Николай Константинович Рерих. Глава восьмая.

VIII. Дальние зовы.

Н. К. Рерих.

«Живу в Сердоболе, больной – опять ползучее воспаление. Когда пройдёт – Бог знает…».

Писал Рерих в начале октября 1917 года в письме к искусствоведу А. П. Иванову.

При малейшей возможности он стремился в Петроград. Волновали дела в школе. Плохи были финансовые и хозяйственные дела. В то же время Рерих приступил к составлению проекта Свободной народной академии на базе школы Общества поощрения художеств. В ноябре 1917-го в письме в комитет школы он пишет:

«Здоровье моё ещё не улучшилось. Необходимо применить лечение морозным воздухом…  

Проект школы, порученный комитетом, мною закончен. Прошу командировать ко мне старшего заведующего или секретаря, или обоих для передачи им проекта при объяснениях…».

Приступая к проекту, Рерих ещё летом того же года убедился, что не все преподаватели школы поддержат проект. Многие заняли выжидательную позицию, мечтая о возврате «старого доброго времени». Поэтому Рерих налаживает новые знакомства, связи. Познакомился с Плехановым и Кропоткиным. Пишет о своём впечатлении:

«…Первый мне особенно понравился – в нём есть строительство! Второму при его добрых глазах, мне трудно вложить в уста его речи из писем бунтовщика. Несколько комично выходит».

*О Георгии Валентиновиче Плеханове и Петре Алексеевиче Кропоткине, я думаю, не стоит давать пояснения. Хотя знакомство Рериха с ними даёт пищу для размышлений.

В начале 1918 года, когда многие выступали с предложением закрыть школу и распустить учеников, Рерих подготовил доклад в защиту своего проекта, который начинался со слова:

«Товарищи!..»

Даже не сознавая, а может, и, не признавая всего, что принесла Октябрьская революция 1917 года, он был убеждён, что возврата к старому быть не может и никогда не выступал с защитой старой жизни.

В это время в дневниках и литературных произведениях всё чаще возникали образы Востока и Индии. Намерение Рериха осуществить свою мечту крепнет.

Рерих правильно оценивал суть происходящих перемен в целом, но он с трудом ориентировался в текущих событиях. Мог не знать, что происходит в десятке километров от его уединённого дома. До него доходили слухи о терроре, гибели музейных ценностей, библиотек, но это были известия из заграничных газет, либо знакомые сообщали только о тяжёлых бытовых условиях и разрухе.

После Октябрьской революции Рерих побывал в Петрограде лишь один раз. В январе 1918 года он присутствовал на заседании преподавателей и представителей учащихся школы, где его проект преобразования школы был принят. А до этого, ещё летом 1917 года он отказывается от должности директора, в связи с ухудшением здоровья, но членом комитета и попечителем остаётся.

Вскоре свободное передвижение между Сердоболем, отошедшим к Финляндии, было прекращено. В мае 1918 года финская буржуазия с помощью германских войск установила в стране режим, при котором государственная граница между Финляндией и РСФСР была наглухо закрыта.

Лето 1918 года принесло облегчение. Здоровье Рериха, наконец, окрепло, и он вплотную начинает заниматься планами поездки на Восток.

*Видите, уважаемые читатели, на Восток устремлены все помыслы Николая Константиновича в этот период. Не о возможности возвращения в Россию, которая была тут, рядом, но на Восток. Во исполнение своего давно задуманного плана.

Ещё 26 октября 1917 года Рерих писал в своём дневнике:

«Делаю земной поклон учителям Индии. Они внесли в хаос нашей жизни истинное творчество, и радость духа, и тишину рождающую. Во время крайней нужды они подали нам зов. Спокойный, убедительный, мудрый».

*Вот оно!!!

Последняя запись Беликовым никак не комментируется. Если даже у Рериха были какие – то предложения, переданные через Агавана Доржиева тибетским далай-ламой, то об этом в книге умалчивается.

Если же ему приходили послания другим путём, то о них не говорится или мы опять сталкиваемся с «мистикой» и «особыми возможностями» семьи Рериха.

Если он просто записал свои мысли в связи с выздоровлением и пришедшим пониманием, что в Россию пути «пока» нет, то тогда всё становится на свои места. А фраза:

«…Они внесли в хаос нашей жизни истинное творчество, и радость духа, и тишину рождающую», мне, по крайней мере, говорит о многом.

Николаю Константиновичу Рериху не по нутру были и хаос, и толпа, и все те не совпадающие с его представлением о переустройстве мира, что творилось в России в связи с революцией и гражданской войной. Но в книге об этом говорить было нельзя.

Архивные материалы, документы, дневниковые записи, литературные произведения Рериха 1917 – 1919 годов, как и последующая его деятельность не позволяют сомневаться в том, что Рерих никогда не думал порывать с Родиной. И после революции старался координировать свою работу с реальным Советским государством, а не с той мифической «Рассеей», которая мерещилась многим политическим эмигрантам.

*И опять Беликов пишет то, что никак не вяжется с его описанием биографии Рериха. Что означает эта фраза: «…старался координировать свою работу и планы с реальным Советским государством, а не с той мифической «Рассеей…»?

Я соглашусь, если бы просто было написано: «Николай Константинович Рерих прекрасно понимал, что возврат к прежнему строю в России уже невозможен, так что и нечего зря об этом думать. А то, что складывается новое в России, пока не имеет ни сил, ни возможности, ни желания сопутствовать ему и соучаствовать в его планах о Востоке. Так что координировать свою будущую работу и планы ему было не с кем. Ему надо было жить, кормить семью, работать и исполнять своё заветное желание, ради которого он и стал «невозвращенцем».  Но всё это, естественно, без каких – либо оглядок на советскую власть в России.

Социальные взгляды Рериха складывались при определённом общественном строе, но чувство справедливости, которое в нём поддерживала новый строй в России, отражало многие особенности индийской гуманистической мысли. Он часто ссылался на индийских мыслителей. Такие восточные мыслители – идеалисты Рабиндранат Тагор и Вивекананда положительно относились к идее социализма, но считали, что марксизму не хватает «высокой духовности».

И Рерих, который верил, что на долю России выпала великая миссия начать новую эру в истории человечества, считал, что социальная революция нуждается в «одухотворении».

Картины, созданные в эти годы, навеяны северными пейзажами – «Святой остров», «Северные острова», «Ещё не ушли», «Скалы и утёсы», «Ладога», «Север».

 «Святой остров». 1917 год.

 

«Ещё не ушли». Эскиз. 1917 год

*Не могу сказать точно, где здесь ошибка, но получается, что в книге говорится о картине «Север», созданной Рерихом в 1902 году, так как второй вариант картины под тем же названием был написан в 1920 году. Рерих же осенью 1919 года  уже был в Лондоне.

 «Север». 1902 год

4 Север 1902 год

«Север». («Дымы Мира»). 1920 год

«Ладога». Карелия. 1918 год.

*И ещё из вышеназванного списка я хочу, чтобы вы посмотрели картину «Скалы и утёсы» Её я нашёл в трёх вариантах, но время написания совпадает с периодом пребывания Рерихов в Карелии.

«Скалы и утёсы». 1917 год. 1

«Скалы и утёсы». 1917 – 1918 годы. 2

«Скалы и утёсы». 1917 – 1918 годы. 3

*Я должен сказать, что картин, написанных в период проживания в Карелии у Рериха намного больше, но я стараюсь находить и показывать именно те, о которых сказано в книге Павла Фёдоровича.

Кроме того им была задумана целая серия картин под общим названием «Героика», созданы семь эскизов под названиями «Клад захоронённый», «Зелье нойды», «Приказ», «Священные огни», «Ждут», «Конец великанов», «Победители клада».

Картина «Карелия. Вечное ожидание», в основу, которой лёг эскиз «Ждут», написана как раз в 1918 году.

С темой этого полотна перекликается созданное тогда же стихотворение «Время».

 И если бы весть

о законах священных возникла,

устремимся и мы.

Если их понесут,

мы встанем и воздадим почитание.

Зорко мы будем смотреть,

остро слушать мы будем.

Будем мы мочь и желать

и выйдем тогда, – когда время.

Вообще – то биографы Рериха обычно обходили молчанием поэзию художника.

Он же писал:

«Настроения, рождённые жизнью, дали притчи «Священные знаки», «Друзьям», «Мальчику».

Стихотворения создавались Рерихом в период 1907 – 1921 годов. Отдельные стихи печатались в дореволюционных изданиях, в 1921 году в Берлине вышел сборник его стихов под названием «Цветы Мории». Большинство стихотворений в нём написаны за время пребывания Рериха в Карелии.

И, если раньше стихи и сказки Рериха изобилуют славянизмом и схожи со стилем Ремизова (Ремизов Алексей Михайлович 1877-1957, русский писатель, один из наиболее ярких стилистов в русской литературе), то, начиная с десятых годов, на стиль стихов явно сказывается влияние Рабиндраната Тагора.

В 1918 году после долгих размышлений, сопоставления фактического состояния дел, Рерих решает побывать в Индии до возвращения на Родину и начинает выполнение своих планов.

*Ну, и о чём говорит эта фраза? Над чьим состоянием дел так долго размышлял Рерих? Своих или тех, что творились на территории России и вокруг неё?

Вопросы не к вам, уважаемые читатели этого изложения, и не к Павлу Фёдоровичу Беликову, которого уже нет на этом свете, и который прекрасно понимал, что к чему.

Книга писалась несколько лет. Каких лет, я напоминать не хочу. Сейчас их называют «застойные времена». К имени Рериха относились неоднозначно и Беликовым продумывалось каждое слово, фраза, эпизод учитывая жёсткие идеологические установки того времени. Ведь необходимо было не только написать книгу, но чтобы состоялось её издание, которое Беликов хотел приурочить к 100-летию со дня рождения Н. К. Рериха.

Если рассматривать некоторые непонятные места в книге с этой позиции, то всё проясняется, но каждому читателю по его разумению. Ибо сколько читателей – столько и точек зрения!!!

**Кстати, после выдачи седьмой главы в интернет – сообществах, мне пришёл комментарий – «Рерих – сатанист!» А почему, спрашиваю? Потому, как православная церковь так считает!

Ну, я не православный, мне всё равно, что дураки и попы считают.

Но вот вам пример мышления, разума,  точка зрения одной современной «особи» человеческого рода.

Это ещё хорошо: написали хоть что-то!

Он наотрез отказывается от «нансеновского паспорта», удостоверяющего эмигрантство, отказывается принять иностранное гражданство и таким образом он до конца жизни не имеет основного документа. Ему приходится пользоваться всякого рода документами: экспедиционными паспортами, справками…

*То есть до последних дней своих Николай Константинович Рерих не имел какого-либо основного документа, удостоверяющего его, как гражданина какого-либо государства!

Помните:

«…Я достаю из широких штанин

Дубликатом бесценного груза

Смотрите, завидуйте, я – гражданин

Советского Союза!»

И, если у него сохранялся его первый документ, то в нём наверняка значилось: «Подданный Российской империи» или как?

 Второй вопрос был финансовый. Помогла случайность!

*Как видим, состояние дел у семьи Рерихов было «не ахти», то есть с финансами «туго». Это я к тому же вопросу о размышлениях Рериха, о которых я писал выше.

Но есть и ещё один момент.

Про то, что творилось в 1917 – 1918 годах мы всё же худо – бедно знаем. Добраться из Карелии (Финляндии) до Петрограда было, наверное, практически невозможно. И нужно учесть, что на тот момент Юрию 16, Святославу – 14 лет…

И начинаются «случаи»…

В Швеции после Балтийской выставки 1914 года оставались картины русских художников и профессор Оскар Биорк пригласил Рериха посетить Стокгольм. Рерих воспользовался этим предложением и организовал выставку. К тридцати полотнам, которые там уже были, он добавил написанные в Карелии: «Вестник утра», «Зов солнца», «Экстаз», «Рыцарь ночи», «Северные острова», «Ещё не ушли» и другие.

 «Вестник утра» («Птицы утра») 1917 год.

Вестник утра (Птицы утра) 1917 год

«Экстаз». 1918 год. 

*В 1933 году Рерихом написана картина под тем же названием «Экстаз», но тут я уже не берусь, что – либо говорить об их схожести или сравнивать сюжеты. Судите сами.

«Экстаз». 1933 год.

«Рыцарь ночи» 1918 год.

«Рыцарь ночи». Эскиз. 1918 год.

*Сравните эскиз картины «Рыцарь ночи» и саму картину. Всё-таки Рерих тяготел к холодным, сине-голубым тонам, хотя Гималаи, Тибет, горы и вечные снега ещё далеко впереди, а эскиз ещё мрачнее, чем картина.

Из вышеперечисленных картин я не смог найти картины «Зов солнца» и «Северные острова», а картину «Ещё не ушли» вы видели.

Выставка открылась 8 ноября 1918 года и имела успех. Многие его картины были проданы в музеи и частные коллекции, а его имя появилось на страницах европейских газет.

В Стокгольме Рерих наводил справки о возможности попасть в Англию, так как визу для поездки в Индию можно было получить только в Британском министерстве колоний.

Опять повезло – Сергей Дягилев, помните такого, предложил ему принять участие в постановке оперы «Князь Игорь», а кроме того договорённость с театральным деятелем Бичамом давала возможность получить заказы на декорации к другим русским спектаклям.

Путь в Англию был открыт. Рерих спешно выехал в Сердоболь за семьёй.

В конце марта 1919 года семья Рерихов покинула Финляндию. По пути в Англию Рерих даёт выставку картин в Копенгагене, которая также прошла с большим успехом.

*А значит, и финансовое положение семьи становится стабильно – хорошим. Могло ли произойти такое в России? Вряд ли.

Осенью 1919 года Рерих уже в Лондоне. В 1920 году здесь его навестил Рабиндранат Тагор, приехавший в Лондон. В их беседах Рерих выяснил много интересного и получил ответы на интересующие его вопросы, связанные с его поездкой в Индию. Несомненно, что поддержка известного писателя была оказана Рериху после этой встречи, так как уже с 1921 года начались публикации о Рерихе в индийской прессе, а сам Тагор, посетив США, выступил в печати с высокой оценкой творчества Николая Константиновича.

*Вот это и есть та отправная точка, когда Николай Рерих стал приближаться к исполнению своей мечты с удвоенной скоростью:

отъезд в Англию – встреча с Рабиндранатом Тагором – разговор – популяризация Рериха в США и Индии.

Времени прошло с момента переезда в Карелию (Финляндию) для поправки пошатнувшегося здоровья «всего!» 4 года!!!

Интерес к Востоку Рерих не отрывал от российского востоковедения и подробно перечислил всё то, что делалось в молодой Советской республике в этой области.

По приезду в Лондон сын Юрий поступает в Лондонский университет на индоиранское отделение Школы восточных языков.

*Есть фотография Юрия Рериха, сделанная в 1918 году. Ему 16 лет. Я с удовольствием её вам показываю.

Заботы об обучении сына восточным языкам были важны в экспедиционных планах Рериха.

Юрий изучал санскрит под руководством профессора Д. Росса, а продолжил изучение у профессора Ч. Ланмана в США. Там же он приступил к изучению пали и китайского языка. После окончания Гарвардского университета, он учился в крупнейшем центре европейского востоковедения – Школе восточных языков при Сорбонне, где совершенствовался в санскрите, тибетском, монгольском, китайском и иранском языках. В 1923 году Парижский университет присвоил Юрию Рериху степень магистра индийской философии.

 Пребывание Николая Константиновича Рериха в Лондоне не осталось незамеченным в кругу соотечественников, основная часть которых находилась в Париже. Ему писали, предлагая переехать в Париж, и участвовать в воссоздании выставки «Мир искусства». Но Рериха эти предложения не привлекали.

*Да ему это и не нужно было. Но связи, знакомые продолжали оставаться. Они могли пригодиться в будущем. От них шла информация из России.

Он готовился к поездке в Индию, но не переставал думать о возвращении в Россию. Об этом он писал вдове Леонида Андреева:

«…Ведь я русский художник и могу путником пройти по миру, но ведь огонёк дома должен гореть в России».

*Так и получилось, что Рерих остался путником по миру, но об этом позже. У любого человека, отдаляющегося от родных мест, в душе всегда возникает грустинка. Особенно при расставании не только с родными, знакомыми местами, но и, в первую очередь, с родными, близкими людьми. Рериху второе не грозило и не вызывало беспокойства. Родные и близкие были с ним.

Выставки, работа в театре принесли известность Рериху в Англии. Круг его знакомств расширился: писатели Герберт Уэллс и Джон Голсуорси, деятели культуры и искусства – Х. Райт, Фрэнк Брэнгвин, английский график и живописец, А. Котс, Б. Боттомлей и другие.

Определённую роль в замыслах Рериха играл Владимир Шибаев.

Вставка.

17 Владимир Шибаев 1Владимир Анатольевич Шибаев (1898 – 1975). Родился в Риге, Российской империи, предприниматель, издатель, педагог.
Учился в Рижском, затем в Санкт-Петербургском коммерческом училище Петра Первого, затем в политехническом институте. После революции работал в  Лондонском издательстве, где в 1919 году встретился с Н. К. Рерихом. С 1939 года жил в Дели, женился, редактировал журнал «Сан».
В годы второй мировой войны выпускал «Бюллетень новостей о Советском Союзе». В 1946 году стал работать руководителем отделения русского языка в Делийском университете. Летом 1959 года переехал жить в Англию, преподавал на курсах русского языка в университете Кардиффа.
Переписывался с исследователями творчества Н. К. Рериха в Советском Союзе. Многолетний сотрудник Николая Константиновича Рериха, автор ряда работ рериховской тематики. Основатель Латвийского общества Рериха. По просьбе биографа Рерихов П. Ф. Беликова написал «Из воспоминаний очевидца». Умер в Англии, Кардифф.

Рерих надеялся, что через Владимира Шибаева, который поддерживал связь с английскими теософами, он сумеет наладить переписку с Анни Безант, постоянно проживающей в Адьяре.

Вставка.

18 Анни БезантАнни Безант, урождённая Вуд, 1847 – 1933, родилась в Лондоне,  известный теософ, борец за права женщин, писатель и оратор, сторонница независимости Ирландии и Индии. Великий Командор Ордена Международного смешанного масонского ордена Право человека.  Президент теософического общества в Адьяре (Индия). Президент Индийского национального конгресса с 1917 года.

Этот интерес Рериха к Анни Безант, теософскому учению, к, так называемым оппозиционно настроенным элементам, привлёк внимание английских должностных лиц (читай – разведку, – АЛТАИЧ), которые отвечали за порядок в колониях. Вскоре Николай Константинович убедился, что восторженное отношение публики к его картинам, выставкам, театральным постановкам не распространяется на его намерение организовать научно – художественную экспедицию в Индию. Он приобрёл даже билеты на пароход в Бомбей в конце 1920 года, но билеты пропали, так как разрешение не было получено. Эта непредвиденная задержка побудила Рериха принять предложение директора Чикагского института искусств Р. Харше провести в США ряд выставок.

Возможно, Рерих надеялся в США найти союзников, которые будут в состоянии помочь ему получить разрешение на посещение Индии.

*Видимо, на тот момент Рерих исчерпал все возможности получения такого разрешения от властей Англии, а сидеть – просиживать в Лондоне время – это было не для Николая Константиновича.

Но, как же авантюрно всё шло, на «ура», «на удачу», «случай». Другой бы бросил всё, но Рерих не переставал надеяться и делал всё, чтобы его надежды превратились в реальность. Всё же интуитивно он чувствовал, что всё у него получится.

Персональная выставка Н. К. Рериха состоялась в декабре 1920 года в Нью – Йорке, в Кингоргалерее. Ранее был ряд статей о художнике в прессе.

Выставка имела ошеломляющий успех. На выставке было представлено 175 картин. Все они были необычны для американцев по тематике, но убедительны по мастерству исполнения и общечеловеческим идеалам. Затем были: Чикаго, Бостон, Буффало, Филадельфия, Сан – Франциско. Всего 28 городов увидели картины Рериха.

*Это был «фурор!»

Без обид: будь это в России – могло произойти такое? Или 46 – летнему художнику Рериху предоставили бы возможность свозить картины за океан?

** Почему я время от времени указываю возраст того или другого героя? Потому что время имеет ход только в одну сторону. Как мы много теряем времени на пустопорожнее приобретение, часто ненужного потом, опыта,  который, в конце концов, и не даёт исполнить задуманное?

Рерих не мог ждать и проводить время впустую. Время, время подгоняло его!

В течение трёх лет этого выставочного турне коллекция пополнялась новыми картинами. Летом Рерих путешествовал по Аризоне, Новой Мексике, Калифорнии…

Создал серию картин «Новая Мексика» и «Сюита океана».

Перед американцами предстали пейзажи их родной страны, увиденной глазами русского художника. Кроме того он создаёт и показывает неожиданную для них серию «Санкта». В буквальном переводе это звучит, как «Святые», но Рерих предпочтительней казалось – «передвижники». Картины: «И мы открываем врата», «И мы продолжаем лов», «И мы трудимся», «И мы не боимся», «И мы видим», «Сам вышел», «Святой Сергий».

«Сам вышел». 1922 год.

*Из всех вышеперечисленных картин мне удалось найти одну.

В них Рерих создаёт русскую природу и древнерусскую архитектуру. В городах, где проходили его выставки, Рерих выступал с лекциями об искусстве, об этическом и эстетическом воспитании, знакомил с  достижениями русской культуры, призывал к взаимопониманию и сотрудничеству.

В Нью – Йорке Рерих организовывает Институт объединённых искусств, где были созданы секции изобразительного искусства, музыки, хореографии, архитектуры, театральная, литературная и лекторий с научными и философскими отделениями. Около ста видных деятелей культуры и науки откликнулись на призыв вести работу с молодёжью  по намеченным программам.

Практическая работа началась с того, что Рерих с молодым музыковедом М. Лихтманом отправились арендовать помещение и по дороге встретили знакомого художника, который предложил снять его бывшую студию.

Когда Рериха спросили о том, что неужели институт будет умещаться в одной комнате, то он ответил так:

«Каждое дерево должно расти. Так же и каждое дело. Если оно жизненно, то оно разрастается, если же ему суждено умереть, то для этого больше чем достаточно одной комнаты».

*Прекрасный ответ. Рерих не страдал «гигантоманией» и следовал принципу «поспешай не торопясь».

В книге автор задаётся вопросом: «Какие же средства были в распоряжении Рериха? И сам отвечает: «Почти никаких».

И это непонятно! Без «почти никаких» средств снять одну комнату, хоть и большую, наверное, мало кому удалось бы. Но, как видим, Рериху удалось.

Работа началась. Вскоре институт приобрёл большую популярность: своей разнообразной программой занятий, доступностью обучения для малоимущих, талантливыми педагогами.

Вскоре в Чикаго было учреждено объединение художников «Cor Ardens» («Пылающее сердце), а в сентябре 1922 года возник международный культурный центр «Corona Mundi» («Венец мира»). Его цель объединять и осуществлять сотрудничество деятелей искусства и науки разных стран.

Позднее, в начале 30 – х годов, была создана Всемирная лига культуры.

Программа Лиги заключалась в работе по распространению идей мира и охране культурных ценностей. Задачи ставились такие: оказывать поддержку передовым научным изысканиям; изучать вопросы материнства и детского воспитания; обмениваться культурными достижениями между государствами.

Рерих писал:

«В слове лига выражены общественность, объединение. Понятие всемирности не нуждается ни в каких объяснениях, ибо правда одна, красота одна и знание одно, и в этом не может быть никаких словопрений. Так же и о слове культура каждый образованный ум не будет спорить, ибо служение свету, утончённое и возвышенное сердце – общечеловечны».

Лично Рерих не мог практически руководить этими и другими создаваемыми многочисленными культурными учреждениями. Он был членом правлений или почётным президентом, старающимся поддержать энтузиазм людей.

Рерих оказал большое позитивное влияние на культурную жизнь Америки, на её искусство, на творчество, в частности, Рокуэлла Кента.   Это подтверждают сами американцы.

Вставка. 

20 Роккуэл КентРокуэлл Кент (1882 – 1971).
– американский художник, писатель, общественный деятель. В своём творчестве сочетал реалистическую манеру с романтическим символизмом. В 20-х годах занимался книжной иллюстрацией, в частности романом «Моби Дик» Германа Мелвилла. С конца  30-х годов   Кент стал политическим активистом. В 1939 году стал членом социалистической организации International Workers Order и стал автором логотипа этой организации. Кент выступал против фашизма, участвовал в 1-м  Всемирном конгрессе защиты мира, был одним из инициаторов и авторов Стокгольмского воззвания в марте 1950 года, делегатом Всемирного конгресса за всеобщее разоружение и мир; был членом Всемирного Совета Мира с 1955 года.
Политическая активность Кента и рост популярности в США абстрактного экспрессионизма привёл к тому, что известность художника в его родной стране практически сошла на нет. Тем не менее, социалистические взгляды Кента принесли ему популярность в СССР и благосклонность советских властей. В 1957 году он стал председателем Национального совета американо – советской дружбы. В 1960 году Кент пожертвовал несколько сотен своих картин и рисунков советскому народу. В 1962 году стал почётным членом Академии художеств СССР, а ещё через пять лет был удостоен Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Часть денег от премии Кент потратил на благотворительность в пользу пострадавших в ходе Вьетнамской войны…

Несмотря на такую интенсивную общественную работу, Рерих не прекращал свои занятия живописью и театральными работами, находил время и для публицистики, занятия археологией. В 1922 году его оформление оперы «Снегурочка» в Чикаго имело такой успех, что линии и орнаменты костюмов по его рисункам были введены модельерами в моды текущего сезона.

Были у него и планы поработать с Прокофьевым, музыку которого он очень любил и который побывал в это время в США и встречался с Рерихом.

А в 1930 году в Нью – Йорке состоялась новая постановка балета Стравинского «Весна Священная» в оформлении Рериха.

В археологии Рерих изучал следы древних культур коренных жителей – индейцев, быт индейцев в штате Аризона, пещерные жилища в Санта – Фе. Статьи его появляются в специальных археологических изданиях.

Ну, а публичные выступления и лекции создали Рериху репутацию прогрессивного мыслителя и гуманиста.

Всё чаще мысли Николая Константиновича о необходимости синтеза этических учений Востока с преобразованиями, происходящими в России. В каждой лекции, выступлении или статье он обязательно ссылался на Россию и на труды восточных мыслителей. Он добровольно, сам, возложил на себя миссию глашатая их идей на Западе.

Находясь в США, Рерих продолжал искать возможности добиться разрешения у британских властей на научно – культурную экспедицию на территории её колонии – Индии. Для этого он продолжал поддерживать и развивать связь с Индией, налаживал новые связи с целью получить поддержку научных и художественных учреждений Америки и европейских стран.

Связь с Индией через Владимира Шибаева продолжалась, но постепенно Рерих разочаровывается деятельностью теософов: ему не нравятся распри между руководителями теософского общества, безграмотность «оккультной» литературы, искажающей философскую мысль Востока.

Те же, в свою очередь, с опаской относятся к просоветским настроениям Рериха.

Во всяком случае, в письме Шибаеву в августе 1922 года он пишет:

«…если вы потерпели разочарование в Каменской, то я потерпел то же в Безант. Это печально, но это так…»

Вставка.

21 Анна КаменскаяАнна Алексеевна Каменская (1867 – 1952)  – руководительница русского теософического общества, позже и Р. Т. О. (Российское Теософическое Общество) вне России. В 1921 году вынуждена была эмигрировать в Швейцарию, и имела прямые контакты с Адьяром.

Рерих решил не связывать свою будущую деятельность в Азии с теософами.

Из Нью – Йорка Рерих уезжает 8 мая 1923 года, прожив в США около двух с половиной лет (со 2 октября 1920- го).

*Николаю Константиновичу уже 49 лет.

Он ещё трижды побывал в США – в 1924, 1929, 1934 годах – но на короткое время. После отъезда Рериха из США его друзьями, соратниками и сторонниками 17 ноября 1923 года в Нью – Йорке был открыт музей имени Рериха, куда он передал более 300 своих произведений.

*Таким образом, к 1923 году имя Рериха и его дела были широко известны в Европе и США. Никаких дополнительных средств к «существованию» и деятельности, кроме как с продажи своих работ, он не имел.

Учреждения, связанные с деятельностью и именем Рериха, действовали на кооперативных началах, а по уставу и Нью – Йоркский музей числился товариществом на паях. Вклад Рериха состоял из картин, так как свободными средствами он не располагал. Поэтому Рерихи (Николай Константинович и Елена Ивановна) имели несколько паёв, значились членами директората. Но, находясь вне США, они оставляли свои доверенности кому – нибудь из директората для ведения хозяйственных дел, решения организационных вопросов.

*Это очень важно и нужно запомнить, уважаемые!

Никакой материальной поддержки от всех культурных учреждений в США Рерих не имел, так же как и они, кроме членских взносов и дарственных картин, не получали от него ничего.

В состав пайщиков входили и состоятельные бизнесмены.

*Повествование о жизни Рериха в США Беликов заканчивает рассказом о миллионерах, которые по первой просьбе художника, подписывали чеки и слухах о том, что Рерих обладал состоянием, выражавшемся как в деньгах, так и в виде драгоценных камней.

Слухи, порождаемые недоброжелателями, завистниками вызывали у многих просьбы, которые потоком шли Николаю Константиновичу. Просили на школы, издательства, детские театры, женские курсы, дома культуры, на продолжение образования, на приобретение недвижимости и так, по безденежью.

*Мне это напоминает нашу действительность. Раньше при советской власти не печатали так много просьб помочь, собрать деньги, перечислить и т. д.  Или было меньше бедствующих, или не выставляли так откровенно свои нужды перед всеми, или запрещалось печатать… 

Каждый бился со своей нуждой сам или с помощью друзей, знакомых и, если винил, то кого – то конкретно или благодарил тоже конкретно. Сейчас всё обезличилось. Только номер счёта, да адрес банка.

 Теперь, не зазорно, просить у общества, негодуя на чёрствость многих.

Всё это называется «Добрые дела», а организации, которые занимаются опубликованием нужд людей, по – видимому, считают себя «добродельцами».

Запись из дневника Рериха:

«Бесконечный список человеческих желаний и нужд. Когда могли, давали, но это была малая капля в океане потребностей. В то же время кто – то создавал легенду о нашей роскоши… 

Скажу:

«Богатства нет, и никогда к нему не стремились.

Никто не поверит, ибо вера в миф – самая крепкая вера. Человек верит не в действительность, но во что ему хочется поверить. Сказка о богатстве – самая жестокая…».

*Я верю, Николай Константинович! 

Безбедная жизнь семьи Рериха обеспечивалась продажей картин, работой в театре, публикация статей в печати, то есть трудом Николая Константиновича.

*Нигде, кстати, в книге я не встретил ни разу хоть упоминание о том, чем всё же занималась Елена Ивановна в это бурное, малообеспеченное время. Поразительно! Хотя книга ведь о самом Рерихе…

Но разъезды, экспедиции, научная и общественная работа иной раз вызывали серьёзные денежные затруднения. Меньше всего Рерих надеялся на помощь или вложения капиталистов США. Он знал, что лучше довериться случаю (!), чем миллионерам.

Рерих писал о них – это можно найти и прочесть отдельно. Но вот одну характеристику имущему человеку можно привести здесь:

«…когда человек имущий и с возможностями будет говорить вам об искусстве и знании, всегда спрашивайте его: «что же вы – то сделали для этой красоты, чтобы иметь право говорить о ней?» 

*Что ж, позицию художника, человека творческого, человека науки эту фразу я могу понять. Но, ведь капиталист мог ответить,

– Я дал рабочие места, вложил определённые средства, которые изыскал, рабочие построили это здание, где ваш музей. Они получали оплату, кормили своих детей, дали им возможность побывать в вашем музее и приобщиться к прекрасному. А вы что сделали, господин Рерих, чтобы эти люди не голодали?

А, если бы он добавил, что внёс определённую лепту в безбедную жизнь художника, купив картины на аукционе и подарив их тому же музею, то, возможно, «карта художника была бы побита капиталистом» окончательно.

Но, этот гипотетический ответ я тоже могу понять. И вопрос, и ответ, по – моему глубокому убеждению, неверны по своей сути.

Ведь не каждый может внести личную лепту в создание прекрасного, но очень многие стремятся приобщиться к нему. Через это прекрасное и должно приходить то правильное осознание жизни и деятельности человека, общественных отношений и мироощущения вообще. 

И, если Рерих произносил ту фразу, то подразумевал он другое, что господин Беликов не показал.

В противном случае, по Рериху, можно предположить и такое:

«сапожник не принимал участие в выпечке булок – значит, он даже обсудить их вкус не имеет права».

И последнее в этой главе небольшое (вкратце изложенное мной, – АЛТАИЧ) воспоминание Рериха об одном эпизоде (случае!):

–  В Сан – Франциско, как – то позарез нужны были деньги, но ниоткуда они не шли. Вдруг звонок,

– Срочно приезжайте. На выставку.

В зале молодая девушка с чеком в руке,

– Которую из четырёх картин, вы мне посоветуете. Через двадцать минут у меня пароход в Гонолулу.

Суёт в руки чек, хватает со стены картину и бегом из зала.

«Так и мелькнула точно нездешняя, но в руке хороший чек, а на стене пустое место».

*Что это – «божье провидение»? Помощь «оттуда»? «Счастливые случаи» в жизни Рериха, которые можно встретить при прочтении книги не один раз, выручали его именно в те моменты жизни, когда безнадёжным казалось всё.

Средства для путешествия в Азию Рерих собрал с продажи своих картин, на которые спрос был постоянным.

Никакие миллионеры или официальные учреждения США его не финансировали.

*Перед ним лежал путь на Восток…

продолжение следует…

село Алтайское

13 сентября 2014 года

Алтаич

Постскриптум.

Не знаю, как вы, но я что-то откровенно устал. Не от Николая Константиновича, не от его «приключений», которых в этих восьми главах самый минимум, а от того, что приходится текст Павла Фёдоровича прорабатывать в третий или четвёртый раз. Уж много недосказанного, много под –  и межстрочного смысла. Чувствуется, что при всей тщательности Беликова, цензура в Советском Союзе не дремала. А мне начинает казаться, что я опять где – то пропустил самое главное, сокровенное, нужное…

Николай Константинович Рерих. Глава восьмая.: 4 комментария

  1. Да, Виктор, Вы правы в своих последних словах. Книга Беликова странная, действительно в ней нет чего-то важного и главного, что дает возможность смотреть на Рериха как на фигуру интересную. Пока он – обычный художник, каких в России было немало. Ну, не вернулся в Россию (почему – непонятно, если он так стремился на родину). Или Родиной у него стал Восток? Непонятно, почему художники, которых Россия создала, черпали вдохновение в своих корнях, а он как-то легко все оставил. А фактически пошел по другому пути. М.б. есть другие биографы Рериха, например, на западе или у нас, в России. Есть же у нас рериховцы и рериховское общество. Наверняка, они что-то пишут и разыскивают материалы о нем.

  2. Есть, конечно! Но пока у меня проработана книга Павла Фёдоровича, да и специалисты считают, что у него был самый большой архив, был другом семьи и т. д. Поэтому заканчивая изложение этой книги в моём понимании, в моих вопросах и домыслах, я уже думаю о другом материале. Но, с западных я бы не стал начинать читать… Запад тлетворен для нас, даже если он будет от лица успешно “сбежавших” с родной или не родной земли бывших россиян. Поэтому не стану торопиться. Нужно брать пример с Николая Константиновича – много чего о нём говорили ещё при жизни дурного, а он продолжал своё намеченное дело или дела. Как говорят на Востоке:
    “Собака лает, а караван идёт”

  3. Обязательно будет продолжение и окончание. Дело нужно доводить до конца. Спасибо за отклики!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif