Альфред Брем и Алтай. Часть 3

 

Старый герб 1846

Альфред Брем и Алтай.

/продолжение/

Часть третья.

Записи из дневника: Барнаул.

*Часть третья, а также и четвёртая представлена записями Альфреда Брема о Барнауле, горнорудном деле, крестьянской хозяйственности, жизни и быте чиновничьего люда, экономике, приведены цены, взятые из дневника учёного, а потому и достоверные и многое др.

Барнаул – это уездный городок и центр царского имения – Алтайского округа. Он расположен в котлообразной низменности, которую прорезает речка Барнаулка,  у самого берега Оби. В 1876 году в нём было 12036 жителей. Здесь есть шесть русских и одна маленькая лютеранская церковь, горное училище и несколько школ, крупнейший плавильный завод и связанная с ним химическая лаборатория, начальство горного округа и музей. Здесь живут более образованные чиновники всей Западной Сибири. Домов много каменных, но и немало больших красивых деревянных.  У состоятельных горожан имеются прекрасно ухоженные и разнообразно устроенные сады. Барнаул, хотя и уездный город, но не уступает многим губернским городам не только Сибири, но и Европейской России. Город разделяется на четыре части (народ, конечно, дал гораздо больше названий отдельным его частям). Та часть, что на правом берегу Барнаулки –«Гора», вдоль Барнаулки протянулись «Лужки», а в западной части – «Волчьи Гривы».

Барнаул 1885 год

Барнаул. 1885 год.

Климат можно назвать сравнительно хорошим. Зима продолжается 4 месяца: от ноября до марта; лето от половины мая до половины сентября. Месяцы же между этими периодами приносят много осадков и почти бездонную грязь. Болезни дыхательных органов наблюдаются здесь реже всего.

Среди общественных учреждений наше внимание привлёк, прежде всего, естественноисторический музей. Мы много слышали о нём и не всегда лестное. Но нашли, что он, если говорить о коллекциях животного мира Алтая, не оправдал и столь скромных ожиданий. Только коллекция гнёзд и завещанная одним врачом коллекция бабочек были приятным исключением, последняя была и богатой и правильно по своим определениям. Бесконечно богаче и в хорошем состоянии здесь минералогический музей. Не менее интересна коллекция старинных предметов, оставленных так называемой чудью: сосуды из чеканного серебра, бокалы и миски, несколько урн. Раскопанные в могиле при строительстве одного из плавильных заводов топоры, отбойники и каменные орудия труда, деревянные молоты. В библиотеке показали скромную, но для Барнаула весьма лестную, которую внёс в книгу посетителей в 1829 году Александр фон Гумбольдт.

Сереброплавильный завод был остановлен в это время, а от посещения химической лаборатории мы отказались. В Барнауле – центре образования и культуры всего царского имения, я считал, полезнее было ознакомиться с состоянием социальной жизни и экономическими отношениями, нежели с его значением как центра металлургии.

Характер Барнаула отражается в составе его населения и теперь, хотя наступил период явного упадка, большая часть жителей связана с горным делом и металлургией. Царские чиновники, так называемые представители царского Кабинета, образуют самую заметную часть населения, так как к ним принадлежат врачи, большая часть учителей и других образованных людей. Купцы и ремесленники, которые не работали бы на удельное ведомство,  живут здесь в незначительном числе, но и они живут от доходов, получаемых от чиновников, служащих и рабочих горнозаводского дела. Благодаря расцвету города в прошлом, здесь представлены все ремёсла. А преимущества царского имения дало освобождение от  поселения здесь ссыльных. Поэтому город освобождён от тех элементов, с которыми приходится жить без особого желания.

В настоящее время население  отчасти переменилось, наблюдается свободный приток и отток населения в этот ранее весьма изолированное общество, и общество принимает такие элементы, которые не способствуют его развитию.  Тем не менее, общественная жизнь города довольно оживлённая: имеются два клуба – барнаульский и алтайский – в первом собираются горожане, во втором чиновники с семьями; зимой встречаются три раза в неделю, играют в карты, беседуют, читают новые журналы и книги, танцуют, слушают музыку, устраивают любительские представления, позволяют добравшимся и сюда актёрам, певцам и другим людям искусства напомнить о том, что происходит в «большом  мире».

Здесь занимаются и музыкой, в таком маленьком городке есть не меньше 30 роялей. Нередко собираются в семейных домах на различные праздники. Ежегодно отправляемые в Петербург партии золота сопровождаются двумя чиновниками, и это поддерживает связь местного общества с большим миром.

Общественной жизни и связанному с этим гостеприимству способствуют низкие цены на продукты питания.  Так пуд ржаной муки стоит 20 копеек при нормальном урожае и может опускаться до 10 копеек, но и не более одного рубля в неурожайные годы; пшеничная мука высшего (не уступающего лучшим известным сортам) сорта – 30-40 копеек, но зимой до 1,6 рубля; овёс – 20-30 копеек, однако может опуститься до 8 копеек. Соответственно низки цены на мясо: зимой – 40-50 копеек за пуд, летом до 1,2-1,3 рубля и самое большое 1,5 рубля; телёнок, отнятый от коровы – 2-3 рубля, взрослая тёлка до 15; баран 1,5-3 рубля: хорошая свинья 3 рубля, но окорок уже до – 1,5 рубля; лошадь – 30 рублей, если есть какие-либо особые качества – 40-50, ну а уж высокопородная лошадь может стоить и до тысячи рублей.  Пуд масла стоит 4-5 рублей, мёда – 4 рубля. Овощи настолько дёшевы, что не стоит подсчитывать цены: картофель – редко более 15 копеек, кочан капусты – 1-1,5 копейки, сотня огурцов в августе не более рубля, сотня отличных арбузов тоже не дороже, тем более на поле их продают не поштучно, а от засаженной площади.

Причина столь низких цен заключается в том, что при богатстве этой местности и ею произведённых продуктов, сбыта нет, а человек имеет малые потребности. При такой дешевизне мяса его едят всё равно только по воскресеньям, а крестьянин к тому же не умеет считать, и стремится произведённое обработанной им землёй сбыть как можно скорее.

Но зато дороги все колониальные товары и товары европейского производства: пуд сахара – 10-11 рублей, фунт кофе – 80-90 копеек и до одного рубля, чай, который здесь пьют все, кроме некоторых староверов,  от 90 копеек до 1,6-1,7 рубля. Ну а уж лимоны или апельсины, которые привозят и сюда, стоят,  смотря по сезону – как 1-3 и 1-5 пудов картофеля. Не менее дороги все материи, сукна, нитки и т. д.

За квартиру платят мало, так как все здания города – собственность царя, которая не может быть продана.

Внутренняя обстановка домов великолепна.  В первую очередь за счёт цветов, которыми украшают все комнаты. В доме горного начальника Эйхвальда  бросается в глаза большое количество стульев, кресел, диванов и столов.  В комнате  средней величины я насчитал 28 стульев.  В каждом углу стоит стол,  у каждой стены – 2-3 стола, а между ними стулья. Обязательным предметами  являются большое зеркало и часы.  Ещё здесь устроены большие печи – в больших комнатах по две. Видимо это залы для собраний, вечеринок, для карточной игры. Домашнее хозяйство стоит дорого из-за двух причин: образование детей и расходов на прислугу. Ни одна семья чиновника не может обойтись, как они полагают, менее чем шестью слугами, а в лучших домах их от 14 до 20. Начальник горного округа говорил мне, – Я плачу слугам четверть своего жалованья, а врач добавил, – А я всё жалованье, что получаю от правительства. Держат швейцара, эконома, повара и его помощника, кухарку для людей,  кучера и конюха, слугу для барина, горничную для жены, няню,  от одной до трёх служанок, отдельно горничную для 1-го и 2-го этажей. (Каждый из них ждёт подарка на день рождения, приглашает в кумовья и ждёт ещё одного подарка, приглашает к себе гостей и хозяин должен их накормить, у них есть свои бедные родственники с детьми и те тоже ждут… и т. д).

Но гораздо больше стоит воспитание детей. В Барнауле существует только уездное училище с тремя классами и школа штейгеров. Есть ещё две начальные школы, женская школа и частная школа для воспитания детей высших классов. Но ни одна не соответствует требованиям, которые в настоящее время необходимы. Создание здесь гимназии или учебного заведения уже разрешено высочайшим указом, но дело пока находится в различных министерствах. А ближайшая гимназия находится  в Томске, за 400 вёрст, к тому же она переполнена, и трудно найти семью, которая приняла бы к себе ученика, а нравы в Томске  оставляют желать много лучшего. Таким образом,  мальчиков направляют в Петербург или в Томск, а девочек за 900 вёрст в Омск, где они могут получить хоть какие – то знания.

Высоки затраты высших слоёв на поддержание традиций и обычаев. В каждый праздник, а их пять раз в году, приходят попы и требуют причитающуюся им дань. Если празднуется престольный праздник местного святого, то приходят и в шестой раз. Попы древнейшей церкви получают по два рубля, прочие – по одному. Певчие по праздникам также делают обходы. Если надо строить церковь, а потребность эта духовенством здесь постоянно ощущается, то приходиться раскошелиться ещё на 10-15 рублей. Кроме попов того же желают, хотя и в меньшей сумме, полицейские и сторожа и даже почтальоны. Оклады чиновников не столь большие, как считают те, кто не имеет государственную должность, что вынуждает как – то пополнять свой кошелёк.

Город приходит в упадок, как и горное дело, находящееся в собственности царя.  Но есть ещё одно обстоятельство сдерживающее развитие города: никто не имеет здесь частной собственности, все являются пользователями. Никто не может продать свою землю или  дом, взять под них ссуду, пустить деньги в оборот, начать производство и т. п. Так например, содовый завод, основанный русским немцем по фамилии Пранг. В настоящее время, пережив все трудности в начале, он выпускает 18000 пудов едкого натра и 30000 пудов соды ежегодно и не может удовлетворить всех заказчиков. Для этого завод эксплуатирует нескончаемую залежь поваренной соли – озеро Мормышанское, углекислую известь везут с Чумыша. Барнаул в связи со своим положением (рядом имеются каменноугольные месторождения) мог бы быть местом для устройства различных фабрик.

Горное дело в настоящее время находится в упадке: во всём Алтайском округе около 830 месторождений – серебро с примесью золота, свинец, медь, железо, а также угольные пласты; из этих месторождений когда-либо разрабатывались только 60; в настоящее время работают только 11 рудников;  остальные заброшены главным образом после освобождения крепостных. С 1861 года горногеологические исследования не проводятся. Серебро и свинец добываются в Зыряновском руднике, который даёт 700000 пудов руды в год, затем следует Соколинский рудник под Риддером, дающий 300000 пудов, остальные, примерно 200000 пудов поступают из нескольких рудников, которые уже не разрабатываются, а поставляют руду из своих отвалов. Медь добывают на 2-х главных рудниках – Таловский и Белоусовский, всего примерно 220000 пудов, остальное поступает из Зыряновского рудника. О разработках каменного угля можно сказать, что работы начались недавно и ведутся небрежно, как бы на пробу.

Вялое ведение дел объясняется невероятно далёкой перевозкой руды с перегрузкой её в Усть-Каменогорске. Кроме того эти перевозки дают в среднем 5 % убытка и 10 % потерь в пути. Жалуются на нехватку подходящих взрывчатых веществ. Применяется ружейный порох даже в самых сырых местах, хотя динамит был бы здесь более целесообразен. Инструмент горняка поставляется на рудники по цене до 750 марок, хотя его можно было бы изготовлять на месте. Чаще всего используются не механизмы, а человеческая сила. Вина во всём этом лежит полностью на советников императорского кабинета в Петербурге, которые, сидя за письменным столом, диктуют все мероприятия и без согласия которых не может быть введено никакой новой организации. Так говорят в Барнауле,  на рудниках и на заводах, которые мы посетили.

*На этом я приостанавливаю изложение дневниковых записей Альфреда Брема. Передохните от массы информации, а потом уж приступайте к последней части и окончанию повествования о путешествии Альфреда Брема по Алтаю.

ПОЛЕЗНОГО  ПРОЧТЕНИЯ! 

 

 

 

Алтаич, с. Алтайское

31 января 2017 года

Альфред Брем и Алтай. Часть 3: 4 комментария

  1. Узнала много нового и интересного, спасибо большое!

  2. Какой замечательный глаз ученого!!! Всё подметил: и музеи, и коллекции, и жизнь чиновников, и цены. Очень интересно. Спасибо!

  3. Да, многое в его путешествии по Сибири мне непонятно, но то что жил он небогато, многое сделал в жизни, не уживался с чиновниками, бездарными “учёными” – это правда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif