«НЕДЕЛЯ». Ю. ЛИБЕДИНСКИЙ

Это я - азиат

«По следам обсуждения книг крестьянами – коммунарами коммуны «Майское утро» из книги А. М. Топорова «Крестьяне о писателях»

«НЕДЕЛЯ». Ю. ЛИБЕДИНСКИЙ  (читано в 1927 году)

Юрий Либединский   Коротко об авторе.

Юрий Николаевич Либединский (1898 – 1959) – русский советский писатель и журналист, военный корреспондент.

Родился 28 ноября (10 декабря) 1898 года в Одессе: отец – врач Николай Львович (Натан Либерович) Либединский (1868-1920), мать – Татьяна Владимировна Либединская (Товба Вульфовна Нахимсон) (1870—1941). Детство про­вел на  Урале, в 1918 году окончил реальное училище в Челябинске. Участник Гражданской войны на Урале. Член РКП (б) с 1920 года. В 1921-1923 политработник (Челябинск, Екатеринбург) и преподаватель в московском военном училище.

Начал заниматься литературой в реальном училище, публиковался с 1921 года. Активный деятель групп «Октябрь», МАПП, один из руководителей РАПП. Председатель Центральной ревизи­онной комиссии СП СССР с 1934 года. В июне 1937 года был исключён из партии за троцкизм. Во время Великой Отечественной войны корреспондент фронтовых газет. Майор.

Повесть «Неделя» (1922) о революционных событиях в Челябинске. Автор повестей «Комиссары» (1925), романов «Завтра» (1923), «Поворот» (1927), «Рождение героя» (1930), «Баташ и Батай» (1940 – 1941), военных очерков и рассказов, книги для юношества «Воспитание души» (1962), мемуарных книг «Современники» (1958) и «Связь времён» (1962).

В 1927 году принял участие в коллективном романе «Большие пожары», публиковавшемся в журнале «Огонёк».

Умер 24 ноября 1959 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Могила_писателя_Юрия_Либединского-min

Немного о содержании повести «Неделя» для тех, кто её не читал.

Прошёл год после революции и в небольшом городке, где есть железнодорожная станция, создалась чрезвычайная обстановка: подходит весна и весенне-полевые работы – сев, а семян нет. То есть они есть, но привезти их по железной дороге нет возможности, так как нет дров для паровозов. Дрова заготовить можно, но они в стороне от города и на заготовку не хватает людей.  А ещё бандиты в округе и опасность захвата города бандами, в котором очень разношерстный народ. Назову я его «пятой колонной». Коммунисты, рабочие, красноармейцы – все понимают что-то нужно решать, но как? Выход нашёлся, но город всё же на короткое время был захвачен бандитами и противниками советской власти. Погибают практически все главные герои повести, но банда разгромлена, жизнь продолжается, дело революции не прервалось…

***Как видите, повесть «Неделя» опубликована в 1922 году и разговор в ней идёт о событиях в уральском городе Челябинск. Я прочитал её быстро, хотя не сильно вникал во многое, на что крестьяне обратили внимание и про это высказались. Но, по порядку. Повесть с моей точки зрения в наше время уже, в общем-то, не особенно интересна, так как таких повестей, рассказов, пьес и даже романов было выпущено большое множество. Коммунарам 20-х годов это повествование было довольно близко к сердцу, так как прошло всего лишь 7-8 лет со времени описываемых событий и многие из крестьян-коммунаров были либо участниками революции, либо пережили бандитский террор колчаковского отребья, либо нищету и бесправие при царском режиме.

Ничего неожиданного для себя в повести я не встретил. Единственное, что могу подтвердить за коммунарами, что показаны разные типы и характеры всех слоёв общества того времени, не особо описаны коллективы, нет как таковых любовных сцен и всяких глупостей водевильного или мелодраматического характера…

И при счастливом окончании повествования, гибель основных героев, практически всех, показана, как расплата за недостаточную бдительность, хитрость врага и множества других причин, о которых писатель рассказывает попутно в процессе повествования. Я могу лишь отметить то, что не высказали коммунары. Не обратили внимания что-ли, а скорее не стали обсуждать? При обсуждении на собрании вопроса о вывозе семенного зерна для будущего посева, о задействовании батальона красноармейцев для заготовки дров и пр., высказывались какие-то мнения, которые не совпадали друг с другом, говорили много, но не предлагали конкретного плана действия. И все ждали, что скажет один из основных героев повести Робейко, который и говорить-то толком не мог, из-за чахотки горла…

Как это похоже на сегодняшнюю болтовню на всех уровнях обо всём – без предоставления конкретного плана действий. Отличие лишь в том, что в далёкие годы приняли, наконец, решение, предложенное Робейко, и стали все дружно действовать. Сегодня мы видим другое: предложил кто-то план, но не обязательно стал участником его выполнения. Мол, моё дело «критикнуть», возможно и предложить, а исполнители – это другие…

А чаще всего потоками льётся критика, обсуждается всё, что можно и по многу раз. А так как сейчас уровень образования намного выше у некоторой части населения над остальной, то все высказывания запутываются замысловатыми речами, множество ссылок на опыт чужих народов и стран, перечислением фактов, взятых с «потолка» и непроверяемых никем. Так что изменилось за 100 лет?

А теперь почитайте, те, кто не читал, или ещё раз посмотрите, что говорили коммунары, по поводу повести в далёком 1927 году.

Обратите внимание на выделенные слова и фразы!   

Блинов Е. С.

Когда прочитали «Неделю» Либединского, в которой о коллективе ничего не сказано, и когда я узнал про страдания разных товарищей Робеек и т. п., – у меня поднялся дух к коллективизму, чтобы ознаменовать память этих товарищей. Из-за этого и прежде я решил жить в коллективе…   Во всём сочинении распылена неустанная энергия коммунистических дельцов. Писал Либединский с виденного. Вот эту бы повесть поставить в кино! Картина дала бы народу многое! В повести заложен и бодрый и печальный дух. Больше – бодрого. Горный, несмотря на смерть товарищей, снова берётся за дело. Живописная повесть. Я предлагаю разделать его на экране.  Ежели бы могли её так разделать, как она написана, да посмотреть картину с хорошей музыкой, – до обалдения сидел бы в кино! И не знал бы: уходить или нет? Этой повести везде предстоит первая очередь. А ежели кто вздумает поставить её не в первую очередь, то он сделает это против воли, души и совести.

Зайцев А. А.

Либединский – большой художник. Что напишет, то в глазах и стоит. Описанных им типов я вижу, как живых. Город передо мной в настоящем виде. Вот возвышаются многочисленные главы церквей над низменными городскими постройками, а там возвышается заводская труба и выбрасывает длинную струю чёрного дыма…   Грязные улицы с прогнившими тротуарами…   бывший сад…   Он вырублен на дрова. Осталось несколько деревьев, между которыми стоят поленницы дров, похожие на одномастное стадо коров. Я даже ошибался часто – смешивал поленницы с коровами…   Либединский умеет подмечать переходные явления во время гражданской войны. Например, бывший интеллигент Мартынов, сын богатого купца, бросил свою роскошную жизнь и присоединился к коммунистам. Либединский раз описал его  в таком положении.  Надя увидела его в советском учреждении, одетого в изодранные ботинки, которые были подвязаны новыми верёвочками (хохочет). Хохочу я оттого, что положение Мартынова было плачевное, и он рад был новым верёвочкам, не тужил. Вся печать Либединского дышит большой правдивостью. Вот ещё пример. Ячейка, говорит, политотдела шла нестройными рядами, со смехом, с разговорами. Разные организации нестройно пели песни, и какая-то там организация – забыл – визжала «Варшавянку»…   Так оно и должно быть. Какой может быть строй, если в ячейке политотдела и в городке многие люди сроду не видали никакого строя! Также и петь они не могли, потому что для пения нужна организованность и подготовка… У Либединского только действительность. Сравню это с художниками, пишущими картины. Один художник написал картину – лес. Смотришь на этот лес. Виднеется несколько стройных деревьев – толстых, тонких. Вот стоит корявая берёза. Там – сломленная осина, вывернутая с корнем сосна. Там виднеются несколько колодин, валяющихся на земле и обросших травой…   Картина, правда, не особенно красивая. А другой художник тоже написал лес. Картина прекрасная!! Сосновый лес. Стройные прямые сосны. Все на одну мерку. Как пятаковые свечки. Человек посмотрит на эту картину, да и скажет: «Ну и глупо же она написана! Разве в природе бывает лес одного росту и весь прямой: Дрянь картина!!!» Анюта Симкова видела на вокзале, как валялись голодные, оборванные, грязные, вшивые люди. Тут же ходил щеголеватый комиссар в лаковых сапожках и брезгливо обходил людей, чтобы не замарать своих сапожков об этих «равноправных граждан». Рядом с голодными – комиссар со спекулянтом ели пирожное…   Этой картиной автор показывает, что у него болит сердце о народе, что он хочет ему добра и ставит на вид, чтобы остальные граждане видели народные бедствия…   Симкова желает, чтобы кто-нибудь на всероссийском митинге рассказал массам простыми словами, как Робейко, обо всём. Я теперь скажу от себя. Нет, товарищ Симкова, не надо всероссийского митинга. А нужно ораторам говорить в деревнях как можно проще, нужные слова и с желанием. Не надо иностранщины. Другой оратор приедет в деревню и сыплет иностранными, как горохом в стену. Мужики ему и говорят: «Попе-е-ел!» И на этом расходятся с собрания. А противнее всего, когда наш брат, Савка, уедет в город, нахватается там непонятных слов и воображает, что он уже учёный из учёных. Приедет в деревню и плетёт мужикам три часа подряд какую-нибудь чепуху. А сам думает: «Я огромную пользу делаю государству». А я бы так метлой таких «работников»!..   У Либединского хорошо запоминаются такие типы. Как будто их всех передо мной на скамейку посадили. Так ярко обрисованы типы только у Гоголя. Лирика у него (у Либединского. – А.Т.) не отстаёт от художества. Есть такие слова, что как прочитаешь, то, как будто на тебя в жаркое время приятным ветерком повеет. Например: «…синеглазая лунная ночь», «…солнце, растопив облака», «…весеннее небо, как глаза радующегося ребёнка», «Пеньки покрыты были душистой слезой», «…пролетела пуля, ведя за собой звенящую, рыдающую струну», «Умирая, дерево благоухало»…   Да ведь это что?!! Я ещё не замечал такой поэзии. Да ведь это бесподобно! Где Либединский набрал таких сладкозвучных слов?! А какие сравнения есть!! У Матусенко «сладкие аккуратные слова, похожие на булочки, намазанные сахарином… (заливается хохотом). Как вспомню я Матусенку, так не могу удержаться. Коммунист со звездой, а не знает, бедный, для чего субботники!..   Лиза шла к Сенаторам попросить кипяточку. Маленький чайник дрожал у неё в руках. Стальмахову женщина подарила художественную вазочку. Там нарисован букетик, пастух, пастушка и ягнёночек, который теребит у пастушки букетик. Поэтично!!! Стальмахов говорил: «Деть мне некуда эту баночку». И положил её на этажерку. Вот как будто слова и неважные, а они имеют какой-то глубокий смысл! И впечатление. Вот эта-то «баночка» заставляет видеть заскорузлого, большого, дельного человека – Стальмахова…   И как конец-то подведён у «Недели»!! Всякий сам догадывается, что там было. Либединский – хороший человек. Плохой человек не в состоянии так написать, хоть о страданиях народа.  Повесть приятно почитать, отдохнуть душой. Из неё видны образцовые советские работники. Хорошая и плохая правда также есть в повести. А поэзия её неприравнима…

 

Блинов Е. С.

У этого умней разговор. Так и сменяется в повести картина за картиной.

Шитиков Д. С.

Тут всё время серьёзное. Плавно-плавно-плавно идёт. Как картины в кино сменяются по порядку (относительно рубки сада). Как-то он печально обсказывает.

Шитиков Д. С.

Когда читали «Неделю», я думал, что автор действительно человек! В чём соль «Недели» – сам ты чуешь всё сразу. Природные украшения в ней не растянуты, и всё к делу. И всё сказано до точности. Интерес у меня, например, к саду. Когда его автор описывает, то он замечает на пне слёзы. Казалось бы, что надо жалеть сад, а по настроению того времени, по лозунгу – не жалко. Это – главное. Жалкое дело автор произвёл в нежалкое. Лучше этого быть тут не может. Всё художество к делу примкнуто. Читаешь – как по хорошему озеру плывёшь. «Неделя» по своей простине – понравится самому малограмотному человеку. Мне теперь интересно ударить по политике, какую, значит, политику я взял от книги Либединского. «Неделя» даёт всех типов коммунистов и контрреволюционеров того времени, и мы учитываем по ней, какое у них умонастроение было. Может быть, нам не придётся вторую революцию делать, но мы знаем от Либединского, какие есть люди и как они относятся к революции…   

Горных мало говорил, но великие дела делал. Он лучше всех понимал суть дела. Это автор тоже хорошо обрисовал. Сенаторы описаны – выше некуда. Если лучше кто опишет, – брехня будет. Сенаториха доит корову, а муж стоит и глядит. Брёвна бережёт. Весь, сукин сын, на виду! И вся его душонка видна. Когда читаешь «Неделю», то великая злоба к буржуям относится! Учитель Константин Петрович сам себя сначала не поняша. А потом обумился. Убедился, что при Советской власти жить можно людям. Затягу (длиннот. – А. Т.) в «Неделе» нет, а по концу её только жалеешь, что мало написано. Мало в том смысле, что чтение не надоедное. Ещё такую книгу найдёшь не скоро. Главное дело – у Либединского выскочит какой-нибудь тип ненадолго, а его не забудешь, хотя слов автор про него напишет мало. Приговор этой книге ясный: наилучшая книга! В книге дело и рассказано, и, показано, и доказано. Тот человек, который эту книгу не поймёт, – ничего не понимает…

Стекачёв Т. В.

Первый год революции в «Неделе» даётся. Общее настроение от книги впечатлительное…   А благородные же были коммунисты, которые описаны в «Неделе»!!! Повесть даёт сочувственное настроение.  Городишко описан мрачный, как наш Барнаул. Рассказ даётся на память хорошо. Хорошую книгу прочтёшь – ещё захочешь читать. Ещё бы раз я прослушал «Неделю». Я признаю, ошибка у них (у героев «Недели») была: плохо береглись. Написана повесть кратко, не разведена, без прибауток, не присновано никаких стёжек. И хорошо, что любви (разумеет романтическую историю) нет в книжке. Из «Недели» мы узнаём, как первые коммунисты переносили горе и труд. Вот такими-то людьми можно похвалиться. Такие люди сами никогда не хвалятся, они только дело делают. Хвалятся больше те, которые ничего не делают.

ОБЩЕЕ МНЕНИЕ.

«Неделя» – настоящее социалистическое произведение. Смысл, содержание и язык её – выше всяких похвал. Советские писатели могут брать её как образец, чтобы научить деревню жить, думать и чувствовать по-советски и любить дело социализма…

Примечание.    

Вслед за читкой «Недели» мне не довелось провести разбор её: был завален очередными служебными делами. Со стороны коммунаров были ко мне усиленные просьбы вторично прочесть повесть. Так она им понравилась! Но и этой их просьбы я удовлетворить, к сожалению, не мог. Пришлось вышеприведённые отзывы составить из записей на полях книги да из оценок зафиксированных мной уже в марте 1929 года. За 4 месяца коммунары, слушавшие «Неделю» не забыли её! Это само по себе отлично подчёркивает несравненные достоинства повести. Не могу не сказать, что я, как чтец, при чтении «Недели» переживал большую эстетическую радость…

Теперь в коммуне книжка Либединского ходит по рукам: все перечитывают её с упоением…

 

ПОЛЕЗНОГО ПРОЧТЕНИЯ!

Тем, кто читал повесть!

Может быть, вам не придётся вторую революцию делать, но вы теперь знаете от Либединского, какие есть люди и как они относятся к революции…

 

 

Алтаич, с. Алтайское

23 апреля 2018

 

 

 

 

 

«НЕДЕЛЯ». Ю. ЛИБЕДИНСКИЙ: 2 комментария

  1. Удивительно, что можно было писать правду о жизни того времени. Ю.Либединский молодец, что не побоялся это осветить. Люди жили не одним патриотизмом, не легкое было время. Сейчас удивительно, как можно было выжить в таких условиях. Люди радовались жизни, наверно, все воспринималось острее в таком экстриме.

  2. Из короткой справки о биографии Юрия Либединского видно, что осудили его и наказали за троцкизм, но, как ни странно, никаких репрессий он не пережил, воевал, писал, звание получил. а он ещё из чисто еврейской семьи был. Есть какая-то странность, если судить по многим происходящим тогда событиям. Но, не знаю как другие его книги, повесть “Неделя” очень позитивно-революционная и простым языком написана. Тем она крестьянам и понравилась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif