…И ДРУГИЕ ДЕЛОВЫЕ ЛЮДИ АЛТАЯ.

Предисловие от меня.

Выдаю в двух выпусках тему о женщинах, которые проявили каким-то образом себя в предпринимательских делах в дореволюционном Алтае и вдруг случайно «набрёл» в интернете на интересную статью Виталия Дворянкина о купцах, предпринимателях, деловых людях Алтая. Встречаю уже знакомые фамилии: Платонов, Пранг, Морозов и др, и незнакомые, но не менее интересные. Приходит в голову мысль, а не поделиться ли этой информацией через мой блог «Алтай — жемчужина России» с вами, уважаемые читатели. Ссылку на взятый материал даю ниже, авторских прав не нарушаю, себе чего-того ничего не приписываю. Подумалось — сделалось. Читайте ниже.

 

От Дворянкина Виталия

Одиннадцать лет назад мне довелось получить письмо из Франции от Марии Лопухиной, в девичестве княгини Оболенской. Накануне очередной годовщины октябрьских событий 1917 года я попросил её поделиться своими взглядами на произошедший в России переворот. Родители Марии Васильевны покинули Россию с белым движением, сама она родилась в Сербии. В первые годы на чужбине её семье жилось непросто, отец Марии Васильевны, князь Оболенский, вынужден был работать даже дворником. «Увы, – написала она мне в письме, – в произошедшем в России вина не только «красных».

Сколько их, хозяев жизни в той старой царской России, оказались изгнанниками, лишились не только состояния, но и самой жизни? Недавно в одном из периодических краевых изданий прочитал, что нынешний этап развития российской буржуазии можно сравнить с началом прошлого века. Доктор исторических наук, профессор Алтайского госуниверситета Валерий Скубневский помог пристальнее взглянуть в это далекое и близкое нам прошлое, отчетливее понять роль социальной ответственности работодателей.

Сейчас так идеализируют историю, что кажется рай был земной до революции. На самом деле ничего подобного, – говорит Валерий Анатольевич.

Предприниматели – владельцы предприятий, торговых домов – были разными. С отменой крепостного права первыми буржуа на Алтае стали дворяне, преимущественно горные инженеры, чиновники или их родственники. Их первоначальные капиталы складывались не столько благодаря высоким окладам, сколько близости к власти. Многие успешные предприниматели вышли из крестьянской среды, они разбогатели на скупке и продаже хлеба. Как свидетельствуют документы, дворяне были более лояльны к своим наёмным работникам. Чем безграмотнее работодатель, чем ниже его сословие, тем жёстче он относился к недавнему собрату-мужику – считал, что тот всё выдержит. Как, например, купец Иван Поляков (во дворе нынешнего барнаульского магазина «Красный», до революции принадлежавшего этому человеку, до сих пор сохранился корпус его пимокатной фабрики). Но тот же Поляков в 1901 году выделил средства на сооружение в городе здания женской приходской школы.

*****

На Алтае процесс формирования буржуазии начался значительно позже, нежели в центральной части России. Частное предпринимательство в промышленной сфере до 1861 года было практически запрещено. Только с 1893 года частникам разрешили устанавливать паровые двигатели на заводах. Как известно, рудники и сереброплавильные заводы в Алтайском горном округе принадлежали императорской семье, было опасение, что частники мигом вырубят на нужды производства весь лес, и царские заводы останутся без древесного угля, необходимого для плавки металла.

Крупнейшими предпринимателями Алтая в конце XIX – начале XX веков были отец и сын Платоновы. Их дело было многопрофильным, но главная роль отводилась винокурению – развитию этого производства способствовали излишки зерна на Алтае, из него получался отличный спирт. Горный чиновник, дворянин Константин Платонов (отец Ивана Платонова) вместе с купцом Бадьиным создал в 1868 году знаменитый Иткульский завод. К концу XIX века он производил до 200 тысяч ведер спирта, это предприятие и сегодня одно из самых успешных в крае.

Очень крупными по алтайским меркам были металло-обрабатывающий завод Алейникова и Аверина в Барнауле (более 200 рабочих), завод «Шпагат» (около 100 рабочих). В Бийске – льноткацкая фабрика Бородиных. Основанная в 1910 г., она размещалась в специально выстроенном двухэтажном корпусе, имела 112 импортных станков, паровые двигатели и была самым крупным предприятием обрабатывающей промышленности Алтая – в годы Первой мировой войны в цехах работали до 600-700 человек.

Однако на большинстве предприятий с наёмной рабочей силой численность персонала не превышала двух-трех десятков, все дышало убогостью. Ужасные условия труда были на широко распространенных пимокатных и кожевенных предприятиях. Многие рабочие страдали от туберкулеза – медицинское обслуживание находилось на очень низком уровне.

Вообще образцовых предприятий на Алтае, мне кажется, и не было, – говорит Валерий Скубневский.

В 1897 году закон запретил рабочий день длительностью больше 11,5 часа. Но в Сибири он не выполнялся. Люди работали по 12-15 часов. Особенно в сельской местности – на мельницах, маслозаводах, в тех же пимокатных мастерских. Предприниматель был там полным хозяином.

Как аукнется, так и откликнется

Фабричное законодательство появилось в России в 80-е годы XIX века. Говорят, царя Александра III напугала Парижская коммуна. Появившиеся в это время законы запретили на заводах ночную работу детей и женщин, штрафы, наложенные на рабочих, могли использоваться только на их же нужды, а не плюсоваться к прибыли. Следить за исполнением законов была призвана фабричная инспекция. Но в Сибири она появилась с огромным запозданием – только в 1914 году. Считалось, что на том же Алтае нет никакой серьёзной промышленности.

Только с появлением фабричной инспекции у рабочих появились рабочие (трудовые) книжки, где были обозначены условия найма. До этого в основном действовала устная договоренность, которая нередко не выполнялась. Многие рабочие погибали от несчастных случаев, еще больше умирало от болезней из-за тяжелых условий труда и быта.

Закон о пенсиях появился в 1903 году, но опять же выплачивали их частники только там, где их контролировала фабричная инспекция. По доброй воле никто раскошеливаться не собирался. Рабочие добивались улучшения своего положения лишь тогда, когда организованно защищали свои права.

Первая мировая война разбередила все болячки царской России. В 1917 году произошел социальный взрыв. Революция перемолола бывших хозяев жизни, какими бы они ни были – добрыми или злыми, скупыми или щедрыми. Но в одной отдельно взятой истории доброе отношение к людям вернулось к работодателю сторицей. Когда в Камень-на-Оби вошли «красные», семью купцов Винокуровых, по-человечески относившихся к своим работникам, предупредили – они спрятались и остались живы. Бежав в Китай, это семейство занялось вновь коммерцией и успешно торговало мехами.

Думаю, в наши дни рабочие не должны бороться за свои права с вилами, – говорит Валерий Скубневский, – Мыслить категориями революционного взрыва нельзя. Мы уже знаем цену потрясениям. Но государство должно внимательней регулировать взаимоотношения труда и капитала и поддерживать социально ориентированных работодателей.

Яркие факты благотворительности

18 февраля 1882 года в Барнауле городская дума организовала сбор частных пожертвований на богадельню для престарелых и не способных к труду лиц. Пожелавший остаться неизвестным горожанин подарил для неё каменный двухэтажный дом. Крупные пожертвования на развитие богадельни были сделаны: вдовою горного уставщика Алковой – 7 тысяч рублей, Василием Суховым – 1 тысяча рублей, Иваном Поляковым – 500 рублей и т. д.

*****

В 1896 году винозаводчица Евдокия Судовская основала в Барнауле на свои средства женский приют для сирот.

*****

7 октября 1884 года по инициативе домашнего учителя Василия Штильке в Барнауле открылось «Общество попечения о начальном образовании». Уже 15 сентября 1885 года была открыта Нагорная школа. Она была рассчитана на 50 человек. К 1891 году эта школа стала самой крупной в г. Барнауле – в ней обучались 186 человек. В школах общества училась треть городских детей. На его нужды постоянно жертвовали свои средства купцы Суховы, Морозовы, Ворсины, заводчик-дворянин И. Платонов.

*****

Бийская купчиха Елена Морозова пожертвовала в 1898 году 10 тысяч рублей на нужды барнаульской лечебницы. Она же внесла немалые средства для развития школьной сети Бийска.

*****

Бийский купец А. Ф. Морозов в начале 70-х годов ХIХ века построил здание приходского училища – одно из первых каменных строений города.

*****

Иван Платонов при Иткульском винокуренном и стекольном заводах построил амбулаторную лечебницу и аптеку. Медицинская помощь оказывалась бесплатно всем нуждающимся, в том числе и крестьянам окрестных сел, они должны были платить только за лекарства. Рабочие и члены их семей лекарства получали бесплатно.

*****

Будучи городским головой, барнаульский купец Василий Сухов свое жалованье за этот период отдал на строительство корпуса городской больницы.

Кстати,
Деревянный 3-комнатный дом стоил 300-400 рублей, овца – три рубля, корова – 8-10 рублей, лошадь – 10-30 рублей.

Средняя месячная зарплата рабочего в Томской губернии (куда входила современная территория Алтайского края) в 1897 году равнялась 15,1 рубля. В кожевенных, овчинно-шубных, свечных, мыловаренных заведениях рабочие получали 3-8 рублей в месяц. На Алтае были относительно дешёвые продукты питания, но очень дорогие промышленные товары.

*****

По словам Валерия Скубневского, купечество очень любило ордена. Награды давали за сочетание успешной коммерческой деятельности и попечительства – в образовании, медицине, культуре. Отличившиеся имели шанс перейти из купеческого сословия в почётное гражданство, которое фактически приравнивало к дворянству – а это была мечта любого солидного купца: подняться вверх по социальной лестнице. Можно только аплодировать государственной мудрости, создавшей действенный механизм социального развития территории.

Впрочем, мотивы благородных порывов были самыми разнообразными. Что, например, двигало предпринимателями из продовольственной комиссии Барнаульской думы, образованной в 1902 году, когда в Сибири был неурожай и цены на хлеб выросли? Её члены, сплошь предприниматели-хлеботорговцы, закупили в Челябинске 105 тысяч пудов зерна. В результате цена на хлеб в Барнауле упала, малоимущие горожане избежали голода.

*****

Вряд ли на большой общественный резонанс и аплодисменты публики рассчитывали предприниматели Пранг (Барнаульский содовый завод), Ворсины (барнаульские винокуренный и пивоваренный заводы), Платонов (Иткульский винокуренный завод), когда открывали на своих предприятиях школы для детей рабочих. Куда звонче взять попечительство над городской гимназией. Впрочем, как минимум двое из вышеназванных не забывали и об этом. Так, А.Ф. Ворсин в записке управляющему Барнаульским отделением Госбанка в 1914 году сообщает, что он в течение 25 лет состоял членом попечительского совета Барнаульской женской гимназии, а в 1912 году был избран его председателем. Иван Платонов с первого и до последнего дня существования в Барнауле «Общества попечения о начальном образовании» состоял в нем почётным членом (это звание присваивалось лицам, платившим членский взнос 50 и более рублей в год вместо одного рубля по уставу), а в 1908 году был избран председателем его совета.

*****

Исследователи выделяют три основных типа меценатов, хотя в чистом виде они встречались редко.

Первый тип руководствовался преимущественно религиозными мотивами: с нуждающимися надо делиться – на том свете за это воздастся.

Второй искал признания своих заслуг на земле, надеясь получить льготы и привилегии.

Наконец, третий тип – патриотически настроенные предприниматели, которым «обидно за державу». Понятно, что в основном это уже не безграмотные купцы в первом поколении, а люди образованные, с солидным капиталом, осознавшие свое место в обществе.

Увы, последних к началу XX века было не так уж много. Слишком коротким был период буржуазного развития в России: хищнические инстинкты «новых русских», прорвавшихся из грязи в князи, не успели успокоиться. Та же благотворительность была часто двоякой – одной рукой давали, другой драли со своих наёмных работников три шкуры. На все это накладывался и традиционный русский менталитет: властью у нас всегда любили пользоваться всласть. Как и в нашем недавнем прошлом, закрывали производства, не заботясь ни о каких социальных последствиях. Например, содовый завод в Барнауле купили ради того, чтобы «съесть» конкурента. Сразу после приобретения рабочих выбросили на улицу, предприятие законсервировали. А соду в Барнаул стали возить из Перми, продавая населению по немыслимым ранее ценам.

источник

 

 

Алтаич, с. Алтайское

27 ноября 2021 года

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.