ИЮНЬ — ВРЕМЯ ПАНТОВ

***Середина июня. У мараловодов горячая пора, которая началась в мае, но полностью приходится на июнь месяц. Каждый год в это время в маральниках начинается срезка и консервация пантов маралов. Об одном таком хозяйстве в Алтайском районе Алтайского края рассказывает журналист Евгений Шумилов в краевой газете «Алтайская правда» от 12 июня. Фотографии представил Андрей Каспришин.

Маральник «Никольское». Зима для маралов ввиду благоприятной погоды прошла для маралов хорошо.

Генеральный директор компании «Алтамар», в которую входит и этот маральник Пётр Свиридов доволен количеством снега, выпавшего в нынешнюю зиму, хотя к зиме маралов сгоняют в специальные загоны, где расставлены кормушки и всегда есть еда. Трёхразовое питание состоит из сухого сена, овса и и подвяленной травы. Заготовка сена и травы ведётся хозяйством специально приобретённым оборудованием. Уборочная машина закатывает траву в рулоны, обматывается прочной плёнкой для того, чтобы углекислый газ, выделяемый травой консервировал её и тогда она хранится практически свежей. Такой рулон дороже рублей на триста обычного, но затрат не жалко, маралы поедают её полностью. От еды зависит сколько всяких ценных витаминов и микроэлементов получит животное, от чего оно будет здоровее, а панты — большие. Конечно, основные витамины достаются маралам летом, когда они питаются свежей травой на склонах гор, где более 300 видов трав.

В маральнике 16 отделённых друг от друга парков, что позволяет разделять стадо по половозрастным группам и регулировать рост травы. Месяц они питаются в одном большом загоне, потом их перегоняют в следующий и так всё лето.

Процедура срезания пантов нужная и полезная и для самих маралов, не говоря о том, что панты это ценный продукт. В этом году в «Никольском» срезание пантов началось 15 мая. Рогачей загоняют в круглый загон, так называемую шайбу. Потом внимательно бригадир и пантовар отбирают тех маралов, у которых уже можно срезать рога. Затем марала по системе коридоров загоняют в станок. Пол под животным опускается, бока зажимаются с двух сторон специальным устройством. Висячий марал уже не можетдействовать ногами, которые у него до того сильные, что он иной раз может с места перепрыгнуть через 2-метровый забор. Срезка происходит очень быстро — пара минут, но приносит облегчение животному. Ведь рога могут весить четыре килограмма, а бывают у старых рогачей и до девяти. А полезна она ещё тем, что отсутствие рогов предохраняет самцов от травм, если подерутся.

Необходимость июньской срезки пантов заключается просто: к осени они твердеют, окостеневают и сами отпадают.

Использование пантов людьми для лечения многих болезней состоит в том, что можно принимать препараты из молодых рогов, а можно принимать ванны из бульона, который остаётся после варки пантов. Варят молодые рога для консервации и ещё «жарят» до 75 градусов в сухом воздухе. Потом их сушат.

С гендиректором Петром Свиридовым зашёл разговор и о нынешней обстановке, и о состоянии дел в маральнике в нынешний сезон, о перспективах…

Урожай пантов в этом году ожидается не хуже, чем в предыдущем, но…

Если учитывать статистические данные, которые предоставляют санатории Белокурихи о том, сколько процедур с использованием пантов, то в крае столько пантов не заготавливают. Значит, санатории, стремясь приобрести более дешёвое сырьё, используют и некачественное сырьё. Приобретают панты неохотно: могут заказать не более 150 кг, а мараловодческие хозяйства края производят 9-10 тонн в год. Кроме того Республика Алтай — 35-40 тонн. И куда же сбывается качественная продукция?

Свиридов отвечает так:

«…Приезжает какой-нибудь господин Пак и начинает выбирать панты. Естественно, старается найти в них дефекты, тем самым сбить цену. Торг начинается с 300 долларов за кило, а кончается 150…»

Компании до недавнего времени было несколько легче, так как в её составе есть перерабатывающие мараловодческую продукцию предприятия, а хозяйство «Никольское» предоставляет туристам пантовые ванны. В этом году из-за режима ограничения гостиница в хозяйстве закрыта до 22 июня, проблемы с клиентами и туристами, пришлось даже возвращать им предоплату. Кроме того остановилось и переработка пантов. На складах полно готовой продукции, но нет сбыта. В магазинах, что тоже имеются в компании, выручка 300 рублей в день. Ситуация может такой оставаться ещё долго, предполагает Свиридов и считает, что мараловоды никуда не обращались и не объясняли, что июнь для них месяц, который весь год кормит. Поэтому он считает, что нужно бы снять запрет с маральников на приём посетителей, как это сделано уже для санаториев Белокурихи.

Он также считает, что мировой кризис, возникший в этом году из-за пандемии Коронавируса не даст возможности сбыть товар основному имортёру продукции — Южной Кореи.

«…Видимо будем сокращать поголовье маралов, потому что дотаций мы не дождались, – говорит Пётр Свиридов.

В 2018 году на международном конгрессе оленеводов в Белокурихе было принято решение о выделении денег из федерального бюджета в размере 14-16 тысяч рублей на голову на год. Потом эти цифры уменьшились до 1400 рублей, но это не та сумма, которая может стимулировать развитие мараловодчества. Кроме всего прочего острая проблема в хозяйствах с кадрами. К примеру «Никольскому» требуются: управляющий, тракторист, ветврач. Второй год идёт реклама, но никто не соглашается, хотя есть условие, что жильё поступивший на работе после пяти лет может получить в собственность. Рядом в селе Никольском компания приобрела два дома и старую школу, которые ремонтирует. Но, все приезжающие в поисках работы в Никольское или Куяган, удивляются «как там можно жить». А люди живут!!!

На социальные пособия, а говорят, что негде работать.

Но, хорошее настроение не покидает генерального директора компании «Алтамар». Деньги, заработанные в прошлом году, он частично пустил на строительство нового комплекса по переработке пантов и на горнолыжную трассу. Вспоминает, что семь лет просил о том, чтобы соорудить трассу из имеющейся уже на горе просеки. Никак!

Но, вот появился новый губернатор, новый глава администрации района и дело сдвинулось с «мёртвой точки».

Доволен он и «дружбой» Алтайского края с Республикой Алтай, налаживанием отношений руководителей этих двух регионов. Ему для селекционной работы очень важно использовать животных от соседей.

К тому же из неофициальных источников ему известно, что руководители двух соседних регионов, «двух Алтаев», намерены совместной делегацией посетить Корею и добиться единой цены на панты.

Примечание от меня.

Если вы внимательно прочитали всё вышеописанное, то наверняка заметили, что проблема этого года, заключающаяся в пандемии, ограничениях передвижения людей, карантинного режима для многих в стране, остановка и не работа санаторно-курортно-туристских организаций, мелких предприятий и пр., пр., пр., это не единственная проблема в мараловодческом деле. И если ко всем проблемам, которые уже существовали до эпидемии, прибавилась ещё проблема вируса, то считайте, что эта небольшая отрасль находится далеко не в лучшем состоянии. А когда гендиректор говорит об уменьшении стада, то это уже тревожный фактор. Сейчас в «Никольском» 1,5 тысячи особей. Надеюсь хозяева разумно будут снижать поголовье.

 

 

 

Алтаич, с. Алтайское

16 июня 2020 года

 

Комментарии запрещены.