Николай Константинович Рерих. Глава десятая.

АЛТАИЧ

 

 

 X. Учёный и гуманист.

1

«Истина не познается расчётами, лишь язык сердца знает, где живёт великая Правда, которая, несмотря ни на что, ведёт человечество к восхождению».

 Н. К. Рерих

29 июля 1928 года Рерих (Николаю Константиновичу около 54 лет), находясь в Сиккиме и заручившись поддержкой учёных Индии, Америки и Европы, начал создание Гималайского института научных исследований, названный им «Урусвати» – «Свет утренней звезды».

Но вскоре Рерих задумал переезд из Сиккима. Ещё в 1925 году, будучи в Кашмире, он хотел посетить долину Кулу. Но тогда это не удалось.

Кулу – долина реки Беас, вдоль которой проходил древнейший путь из Индии в Тибет, на Кайлас, Ладак, Хотан и через Гоби до самого Алтая. На берегах этой реки трудился риши (святой мудрец) Вьяса, собиратель Махабхараты и многих пуран (жанр древнеиндийской литературы). По преданиям бывали здесь и Будда и Падма – Самбгава (основатель одной из сект буддизма). Сюда доходил Александр Македонский.

2 Долина Кулу

С. Н. Рерих “Долина Кулу” 1980-е годы.

Кулу – это колыбель древнейших памятников культуры. Кроме всего прочего долина отличается благоприятным для европейцев климатом.

В отношении же археологическом, историческом, филологическом, ботаническом, геологическом весь северный Пенджаб с Западной частью Гималайского хребта являлся кладезем для исследований института.

В конце декабря Рерихи прибыли в долину Кулу. Направляясь к древнему поселению Нагар

3 Наггар север Индии

 и, ещё не переправившись через реку Беас, они увидели на крутых горных склонах уединённый дом. Они сначала арендовали его, а потом купили. Так дом в долине Кулу на высоте 2000 метров над уровнем моря стал постоянным местом проживания Рерихов в Индии.

*Сегодня в резиденции Николая Константиновича и помещении института «Урусвати» создан музей, охраняемый правительством Индии. Здесь находятся 35 картин гималайского цикла художника, его личные вещи.  Рядом – место кремации учёного.

4 Дом семьи Рерихов в Кулу

На севере высился заснеженный перевал Ротанг. Через который шёл путь в Тибет и Среднюю Азию. На юг дорога вела на Симлу, к озеру Равалсар и в долины Индии.

К дому вела крутая узкая дорога, вокруг дома – фруктовый сад, почти к дому подходил густой лес.

5

Через несколько месяцев после переселения Николай Константинович и Юрий Николаевич уехали в Европу и Америку для налаживания связей с научными учреждениями. В отсутствие Рериха культурно – просветительские учреждения окрепли, расширились. Ещё в 1925 году в Нью–Йорке принимали решение, с которым согласился поставленный в известность Рерих, построить новое здание для размещения музея, института объединённых искусств, художественной галереи, театра на 350 зрителей, рабочие помещения для секций. Здание в 24 этажа, Верхние этажи предлагал Рерих отвести под студии и жильё, сдаваемое по умеренной плате художникам, писателям, музыкантам, артистам. Все пожелания, эскизы здания были переданы архитектору Х. Корбету, который после получении займа из банка начал строительство. Когда Рерихи, отец и сын, прибыли в Нью–Йорк в июне 1929 года, здание было почти готово.

6

Художественный и научный мир Америки встретил Рериха с большим интересом. Он выступал на конференциях, в институтах.

В этот приезд, в США, Рерих застал страну не в самом лучшем положении. Очередной экономический кризис (1929 – 1933) охватил страну.

Из обращения Рериха к студентам:

«…Все видели стремительное низвержение бумажных ценностей. Пусть каждый получает доказательство по мозгам своим. Даже окаменелые друзья вспомнят, как на их же глазах предмет, считавшийся ничтожным, вдруг получил громадную ценность, и наоборот: непоколебимые с точки зрения обыденности ценности оказались грудою бумажного сора. За время революций мы не однажды видели, как банкиры и финансовые деятели оказывались сметёнными, тогда как выживали именно художники и собиратели искусства. Сама жизнь показывает, что всё связанное с творчеством выживает. Живут научные открытия, и неистребимо живёт мысль…».

7 октября 1929 года состоялось торжественное открытие музея в помещениях нового здания. Рерих пополнил коллекции музея сотнями своих картин. В здание переселились и другие культурно – просветительские учреждения.

7

Н. К. Рерих с сыном Юрием 

На открытии среди почётных гостей присутствовали: Милликен, Дж. Босе, Эйнштейн, Кумар Халдар, Стоковский, Рабиндранат Тагор, Игнасио Сулоага и другие.

 Рериха не оставляла мысль о создании международного соглашения об охране культурных ценностей в военное время. В 1914 году этот план не нашёл отклика.

Прибыв в Европу, он изложил свой план доктору международного права и политических наук Г. Шкляверу и профессору Жоффр де ла Проделю в Париже. Он попросил разработать проект пакта, согласовав его с международным правом.

Вместе с пактом, который был готов и опубликован в 1929 году, Рерих предложил и отличительный флаг, назвав его «Знаменем Мира». Последний должен был водружаться на объектах, подлежащих охране.

8 Знамя Мира

Происхождение символа теряется в далёкой древности: его можно встретить на тамге (родовой фамильный знак) Тамерлана; на тибетских, кавказских и скандинавских фибулах (металлическая застёжка для одежды); на предметах Древней Византии и Рима. Им украшено изображение Страсбургской Мадонны. В России его можно увидеть на одеяниях святых в иконописи. Этот символ никогда не использовался как отличительный знак какой-либо религии или народности. И это имело важное значение.

Идея Рериха нашла широкую поддержку в прогрессивных кругах широкой общественности. Постоянные комитеты в поддержку пакта и знамени были учреждены в Нью-Йорке в 1929 году, а в Париже и Брюгге – в 1930.

В 1930 году проект пакта был одобрен Комитетом по делам музеев при Лиге наций и передан на рассмотрение Международной комиссии интеллектуального сотрудничества.

Парижский университет выдвигает кандидатуру Рериха на получение Нобелевской премии. Это тоже было пользой для распространения идеи пакта, хотя для некоторых государств – Германия, Англия – идея пакта была неприемлема уже в том, что он предлагался…    русским. Подозрительный интерес проявлял итальянский дуче – Муссолини. Мальтийский орден зазывал Рериха в Рим для переговоров. Распространялись слухи о связи Рериха с сионистскими организациями и о выполнении им специальных заданий в Палестине…

Таким образом, на мировой политической арене идея пакта уже имела определённое значение.

Закончив дела и убедившись, что идея пакта в западных странах приобрела немало сторонников, Рерих с Юрием собрались возвращаться назад, в Кулу. Но продление визы в британском консульстве не разрешили, посоветовав взять визы в Министерстве иностранных дел, в Лондоне. В Лондоне, куда Рерихи попали через некоторое время, побывав в Париже, ответили, что визы на въезд в Индию они похоже никогда теперь не получат. Рерих отлично понял, что это расплата за посещение Москвы и встречи с советскими дипломатами в Европе.

*Таким образом, англичане отомстили Николаю Константиновичу? Мелко, господа, мелко! Но, значит, всё-таки скрытое и явное наблюдение за ним велось постоянно…

Но, Европа – это не Тибетское нагорье и Рерих обратился к общественным деятелям, учёным, деятелям культуры Европы и Америки. В британское министерство посыпались запросы, ходатайства. В последний раз за окончательным ответом Рерих зашёл накануне отъезда в Париж и убедился, что его дело о въезде в Индию так разрослось, что папки с бумагами перевозили в министерстве на специальной тачке. Однако ответ был отрицательный.

*Что, что, но в упорстве Рериху было не отказать, я убедился, читая эту книгу. Но то, что ему было, хоть и неспокойно в отношении решения о въезде в Индию, на что жить и переезжать из США в Лондон, из Англии опять в Париж у него хватало финансов. Думаю, что имея связи, поддержку на международном уровне, уверенность в своей правоте, упорство при выполнении поставленной цели, он всё же был обеспечен хорошо материально. Последнее много значит в жизни.   

Видя, что разрешение не получить таким путём, Рерих изменил тактику. Он выехал во французскую колонию в Индии – Пондишари, что расположена вблизи Мадраса. Въезд в Мадрас для жителей Пондишари не требовался. Теперь не на шутку встревожился английский консул в Пондишари. На его вопрос, что Рерих будет здесь делать, тот ответил:

«Приобрету имение, и буду ездить в ваш Мадрас, французский Шанденагор, что рядом с вашей Калькуттой, в Гоа, Каракал», – и показал визы на въезд, которыми он запасся в Париже.

Создалась странная ситуация. Институт «Урусвати», жена, младший сын Святослав были в Кулу, а Николай Константинович и Юрий находились в пограничных областях с Индией. Объяснение причин невыдачи виз британское министерство иностранных дел давать не хотело. В прессе стали появляться различные догадки, протесты усилились, и через месяц разрешение было получено, но уже от имени вице – короля Индии. Рерихи за этот месяц уже приступили к археологическим раскопкам.

*То есть Рерих не сидел без дела, он трудился в любом создавшемся положении. Это очень ценно – не падать духом, а продолжать заниматься делом, как – будто всё в порядке, и дело только во времени.         

По возвращению в Кулу Рерих продолжил прерванную его отсутствием работу института «Урусвати». Через несколько лет он мог сделать такую запись:

«Когда мы основали институт, то прежде всего имели ввиду постоянную подвижность в работе… каждый год происходят экспедиции и экскурсии… Ведь не для того собираются люди, чтобы непременно сидеть в одной комнате и питать себя, присылаемыми сведениями. Это половина работы. Нужно то, что индусы называют «ашрам». Это – средоточие. Оно добывается в разных местах».

Непосредственно работой института руководил Юрий Николаевич. Он же занимался этнолого – лингвистическими и археологическими работами.

Святослав Николаевич занимался вопросами тибетской и местной фармакопеи и изучением древнего искусства Азии.

Связи института были налажены с десятками научных учреждений Азии, Европы и Америки. Приглашённые специалисты и временные сотрудники собирали ботанические и зоологические коллекции. Научные материалы из Кулу шли в Мичиганский университет, Нью-Йоркский ботанический сад, Пенджабский университет, Парижский музей естественной истории, Гарвардский университет в Кембридже, Ботанический сад Академии наук СССР. Вавилов Н. И. – известный советский ботаник и генетик – получал нужную информацию и семена для своей уникальной коллекции.

При участии лам – лекарей из Тибета был составлен первый в мире атлас тибетских лекарственных трав. Создана биохимическая лаборатория. Занимались изучением рака и космических лучей в высокогорных условиях.

Экспедиции проводились в самой долине Кулу и за её пределами: в Лахуле, Бешаре, Кангру, Лахоре, Ладаке, Зангскаре, Спити, Рупшу. Многие из них возглавлял сам Николай Константинович. Так в 1931 году по приезду в Кулу, он направился в Лахуль, за Ротангский перевал.

9

*Да, на месте Рериху не сиделось. А может походная жизнь давала ему тот самый отдых от других дел и новые впечатления. Это у нас отдых понимается, как пролёживание на диване перед экраном «теле-ящика» или пустопорожняя болтовня с соседом за бутылкой.

Восток усилил интересы Рериха в области управления психическими процессами человека. Он стремился к разделению доказанных психических воздействий на человеческий организм от фокусов рыночных факиров.

Из дневника:

«…Чудес не видели, но всякие проявления психической энергии встречали…».

По его словам, – «Индия даёт и сейчас самые замечательные проявления психофизической энергии».

 С 1931 года издаётся ежегодник, в котором публикуются результаты научной работы сотрудников института.

Статьи по разработкам в Гималайском институте появлялись в научных периодических изданиях Азии, Европы и Америки.

Рерих не боялся прослыть фантазёром, призывал к познанию глубочайших тайн бытия и верил в неограниченные возможности разума.

Он состоял членом Французского общества доисторических исследований, Югославской академии наук и искусств, Академии международного института науки и литературы в Болонье (Италия), вице – президентом общества Марка Твена (США), Парижского общества антикваров, почётным протектором Исторического общества Парижской Академии, членом – основателем Этнографического общества в Париже, почётным членом Нью-Йоркского общества охраны исторических памятников, почётным членом института имени Джагадис Босе в Калькутте, членом Бенгальского королевского азиатского общества, почётным президентом и доктором литературы Международного буддийского в Сан-Франциско, членом Ассоциации международных исследований в Париже, вице – президентом Американского института археологии, членом – корреспондентом многих других научных учреждений.

В это время движение сторонников пакта в Азии, Европе и Америке росло. В 1931 году под руководством члена комиссии по охране памятников Бельгии К. Тюльпника был организован Международный союз пакта Рериха. В сентябре прошла первая его конференция, в работе которой приняли участие официальные представители некоторых государств и общественные деятели. Установлены контакты с Международным комитетом по делам искусства и Бюро конференции по ограничению вооружения. В августе 1932 года состоялась вторая конференция, которая призвала все страны признать пакт международным документом. Были представлены 6000 снимков архитектурных памятников, над которыми необходимо учредить охрану.

В ноябре 1933 года состоялась третья конференция в Нью-Йорке, в которой участвовали официальные представители 36 стран.

Мысли о пакте нашли своё отражение в картине Рериха: «Орифламма» (1931) или как называл её сам Рерих по-русски – «Владычица Червонно – Пламенная».

10 Орифламма 1931 год

Чувствуя реальную угрозу войны, Рерих всё чаще указывал на Советский Союз, как оплот сил против фашизма. Но, живя в английской колонии, зная отношение к себе незаконных хозяев страны, он не мог открыто говорить и писать про своё отношение к СССР. Убедительным примером его взглядов является картина «Св. Сергий» (1932).

11 Святой Сергий Радонежский 1932 год

Картина сначала находилась в Праге, но потом попала в Третьяковскую галерею.

Прожив в Индии всего год, Рерих пишет картины не только посвящённые Индии, но и Монголии, Тибету, Аравии, Алтаю, Китаю и, конечно, России.

Прошло пять лет со дня основания Гималайского института «Урусвати» и Рерих получает приглашение приехать в США. Департамент земледелия заинтересовался гербариями засухоустойчивых растений Азии института «Урусвати».

Рерих выехал в США в 1934 году (Ему – 60 лет, – прим Алтаич) для обсуждения вопросов, связанных с экспедицией. Опасения вызывал маршрут, так как пути к пустыням Центральной Азии через Хотан или Лхасу для него были закрыты. Заехав в Европу, Рерих первый раз нарушил своё правило не вмешиваться во внутренние дела русской эмиграции. В это время, когда захват фашистами власти в Германии накалил международную обстановку, в Европе произошло разделение в русской эмиграции на «пораженцев» и «утвержденцев». Первые были за военное поражение СССР в предстоящей войне, вторые – за победу и посильную помощь Родине. Рерих посетил одно из собраний «утвержденцев» и поддержал их, обратившись к присутствующим с приветственной речью.

В Америке нахлынуло много событий происходивших в стране, как радостных, так и печальных. Успехи в продвижении пакта радовали. Но, больше огорчали падение нравов, оголтелая погоня за наживой, депрессия, вызванная кризисом…

«…варвары ворвались в область культуры. В Чикаго будто бы нечем заплатить учителям. В Нью-Йорке церковь продана с аукциона. В Канзас – Сити с торгов продан Капитолий. А сколько музеев и школ закрыто! А сколько тружеников науки и искусства выброшено за борт! Но всё-таки на скачки приехало 50000 человек! Стыд! Стыд!»

*Нам бы сейчас задуматься над этой фразой!  

Серьёзные затруднения в связи с экономическим кризисом сказались и на доходах Нью-Йоркского музея имени Рериха. Задолженность за строительство здания вовремя не погашалась, но удалось через суд получить рассрочку на несколько лет. Беспокоило поведение некоторых членов правления, особенно Луи Хорша. Этот бизнесмен в своё время проявил заинтересованность в делах учреждений, основанных Рерихом и его сотрудниками, и занимался финансово – хозяйственными вопросами, от которых обычно учёные и творческие люди отмахиваются. В результате за несколько лет Хорш сумел сосредоточить в своих руках всю хозяйственную часть музея, включая руководство строительства здания – небоскрёба. Не поставив в известность Рериха, он изменил проект, добавив, дополнительно, ещё пять этажей. Доход это не принесло, а задолженность банку возросла. Тогда он и некоторые его сторонники решили увеличить плату за аренду квартир, открыть в здании ресторан с баром, сократить количество помещений для культурно – просветительных учреждений. Совет директоров и Рерих воспротивились всем этим желаниям Хорша. Тот вроде успокоился и стал деятельно заниматься подготовкой новой экспедиции Рериха.

*Это была ошибка Николая Константиновича, который, как вы помните, был «слаб в житейских делах». Такие люди, как Хорш, из «породы» бизнесменов (читай, торгашей, лавочников и коммерсантов, – прим. Алтаич) не успокаиваются. Они затаиваются на время.

Но, зато, личное знакомство с министром сельского хозяйства США Г. Уоллесом, давало Хоршу возможности оперативно решать вопросы, связанные с подготовкой экспедиции.

Вставка.

12 Генри Эгард УоллесГенри Эгард Уоллес (1888 – 1965 политический деятель США.

Министр сельского хозяйства в  1933-1940 годах, в 1941 – 1945 вице – президент США  в правительстве Франклина Рузвельта. Сторонник рузвельтовского курса во внутренней и внешней политике. В 1945-1946 – министр торговли.

Смещён с поста министра торговли президентом Трумэном из-за несогласия с политикой «холодной войны». Указывают, что его идеалом было конвергентное сообщество, сочетающее лучшие стороны «американского капитализма», «европейского социализма» и «русского коммунизма».

На выборах 1948 года выдвинул свою кандидатуру на пост президента от созданной им и его сторонниками Прогрессивной партии. Потерпев поражение на выборах, отошёл от политической деятельности.

Кроме этого Генри Уоллес и Луи Хорш обещали Рериху употребить своё влияние в продвижении пакта по охране культурных ценностей.

Всё это вместе давало понять, что Хорш желает и дальше руководить финансово – хозяйственными делами. И отстранить его тоже было сложно, так как Хорш владел солидной частью паёв, что давало ему право голоса при решении вопросов.

В США Рерих пробыл недолго. В мае  1934 года он уже был в Японии. С ним были: сын Юрий и несколько азиатских и европейских ботаников. Задача была поставлена конкретно: изучение барханной растительности для отбора тех видов, которые могли бы удержать распространение пустынь. Первый район работ – северная часть Маньчжурии. Продвигаясь в северо-западном направлении, дошли до озера Далай – Нор. Обнаружили на западном нагорье Хинганского хребта и при обследовании степной Барги засухоустойчивые сорта ковыля, вострицы и некоторых стойких злаков.

Н.К.Рерих и Юрий 1935 год 1

Занимались сбором лекарственных растений, в древнем монастыре Ганьчжур и нашли древний тибетский лекарственный манускрипт.

По ходу приближались к границе с СССР. Японцы следили за продвижением экспедиции и вопреки данным обещаниям, плохо обеспечивали экспедицию и ограничивали свободу передвижения. В июле Рерих вынужден был поехать в Харбин для выяснения причин возрастающих затруднений. Пять месяцев пребывания в Харбине ни к чему не привели. Пришлось согласовывать с департаментом земледелия США переброску экспедиции в Китай.

В Харбине Рериху пришлось столкнуться с белой эмиграцией и её деятельностью против Советского Союза. И опять Рерих не остался в стороне. Он выступал с лекциями, публиковались его статьи патриотического содержания. Он организовал Дальневосточный комитет пакта и «Знамени Мира».

Естественно на него ополчилась вся белоэмигрантская клика, а их поддержала японская газета «Харбинское время». Ему не удалось издать книгу «Священный дозор», в которую вошли последние статьи Рериха, некролог о югославском короле Александре и т. д. Её отпечатали и тут же весь тираж был арестован японской цензурой. Она была запрещена в Маньчжурии. Правда, издательство каким-то образом сумела часть тиража перебросить во Францию, где издание и вышло в продажу.

В ноябре Рерих покидает Харбин, а с декабря 1934 года Рерих занимается подготовкой второго этапа экспедиции, но уже в Пекине. Маршрут должен был проходить по северо-западу Китая.

Но, проведённое время в Харбине оставило глубокий след в биографии Рериха. С тех пор следы самых злонамеренных слухов о нём приводили к харбинским белоэмигрантам. Писали и о «масонстве» Рериха, и об измене его отечественной вере, переходе в буддизм. Затронули и Елену Ивановну, объявив её руководительницей теософского общества в Адьяре, хотя там она и не была ни разу. Просоветское настроение и патриотизм Рериха, естественно, враждебно воспринимался русской эмиграцией и её заправилами.

У Рериха непременным условием для организаций, учреждений, обществ имени Рериха было – позитивное отношение к Советскому Союзу. Он прекращал всякие сношения даже с многолетними сторонниками, знакомыми, которые проявляли антисоветские настроения. Так произошло в отношении к Свену Гедину, писателю –  алтайцу Г. Д. Гребенщикову, критику С. Маркову и некоторым художникам – эмигрантам.

В марте 1935 года Рерих направляется из Пекина к границам пустыни Гоби через Калган. В течение нескольких месяцев были изучены свыше 300 сортов ценных растений, способных бороться с эрозией почвы, целебные травы, и послано в Америку свыше 2000 посылок семян. Так же как обычно Рерих продолжал писать этюды, проводил археологические исследования, собирал материалы по лингвистике и фольклору. За 17 месяцев Рерих написал 222 очерка для «Листов дневника», в которых были описаны работы экспедиции, затронуты философские и научные темы.

15 апреля 1934 года в пустыне Гоби над экспедиционным лагерем подняли «Знамя Мира». В этот день в Вашингтоне президент США и представители глав государств Южной Америки подписали пакт Рериха.

37-я глава 11-й том – «Нерушимое».

*«…В Белом доме, сегодня с участием Президента Рузвельта подписывается Пакт. Над нашим байшином уже водрузилось Знамя…»,

«…Истинно, будет и должен быть памятным сегодняшний день 15-го апреля. Выявился ещё один маяк, который будет сближать друзей дальностранных, заморских, загорных, раскинутым по многим весям земли…»

 «…Каждый памятный день Пакта должен быть лишь жизненным поводом для поднятия и укреплением Знамени Охранителя…».

«…Знамя поднято. В духе и сердце оно не будет опущено. Светлым огнём сердца процветает Знамя Культуры.

Свет побеждает тьму…». Написал Н. К. Рерих  15 апреля 1935 года в Цаган Куре.

Успешно закончив экспедиционные работы, Рерих 21 сентября 1935 года приехал в Шанхай. Тревожное состояние, от оборвавшейся связи с Нью-Йоркским музеем, от слухов, что от руководства отстранены все ближайшие сотрудники, в Шанхае усилилось, так как слухи подтвердились. Срочно Николай Константинович и Юрий 24 сентября выезжают в Индию.

А подробности были таковы:

Хорш, который после столкновения с советом директоров из-за доходов, дождавшись, когда Рерих ушёл с экспедицией, занялся проведением операции по захвату здания – небоскрёба. Пособником у него стал сам министр земледелия США – Г. Уоллес. Сначала они добились изоляции Рериха от сотрудников в Нью-Йорке, т. е. информация о нахождении экспедиции давалась неверная. Затем молниеносно провели основную часть операции. Контрольный пакет акций был поделён между Рерихами – Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной,  З. Г. Лихтман, М. М. Лихтманом, Ф. Р. Грант, Л. Хоршем и Н. Хорш. На время отсутствия Рерихов в Америке, они оставляли доверенности на имя директората. В феврале 1935 года Хорш, путём обманных комбинаций сумел переписать паи Рерихов, Лихтманов и Грант на имя свой жены. Учредители не догадывались об этом, так как именно Хоршу было поручено оформление документов по безвозмездной передаче музея государству по принятому коллегиально решению.

*Вот, что значит поговорка: «Доверяй, но проверяй!»

Летом 1935 года без предупреждения Хорш и его сообщники исключили из состава совета директоров Рериха и четырёх других основателей. За одну ночь Хорш вывез из музея более тысячи картин Рериха, сменил все замки и только тогда поставил в известность, уже бывших, учредителей.

*Не отсюда ли пошло понятие и операции типа «рейдерства» в наши дни и на нашей памяти? И почему бывшие «советские» люди так охотно и быстро переняли у американцев эти хищнические повадки и беспринципное поведение? Не потому ли, что уже при советской власти был упущен (читай, выброшен, потерян, – Алтаич) главный принцип «коммунистического» строительства общества. Культура?! И до сих пор не найден! 

С позиций «свободного предпринимательства» Хоршу ничто не угрожало. Даже приезд Рериха в Америку положения не изменил бы. Тем более что Хорш позаботился о том, чтобы Рерих не мог въехать в США: нашлись законы, по которым те суммы, что были выделены на экспедицию обложили крупной государственной пошлиной, и лишь уплатив её, Рерих мог появиться в Америке. Отстранённые директора возбудили судебный процесс против Хорша, но он результатов не дал.

Рерих не поехал в Америку. По поводу происшедшего в Нью-Йорке он написал в своём дневнике:

«Не слишком ли много об «американских действах»?..

Хорш задумывает над Музеем тонко построенное мошенничество. Он вводит правительство в заблуждение и своей клеветой устраивает иск за какие–то налоги с сумм экспедиции, хотя все ведомо, что экспедиционные суммы налогу не подлежат. В своей тёмной душе Хорш отлично знает, что он лжёт и подделывает, но он настоящий американский гангстер. Он отлично знает, насколько низко грабить целую группу деятелей, и выживать их из дела ими же созданного, но кодекс гангстеризма торжествует. Находятся среди министров такие, которые по таинственным причинам надоедают судьям по телефону и требуют неправильного решения. Мало- ли сказано о судьях неправедных!

Но особо любопытно, что люди отлично знают, что Хорш жулик, понимают все его махинации и фабрикации и всё – таки молчат…

Что же получается? Одни криводушничают. Другие промолчат. Третьи изобретут компромисс?

Точно бы зло и добро могут в компромиссе ужиться».

А на реакцию многих сотрудников написал один из распространённых рассказов о Ходже Насреддине.

«Когда у Ходжи украли осла, то соседи упрекали и советовали ему. Говорили, что нужно было вешать более надёжные замки или построить высокую стену, намекали на беспечность и крепкий сон самого Ходжи. Ходжа ответил им всем так:

Вы рассуждаете правильно, но только всё это относится к прошлому, и на сегодня от ваших слов нет никакой пользы. Из них лишь следует, что вся вина на мне, а вор ни в чём не виноват».          

*Я бы сказал так по этому эпизоду: прав был Рерих, отвечая своими двумя записями всем, кто жаловался ему, судил, да рядил об этом событии или, может, упрекал Рериха в чём – либо. Но всякая правда имеет разные стороны. Рерих потерял много, потеряв Музей, картины и т. д.

По-видимому, при всём своём жизненном опыте, он не ожидал такого поворота дел. Подлый удар, нанесённый американскими дельцами, он, возможно, перенёс более болезненно, чем это видно в книге Беликова. Но… жизнь продолжается, и он старается поддержать словом своих сотрудников, приверженцев, почитателей, которые столкнувшись с обыкновенной человеческой подлостью воочию, могли разувериться в основном деле жизни самого Николая Константиновича. Этого нельзя было допустить!

От себя, лично, скажу, что хорши, уоллесы и им подобные были, есть и будут и не только в том разношёрстном обществе, что представляет собой народ Америки.

P.S. Вставка.

Если, уважаемые, у кого-то есть желание взглянуть на «сладкую парочку» Хоршей, то я нашёл две фотографии

Хорши и Ю Рерих

Е. И. Рерих, Н. Хорш, Н. К. Рерих и Ю.Н. Рерих

июль 1923image017

Л. Хорш, Н. К. Рерих, Н. Хорш, Ю. Н.  Рерих и В. А. Шибаев. 

Оба снимка сделаны в Санкт-Мориц (Швейцария). 1923 год.

продолжение следует…

село Алтайское

27 сентября 2014 года

Алтаич

 Постскриптум от Алтаича.

Нехорошо заканчивается предпоследняя глава. Но, что поделаешь, так в книге и в жизни Николая Константиновича. 

По аналогии, уважаемые, сравните один этот вышеописанный фактический эпизод  с нашей действительностью и скажите, положа руку на сердце, неужели такой образ жизни, такое поведение американских бизнесменов – жуликов, властей, отдельных граждан, так называемой самой богатой, цивилизованной, задающей тон всем странам мира, вам нравится.

Я не буду писать о политике, о системах развития, экономике и прочем, но отчего населению России в определённый момент так захотелось походить на хоршей, уоллесов и прочих американских и западных подлецов.

Задумайтесь! Ведь всё-таки народы России не «сброд», который сбежался в границах государства за так называемыми благами, свободой и преуспеванием. Так отчего берём в пример самое уродливое, тёмное, злостное, что есть в стране, которая называется США и, которая никогда не видела и не знает настоящих мучений, страданий, войн, поражений и побед? 

Николай Константинович Рерих. Глава десятая.: 6 комментариев

  1. Виктор, революцию 1993 года совершили верхи. Это была, как сейчас говорят, “революция вторых секретеарей” горкомов, обкомов и пр. Те, кому показалоь мало, что их обделили властью. А первым секретарям очень хотелось стать владельцами, а не просто арендаторами богатств, которые фактически и так были в их руках.. А что народу оставалось делать? Его поставили перед фактом. Советский человек изначально ориентировался не на духовность и религиозность (все храмы посносили, всех священников поубивали), а на материальность. Хотя воспитание в школе было идеалистическим. Но, выходя из школы, юные создания понимали, что все совсем не так, как учили в школе. Так что все быстро приняли новую идеологию обогащения, почва для нее была готова. Плюс всякие мошенничества на уровне элит и первых лиц, которым народ стал подражать. Так что здесь ничего непонятного лично для меня нет. Есть только возмущение.

    Но если вернуться к Рериху, то мне тоже непонятно, зачем он, инетеллектуал, художник и умница, ввязался в эту историю с паями, имуществом и прочими рыночными делами. Занимался бы своей наукой. Нет, уважения к Рериху у меня все это не добавляет. Разрывал с антисоветчиками, хотя сам не жил в СССР; православный, а занимался совсем неправославными идеями, икону православную в общем-то осквернил, взяв ее за основу в своем движении. При чем здесь Богородица?

    И так далее. Вопросов становится все больше, потому что он пытался усидеть на нескольких стульях: и американском, и советском, и индийском… Всех примирить со всеми. Экуменист. Добром это не могло кончиться.

  2. По первой части я отвечать не хочу, так как участия в этом “бардаке” ни я, ни мои товарищи не принимали. Да и вся Сибирь тоже.
    О Н. К. Рерихе могу только сказать, что другого выхода у него не было. Нужно было продолжать двигаться к цели?! кормить жену, детей, себя и жить, если не роскошно, то не нуждаясь. Не могу его представить в малосемейке или общаге, как себя и свою семью. Но хорошо представляю его и его близких в экспедициях, походе и т. п. т. к. сам через это прошёл и очень долгое время не имел возможности реализовывать все свои возможности, которые копились. А он хотел реализовывать! Что? В этом и загвоздка! Я же уже говорил книга Беликова не раскрывает самого главного: ради чего всё это было? Целенаправленно, целеустремлённо, ради чего – то одного! В 11 главе есть немного о том, что говорили противники его, типа А. Бенуа, но я ему не верю – это тип нашей современной интеллигенции, а она сплошь гнилая. Насчёт церкви, веры, как вы заметили, я никогда особо не пишу. Я не православный, не крещёный и попам и остальной этой братии не верю. А то, что вы написали о Ртищеве, то фамилия моей мамы была Ртищева – значит я азиат ни во что, типа религий, не верущий.
    И, последнее, о Рерихе: его можно уважать за одно то, что он делал то дело, которое задумал, несмотря ни на что. Уважаю людей, которые никогда не отходят от своих принципов, несмотря ни на что. А компромисс? Ещё Ленин хорошо сказал о компромиссе, а он далеко не дурак был. Не в пример многим.

  3. Бенуа – один из лучших представителей русской интеллигенции, который вынужден был эмигрировать после руволюции во Францию и там послужил России и православию: расписывал храмы и делал декорации к балетам Дягилева. И, кстати, я тоже себя отношу к той “гнилой интеллигенции”, о которой Вы так уничижительно отзываетесь.
    Ленин-то не особо шел на компромиссы, революцию делал не в белых перчатках и руки его по локоть в крови. Выслал всех лучших людей за границу, остальных – на Соловки. Вот и весь компромисс. Что касается кормить семью и детей, так они уже и сами довольно взрослыми были и могли работать. Елена Ивановна – учительницей с ее-то образованием, дети – тоже могли бы послужить делу России, а не Индии или США. И почему бы ему не жить в малосемейке, как кстати жила та паршивая интеллигенция, оставшаяся в России и заживо гнившая в тюрьмах и подвалах КГБ. Не вижу оснований его восхвалять. И не трогал бы он русских святых, и не мешал бы их со своими идеями. Все было бы честнее.

  4. Что ж пока останемся каждый при своём мнении. Но вы согласитесь, что не лучший представитель интеллигенции А. Бенуа, ни кто другой, включая Рериха в период 17-22 годов ничего бы не сумел сделать в России. Разве что страдать, мучиться и умереть, не сделав ничего. А в 1917 сыновьям Рериха было 15 и 13 лет. Ну, а по поводу Е. И. и её работы учительницей или кем, или Рериха расписывающего плакаты – вы это можете представить? Я нет. Тем более, что последние 20 с лишним лет только и разговоров, что не так нас учили, не ту историю преподавали, скрыли многое от общественности и народа и т. д. Насчёт святых, как договоррились не обсуждаем. Чего он там тронул, я не могу сказать. А насчёт интеллигенции, то ей и сейчас нужно хорошо представлять, как хлеб ростят, или бензин откуда в их авто, или хотя бы представить, сколько россиян без газа в доме и меньше говорить о бедствиях народа, подразумевая себя и свои хотелки. Кстати не я один пришёл к этой мысли об интеллигенции. Толстой говорил о том, как любит русская интеллигенция доносить. И много примеров есть того, что разговоры приводили к взрыву, который сметал и говоривших.
    Ну, а про гнивших в подвалах. Что ж не судьба видно была во власть попасть. Там всякие гнили и это мы тоже знаем теперь, когда кому-то захотелось малость “раскрыть” глаза и опять для своего же возвеличивания. Эх, россияне, как же вам хочется быть хорошими, лучше всех, а дай возможность быть кем-то и понеслось…

  5. В 17-22 годах в России жили Филонов, Малевич, Есенин, Хармс, Блок, Анна Ахматова, Маяковский, Цветаева, Введенский, Друскин, Павлов и многие-многие другие. Так что по поводу Рериха – это Вы явно перегнули палку. Он никогда не относился к гениям России, даже в лучшие свои времена. Он был скорее организатором, чем художником. И это в полной мере проявилось после революции, когда быстро стал заниматься коммерческой деятельностью. Русская интеллигенция в своем большинстве, попав за границу, оказалась в нищете и зарабатывала кто как мог: кто таксистом, кто модельером, кто учителями, кто церквонослужителями, кто жерналистикой. И кстати это было поводом к прославлению православия, которое они отскоблили от шелухи наносной ритуальности. Парижская богословская школа – это лучшее, что создала российская богословская мысль за последние сто лет. А Рерих от православия отступился и от русской народной культуры – тоже. Что касется плакатов и прочего – то пчему бы и нет? Хармс, Маршак, Введенский создали удивительную детскую литературу именно в то время, и не гнушались остаться голыми, нищими и бессребренниками, хотя и оставались в этой России. Какая уж она им досталась. Они жили в то время, какое им досталось, а не бежали с тонущего корабля, как Рерих. Я очень хорошо представляю, как бы Е.И. могла служить учителем. К слову, Толстой тоже не был землепашцем, он только рядился в народные рубахи, а по сути оставался тем же барином с тугим кошельком, которым потрясал даже когда попадал в монастырь. Лучшее, что он создал – это Война и Мир и Анна Каренина. Все остально шло по нисходящей. Неужели Вы действительно считаете, что Рерих – это лучшее, что родила земля Русская?!

  6. Нет я считаю, что мои публикации почему-то у вас вызывают гнев, у остальных – абсолютно ничего. Получается есть один человек – противник всего, что создал Рерих и его семья, а остальным “до фени”. Вот что я считаю. Но гнев – это не довод. Я не настолько начитан, как вы и из перечисленных вами, известных мне всё же имён, говорить о них не хочу. Но такого, как Рерих не было – это факт. И принижать его деятельность, как учёного, путешественника или общественного деятеля нельзя. Хотя мне тоже, как и вам кажется, что многое в его биографии нам и многим может не нравиться. Но, что поделаешь? И нельзя сравнивать Малевича и Рериха. Несравнимо! И вообще зачем сравнивать Толстого с Солженицыным, Пушкина с Маяковским и т. д. Меня с вами? У меня судьба была одна: я горжусь ею, и достиг многого, и сейчас мне хорошо. У вас по-другому. Так что ж теперь? Вы за себя знаете, что создали, сотворили, я – за себя. Если я найду слова Рериха сказанные про А. Бенуа в нехорошем тоне, то поставлю ещё один минус в графе Рерих. А пока минус у Бенуа! Вот и всё!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif