было интересно.

Не говоря уже про общение по вопросам, которые интересовали молодого Рериха.

Осенью они познакомились. Рерих показал свою рукопись о значении искусства для современности. Владимир Васильевич бегло, пробежав её, пылко стал доказывать несостоятельность выводов, сделанных автором. На прощание пригласил его приходить,

– Потолкуем.

Но рукопись попросил оставить.

С этого «Потолкуем!» завязалось знакомство, а потом и тёплое их сотрудничество.

Молодым художникам в то время, середине 90-х годов, было небезопасно сближаться со Стасовым, который, отстаивая передвижников, рьяно нападал на М. Врубеля, М. Нестерова, односторонне оценивал творчество западных мастеров, что шло вразрез взглядов многих русских художников.

Кроме того его нападки на Репина, выступления против ищущей молодёжи, молодых художников провозгласивших формулу «искусство ради искусства» могло поставить Рериха когда – нибудь в неловкое положение, так как Рерих, хотя и не поддерживал вышеуказанную «формулу», но принадлежал к новому поколению и сам желал обновления отечественной живописи.

 Но «неловкого положения» за время их знакомства на протяжении всей жизни не произошло. Хотя впоследствии между ними были и конфликты, и серьёзные разногласия, и Стасов прощал Рериху то, чего не прощал другим, а тот не порывал связи с критиком.

*И это легко объяснимо. Даже при разнице в возрасте в 50 лет. Стасов разглядел, и ему  было ценно в Рерихе то, что этот молодой человек уже тогда представлял собой. А для молодого Рериха Стасов был не просто авторитетом и наставником, но и единомышленником в тех вопросах, которые уже тогда волновали Рериха: самобытное развитие национальной культуры и её связи с культурой Востока.

Рериха одолевал поток исторических тем, ему не надо было выискивать сюжеты.

В Академии приближалось окончание общего натурного класса.  Надо было готовиться к экзаменам для перехода в мастерскую художника – преподавателя. И, хотя мастерства и собственного художественного почерка Рерих ещё не приобрёл, но зато было у молодого студента  самостоятельное осмысление натуры, горячая заинтересованность в своей теме, вера в себя и в высокое предназначение искусства.

Из дневника Рериха:

«На экзамене 28 января (1895) за эскиз I разряд, за рисунок – II, за этюд – III.

В этюде съехал на разряд ниже. Странно! Илья Ефимович (Репин) говорил, что я иду быстро вперёд и он мною доволен, а между тем на разряд ниже … надо получить второй».

Осенью 1895 года встал вопрос выбора мастерской. Поначалу он обратился к Репину, хотя его настораживало то, что большой мастер часто непомерно нахваливал новичков. Но мест у Репина в тот момент не оказалось, хотя он и предложил записать Рериха в кандидаты и опять же похвально отозвался о нём.

Кандидатом Рерих к Репину не записался, и обращаться к нему больше не стал.

*Здесь есть  интересный момент.

Илья Ефимович Репин своей славой привлекал к себе многих учеников. Что же помешало Рериху дождаться места в его мастерской, добиться, при его целеустремлённости, этого места. Я думаю, что причинами, как всегда бывает в жизни, было много факторов. Ну, во – первых, это и в книге сказано: Рериха насторожило частые, обильные похвалы Репина новичкам. Не было ли здесь того, что называется «усыпление бдительности».

Во – вторых, мне кажется, у Рериха в то время, как и у всякого молодого человека, взыграло самолюбие. А оно у него должно было быть. Это потом ему можно было писать о том, как плохие или хорошие свойства человеческого характера противоборствуют между собой, заставляя человека воспитывать в себе характер, поведение и т. п. А тогда, в частности, сыграло самолюбие.

Ну, и возможно же и то, что Рерих мог знать о характере Репина то, что никто никогда не узнает. Не напрасно же он написал в своём дневнике

Из дневника Рериха:

«Труден был выбор между Репиным и Куинджи не только потому, что первый был жанристом, а другой пейзажистом, но по самому характеру этих мастеров».

*Какому характеру? Творческому? Или человеческому? Этого мы не узнаем никогда.

Архип Иванович Куинджи (15. 01. 1842 – 11. 07. 1910)

Вставка: два портрета А. И. Куинджи

6 Куинджи Портрет В. Васнецова 1869

 Портрет работы В. Васнецова 1869 год.

7 Куинджи портрет Репина 1877

Портрет работы И. Репина 1877 год.

Архип Иванович пользовался среди студентов большой популярностью. Общепризнанный мастер, который когда – то никак не мог попасть в Академию, автор, вызвавшей в 1880 году шумную сенсацию, картины «Лунная ночь на Днепре», о нём ходили легенды. Родившись Мариуполе, в бедной семье сапожника, он рано остался без родителей, окончил только несколько классов начальной школы. Подростком уже начал зарабатывать на жизнь: подпаском пас гусей, мальчиком на побегушках, работал на постройке церкви, ретушёром у фотографа. Страстная, жертвенная любовь к искусству помогла ему,  стать знаменитым художником. Того же он требовал от своих учеников.

Среди студентов ходил рассказ о том, как один чиновник пришёл за советом к Архипу Ивановичу и показал свои этюды. Этюды понравились, но тут чиновник начал жаловаться, что служба, семья мешают заниматься искусством. Мол, времени не хватает.

Произошёл такой диалог: К – А. И. Куинджи; Ч – чиновник – любитель;

К. – Сколько вы часов на службе?

Ч. – От десяти утра до пяти вечера.

К. – А что вы делаете от четырёх до десяти?

Ч. – То есть как от четырёх?

К. – Именно, от четырёх утра?

Ч. – Сплю.

К. – Значит, вы проспите всю жизнь.

Таково было беспощадное заключение художника.

Рерих беспокоился, что обратиться к Куинджи будет сложнее, чем к Репину по двум причинам: тот не знал Рериха и не мог судить о его способностях на занятиях в Академии. Всё свершилось по странной случайности. Зашёл как – то к Рериху старшекурсник Г. Воропанов и предложил тотчас пойти вместе с ним к Куинджи. Пошли. Архип Иванович на просьбу Рериха о поступлении в его мастерскую коротко ответил, вообще был немногословен,

– Несите работы.

Идти было недалеко и, через полчаса, Рерих принёс эскизы. Куинджи просмотрел их, подумал и сказал служителю мастерской,

– Этто…  вот они в мастерскую ходить будут.

30 октября 1985 года в дневнике Рериха появилась новая запись:

«Большие события! Я в мастерской Куинджи».

Впоследствии Николай Константинович не раз вспоминал:

«Один из самых важных шагов совершился проще простого. Стал Архип Иванович учителем не только живописи, но и всей жизни».

*Значить, не напрасно сомневался студент Рерих по поводу поступления в ту или другую мастерскую. Интуиция, чутьё, считайте, как хотите, но что – то подсказывало ему не поступать к Репину в ученики.

Куинджи, как педагог, как художник и как человек во многом отвечал идеалам молодого Рериха. В мастерской царил дух свободного, тесного товарищеского сотрудничества. Здесь не придерживалась одна какая – либо система преподавания. Принцип был один: сколько учеников – столько художественных приёмов.

Требование к ученикам выражалось в наличии «внутренней, самостоятельной мысли, которая подсказало бы оригинальное решение произведения».

И особое значение Архип Иванович придавал писанию с натуры, то есть писать этюды так, чтобы картина запечатлевалась в памяти и потом писалась не с этюдов, а «от себя».

В его понимании: «…художник должен творить, а не копировать. Основное в картине – сознание творца (читай – художника), его отношение к изображаемому. Безразличное у творца на картине отвернёт от картины зрителя».

8

Именно здесь Рерих получил первые уроки накопления «мыслеобразов», которые могли годами вынашиваться для будущих композиций.

Суровый, неразговорчивый, чуждый компромиссов Архип Иванович был очень участлив к нуждам студентов, а требовательность к своим ученикам сочеталась с искренней любовью к ним.

По вечерам в студии собирались студенты. Иногда их было так много, что они сидели прямо на полу. Воспоминания о художниках, споры о злободневных проблемах искусства, чтение новых книг и статей, музицирование…

Архип Иванович, получив признание и материальное благосостояние, продолжал вести скромную жизнь, бескорыстно служа искусству, сторонился славы.

Всегда материально поддерживал нуждающихся студентов, жертвовал большие средства на нужды искусства и всё своё состояние завещал на эти же нужды.

Между ним и уже зрелым Рерихом прослеживается много общего.

По разному учитель и ученик входили в жизнь, но уверенность в том, что без «мира в себе» не может быть и речи о творчестве, складывалась у Рериха под влиянием Куинджи.

Особая тема – влияние творчества учителя на ученика. Колористические приёмы Куинджи, активные цветовые контрасты, эффективная передача солнечного и лунного света, композиционная декоративность ломали старые живописные принципы. Всё это сказалось на творчестве его учеников, в том числе и Рериха. Но тот рассматривал всё с несколько других позиций. Изучая древнерусскую и восточную живопись, Рерих стремился возродить древние композиционные приёмы, применение «чистых» цветов, наконец, воздействие цветовых гамм на психологию человека.

Летом 1896 года Рерих совершает поездку по Волге, в Крым и Киев. Часть лета ушла на археологические изыскания в районе Петербурга. Последнее он совершал каждое лето в Петербургской, Новгородской, Псковской губерниях, не упуская случая поговорить с мужиками о могильниках, старых городищ, поселений…

На недостаток находок жаловаться не приходилось. Мысли и ощущения, возникающие при этих путешествиях хотелось переложить в слова, воплотить в картинах.

В 1895 – 1896 году им были закончены две картины:

 «Вечер богатырства Киевского»

9 Вечер Богатырства Киевского 1896

и

 «Утро богатырства Киевского»

*Жаль, но я нашёл только вот этот эскиз фрески.

10 Утро богатырства Киевского 1896 Эскиз фрески

Они дали возможность Рериху почувствовать, что он может приступить к серии картин, которая начиналась с картины «Славянский городок. Гонец: восстал род на род».

Затем в дневник он записывает сюжеты этой серии

Из дневника Рериха:

1.Славяне (Посёлок. Сходка. Говорит выборный. Взаимные отношения старого и молодого элементов).

2.Гадание (Перед походом. Старик и кудесник у Дажьбоговой криницы)

3.После битвы (междуусобной)

4.Победители (С первым снегом – домой с добычей).

5.Побеждённые (На рынке в Царьграде. Параллель между пышными византийцами и большим живым куском мяса – толпою пленных. Служилые варяги).

6.Варяги (в ладьях – на море).

7.Полунощные гости (весенний наезд варягов в славянский посёлок).

8.Князь (Приём дани. Постройка укреплений. Идолы)

9.Апофеоза. Курганы.

Широта замыслов Рериха пришлась по душе и В. В Стасову и А. И. Куинджи. Рерих начал работу над первой картиной. В это время вспыхнули студенческие волнения. Куинджи вступил в переговоры со студентами за спиною начальства, но Великий князь Владимир Александрович обвиняет Архипа Ивановича во «вредном влиянии» на студентов и требует его отставки. Вслед за Куинджи Академию покидают все её ученики, что было для начальства и Великого князя полной неожиданностью.

*Хотя, если б немного «начальство и Великий князь думали своими «мозгами», то этого и следовало ожидать. Значить, не очень интересовало их состояние дел в Академии, студенты и отношения между педагогами и студентами.

Такой поворот событий был очень нежелательным, и руководство Академии предприняло попытку любой ценой вернуть учеников Куинджи в стены Академии.

Было предложено, в частности Рериху (о других не сказано) вернуться в мастерскую Репина и заграничная поездка за счёт Академии после её окончания. Рерих отказался.

Закончился конфликт тем, что им всем было разрешена защита дипломов по работам, которые они могли вскоре представить.

Рерих приступает к работе над картиной

 «Гонец».

11 Гонец Восстал род на род

В ноябре 1897 года прошла выставка  и торжественный акт вручения дипломов на звание художника. Это звание получил и Николай Константинович за картину «Гонец. Восстал род на род» или как её назвали в «Отчётах Академии Художеств» – «Славяне и варяги».

Критики были единодушны: «Гонец принёс весть о рождении нового, самобытного таланта».

Прямо с выставки картина была приобретена П. М. Третьяковым.

Вставка.

Павел Михайлович Третьяков (1832 – 1898), уроженец Москвы, российский предприниматель, меценат, собиратель произведений русского изобразительного искусства, основатель Третьяковской галереи в Москве.

12 П. М. Третьяков

продолжение следует…

село Алтайское

26 июля 2014 года

Алтаич

Постскриптум от Алтаича.

Итак, уважаемые, окончена вторая часть повествования о жизни и судьбе Николая Константиновича Рериха – художника, учёного, мыслителя и общественного деятеля. Надеюсь, что вы читали начало этого обширного труда П. Беликов и В. Князевой, вышедшего в серии ЖЗЛ в 1973 году.

Для тех же, кто не читал первую главу, даю ссылку на моей странице «Алтай – жемчужина России»  http://www.3.b-u-b-lic.com/?p=3091

 

Николай Константинович Рерих. Глава вторая. (К 140 – летию со Дня Рождения).: 4 комментария

  1. В картине Рериха “Гонцы” чувствуется очень сильное влияние Куинджи, которое сохранилось и в последующих картинах художника Н.Рериха. Я почему-то думала, что он более самобытен.

  2. Анализировать картины или стиль я не очень силён, вроде писал уже. Мне если нравится картина, то нравится! А то, что ученик что-то взял у учителя – это хорошо, но Рерих шёл своим путём, так пишут!

  3. В свое время меня очень интересовала часть его восточной жизни и путешествия по Индии, в его картинах, посвященных Гималаям и Индии, своя философия, загадочность что-ли…

  4. Да о нём интересно читать. И всё же есть загадка в его судьбе, которую никто не разгадал…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif