АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ III. /продолжение/

АВАТАР А М Топоров 1971

Адриан Митрофанович Топоров

и его книга «Крестьяне о писателях».

      «ОБСУЖДЕНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ»

/продолжение/ 

***От себя хочу сказать, что этих двух авторов, о произведениях которых пойдёт речь ниже, и их произведения я даже не знаю. Но, изучив книгу Топорова А. М., решил всё же, по мере возможности найти, прочитать всё то, что не было мне известно. Желание хорошее, но вот исполнить… Пока только и сделал, что одну книгу из интернета. «Два мира» В. Я. Зазубрина.

AaBUfuY

ГЛАВА ВТОРАЯ. О ПРОЗАИКАХ и ДРАМАТУРГАХ.

В. БИЛЛЬ-БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ. «ШТИЛЬ». (Стр. 60 – 72)

/Читано 19 – 20 января 1929 года/

Блинов И. Е.

Как хорошее произведение, так и не знаешь, как его критиковать. Дурное сразу ругать будешь. Ежели Билль взял какого-нибудь типа, то этот тип похож на правду. Например, хулиган. Хоть бы автор не называл его хулиганом, и то было бы по словам видно, что это хулиган. Автор, видно, знает хулиганов. Да и всех, кого он описывал, знает. После революции в нэпе развелись как раз такие люди, какие изображены в «Штиле». Тёща-то совсем уж забыла, что революция была. Зажирела! Про нэп и надо больше писать, а стоит только прочитать эту пьесу – и будет видно, что он собою представляет. При слушании пьесы к Метёлкину и к его семье такое отвращение, что взял бы дубинку и навозил бы им, как Братишка костылём Метёлкину! Братишку уж не вылечишь, какой он задался, такой и останется, со «сволочью» (любимое слово нервного, горячего Братишки. – А. Т.).

У Билля часто: картинка маленькая, а написано там доброе, и фраз остротных много. Если где придётся тебе сказать острое, можешь брать их. И человек, с которым будешь говорить, присядет! Братишка убивал людей фразами. Все наши слушатели были за Братишку. Всё в пьесе идёт коротко и быстро. Отторкал Братишка одного – и дальше пошёл. По-моему, у Билля каждая картинка в отдельности хороша и заинтересовывает слушать дальше. Последняя сцена слабее других. В ней как-то спадает дух. Ссора кухарок – ох, и живая же сцена! Деревня слушала бы и хвалила «Штиль». Лучше этой пьесы из нынешних и не было. Она простая. Её можно ставить где угодно. Про попов и кулаков мне уж надоело слушать пьесы в деревне. Что уж для агитации не брали – и всё сводилось на пшик. А в «Штиле» читатели не слышат грубой агитки. В общем в зале чувствовалось какое-то оживление, когда читали «Штиль». Этот «Штиль» слушается с таким же вниманием, с каким у Горького Макар Чудра слушал вечером скрипку…   По-моему, надо бросить печатать пьесы-агитки, а взять лучше нынешние пьесы самых сильных художников и печатать их для деревни. Теперь агитки деревне нужны, как зима наместо лета.

Стекачёв М. И.

С натуры писаны люди. Все прослойки нашего общества при нэпе и все поколения описаны в пьесе полно, хорошо и образно. А Братишку-то как охарактеризовал автор! С двух слов видно типа. Едва Братишка появился на сцене, и уж видно, кто он и что он. «Штиль» провёл бы для Советской власти лучшую агитацию, чем пьесы-агитки. Сколько я ни старался заметить  в «Штиле» что-нибудь неподходящее и неправдоподобное или тянучее, – нарочно следил, но ничего не подметил. А как прочитали пьесу, я и думаю: «Здорово! Никак не подкопаешься к ней». У Билля стиль образный, лёгкий. Говорят, крестьяне не поймут высокое художество. А ну-ка, дай-ка им эту пьесу! С разинутыми ртами будут слушать её. У нас-то, смотри, как слушали! (Мне. – А. Т.) Как только вы картинку прочтёте, так в зале крякнут и зашевелятся, а в конце картины почти все говорят: «Эх, ещё бы Братишка дал по шее этому Метёлкину!». Или: «Эх, баско!» Или «Эх, и пьеса!» Типы все – как живые. И пионеры выведены. Ну, все! Вся жизнь захвачена. Фразы короткие и такие выразительные! Нужные чувства автор у слушателя возбуждает. К нэпачам – ненависть, а к коммунистам – сочувствие. А Зайцев-то как тонко выведен! Он как будто и коммунист, а сам собственник. Это – тип примазавшегося к партии кулака. Кулак, нэпач, партиец-предатель и честный партиец и будущее поколение, пионеры, – всё обнято в пьесе. Вся жизнь! В этой пьесе выведены все главные силы нэпа. Из неё видно, кого мы должны бояться и против кого мы должны бороться. Особенно автор подчеркнул: вот где у нас враги, вот куда должны смотреть! Тёща – тупоумное животное, никуда не годное, отжившее. Сложности декорации в пьесе нет. Никаких лунных затмений тоже нет. «Штиль» великолепен и прост по декорации. Слушали наши коммунары эту пьесу и переминались: где восторгались, где ругались. А после пьесы кричали: «Ещё нет ли такой?» После неё охота берёт на слушанье дальше.

Мошкина М. И.

Слушать эту книгу – про домашность забываешь и про горе. Всю бы ночь просидела в школе! Пришла я как-то в Верх-Жилиху на спектакль. Спектакль уставляли в школе. Взяли большую картошку, натыкали в неё прутиков от веника и подвесили её под матицу. Один читает на сцене, а картошку в голову его тычет. Публика гогочет. Затылки скребёт, закатывается. А над чем? Вот в этой пьесе есть над чем похохотать.

Мошкина М. И. 27 лет. Тоже новая коммунарка. Начала изучать букварь. Жадно хочет научиться грамоте. Работает рядовой коммунаркой. Аккуратная хозяйка. Уживчива. Простодушна. Не любит лукавства.

Стекачёв Т. В.

Типы все на виду. Никого уже не забудешь. Братишка и Красильников – настоящие советские полезные работники, и Наташу можно в полезные произвести. И рабочих показал автор и проститутку. Но тех он мало обсказал, сокращённо. Но их и надо было в этой пьесе, чтобы взять все сорта людей. Сцены с пионерами и в ресторане как-то слабоваты. То ли оттого, что в пьесе много всех частей и типов? Или они слабее других сцен? Неужели есть ещё такие люди, как тёща Метёлкина?! По-моему, немножко пересолено, когда Братишка отлупил Метёлкина костылём. Разве уж шибко расстроенный был Братишка? Смешное в пьесе есть, где надо. Я думал, бабы на кухне подерутся. Печального такого, драматического в «Штиле» нет, но правильно представлен нэп: Коноваловы, Метёлкины, Карапетьянцы и другие. Метелкины – лживые коммунисты. Большой политический смысл в пьесе. Бытовой нэп. Обожали же купцы Метёлкина! Перед арестом Метёлкина Капетьянц и Коновалов выведены хамами. Им был тут тоже ховаться надо, а они к Метёлкину лезут. Зачем они пришли к нему? То ли они не знали, что их проделки раскрыты? Или ещё хотели заговор сделать? Вот так хохлушка! Устроила ловушку всем этим жуликам. Сарра – пышная, накрашенная. Затем она описана, чтобы показать, как эти кокетки накрашивают себя и живут без смысла жизни. Жена Метёлкина, Ольга Николаевна – лжекоммунистка. Представляет из себя принцессу!..   «Штиль» – пьеса политического значения. Есть в ней и смех, но он драматический. Остроумно Братишка ответил унылому коммунисту Мурину: «…инвалиды мы с тобой; я без ноги, а ты без головы».  Насчёт гильдий тоже остроумно сказано Саррой Акимовной: «Мой отец был купец второй гильдии, так пришли большевики и одним махом сделали его без гильдии». Вообще, в пьесе есть частицы остроты. Если бы её по главам разбирать, так лучше бы всё заметил и рассказал. А уж типы, которого ни хвати, ясны. Про одного вспомнишь – и другие в голову лезут. Сразу видно было, что пьеса эта любопытная. Написано в пьесе двенадцать сцен, но все они нужны. Все слова ценные, все они в деле. О языке – что и говорить! Без выкручивания написано. Особенно помянуть надо, что «Штиль» необходимо на кино переделать. Вот бы люди посмотрели! Эх, нашего бы Николая Александровича Ломакина снарядить на роль Коновалова! Борода у него и вся обличность – купеческая. Надеть бы на него поддёвку, жилетку и красную рубаху!

Стекачёв Т. В. 50 лет. Дореволюционное положение его было крайне захудалым. Недохватки в хозяйстве преследовали его неотступно. Исстари имел тягу к книге. Был религиозен, но благодаря чтению избавился вполне самостоятельно от религиозного дурмана. Вдумчив. В каждой книге ищет учёбу, полезную в жизни. Самый внимательный читатель газет в коммуне. Прекрасный семьянин и коммунар. Гордится успехами организации и собирается написать в газету о том, как изменился в в коммуне и насколько в ней жить лучше, чем в деревне. Сторожит школу. Разумен и честен. Принципиален, мягок и застенчив. Страдает за недостатки в коммуне.

Носова А. С.

Я поняла смысл пьесы так. Метёлкины присосались к партии как негодный элемент и через партийную ячейку свою инициативу показывают. Метёлкины в душе совсем не партийцы. Они проводят в жизнь свои идеи. Стараются лучше делать для нэпманов. «Штиль» – самая советская пьеса. Показывает, какие ещё есть типы в нашей партии. Я представляю себе Метёлкина так. На людях он вон какой советский! Приходит в учреждение, вертится, будто деловой, надвигает пенсне на нос, наморщивает свой лоб, нахмуривается, ровно думает о лучшей жизни по коммунистической линии. А когда он приходит, то делает вот что…    Жена уж дома. Оба собрались, положим, в четыре часа. Начинают обедать. И ну хохотать над тем, как ловко умееют одурачивать и обманывать людей. И в это время они говорят: «Вот так-то мы!», «Вот какую мы широкую линию даём нэпачам!» Ехидно посмеиваются, похохатывают. Вымела бы я Метёлкиных  метлой из партии! Надо внимательно посмотреть, нет ли у нас в партии ещё таких Метёлкиных. Пьеса к этому нас и толкает. Братишка, Красильников и Кузьма – наши, советские. Может быть, у них и не так много грамоты, но они отданы партии. Не виляют… При чтении пьесы всё время было у нас поднятое настроение. Я со своим Носовым (муж) долго толковала о пьесе после чтения. Она задевает очень щекотливые вопросы. Оленьке-то стыдно было напрямик переть по-дворянски, она и скрывалась от партийцев, а бабка – та уж не скрывала своего дворянства. Кабы наша обстановка позволила, поставили бы «Штиль» у себя на сцене. И веселье и серьёзное есть в пьесе, а уж ученья от неё – только знай бери! Кто такой, как Метёлкин, – догадывайся про себя.

Носова А. С. 24 года. Жена И. А. Носова. Отец – сельский писарь, вышедший из середняцкой семьи. Окончила курсы красных учителей школы первой ступени. Училась в пятилетке (раньше двухклассноре училище). Жила два года в Барнауле, «образовалась». Прошла курсы кройки и шитья. В коммуне – активистка. Член партии. Пробует стать селькором. Заведует библиотекой. Простая и симпатичная женщина.

А С НОСОВА

А. С. Носова

Шитиков Д. С. 

Не уйти бы от своего уклона к критике…

Ни одного слова я не нашёл в пьесе такого, чтобы оно было неправдоподобно, нехудожественно или поставлено не на своём месте (мне. – А. Т.). Надо закурить, чтобы мозга мои воздохнули. Буду критиковать по всем пунктам, чтобы читатель знал, что мы разбирались в книге и помним самые главные её выдержки. Берём в первую очередь Карапетьянца. Очень характерно его Билль описал. Карапетьянц представляет собой нэп. И до того автор видно его представил, что он лучше, чем на факте есть. Лучше, чем в кино! Нигде лучше не поймёшь дух нэпмана, как на типе Карапетьянца. Коновалов – это гопкомпания с Карапетьянцем. Теперь Метёлкин. Он – умный пройдоха. Через ум его и в партии такие-то сукины сыны держатся. Прехитрый был. Он с женой и не разводил любовную демагогию. Красильникова я так обрисую. Красильников – самый великий идеальный коммунист. Но детали его все не могу обрисовать. Когда Братишка пришёл к Красильникову, он обошёлся с ним как с братишкой, а когда Метёлкин явился, то Красильников держал себя очень интеллигентно и коммунистически. За это ему мой привет! В этом я замечаю, что Красильников был очень тонкого ума человек. Жена его Кузьма… Сколько я вижу женщин-коммунисток, сколько я живу на свете – нигде не видал таких, как Кузьма. В ней я вижу самого умного по политике человека. Я её понимаю очень умно и глубоко, но не могу этого выразить словами: настолько у неё много коммунистического идеалу…   Красильников говорит рабфаковцу: «Скажи Кузьме, она отыщет» (речь идёт о книге Маркса. – А. Т.) Тут мы понимаем психологию Кузьмы и то, насколько хорошо описал её Билль-Белоцерковский! Мурин. Вот тебе и правый уклон. В этом человеке не только правый уклон, но и чёрт знает что! И ума к нему нельзя прикинуть (мне. – А. Т.). Постой, постой, не пиши тут! Тут надо осторожно, как бы не подорвать автора. Скажут: вот критики-то, то хвалят автора, то корят за то, что тот не мог ясно представить Мурина. Тут автор просто задумал показать елемент, которого…   ну, сукина сына…   Слова не придумаешь для названия этого Мурина. Он – человек потерянной жизни, опущенный. Братишку автор описал, как в сказке: точно и правильно. Мы сами такие, как Братишка. Ольгу с матерью Билль вылепил из глины. И такие они есть нервотики…   За что я ещё автора понравлю? За пионеров. Одни говорят – украдчиво (то есть коротко. – А. Т.) пьеса написана, другие говорят – сцен в пьесе много, всяко говорят. А я скажу так. «Штиль» – пьеса небольшая, но в ней охвачен весь нэп, вся нэпманская и кулаческая выходка. И затем она показывает пресмыкающуюся перед партией метелкинщину. Это видно и понятно Нам неважно правдоподобие сцен с ребятишками, а нам нужно то, что у Кузьмы ребята воспитываются в революционном духе. Рабочие выведены такими, какие они и есть в СССР. Даден в пьесе клуб. Декламация, физкультура. Пьеса учит, как жить.  Великое и первое учение в ней я признаю. Учит она, как узнать сукина сына нэпмана, уклониста и настоящего нашего товарища пролетария. Поддёрну сейчас «Любовь Яровую». Для сравнения. Не люблю я в пьесах грубых убийств. Пусть там будет хоть что – разбои, грабежи, но грубых убийств не выдерживает моё сердце. Что хорошо в «Штиле»? Мурин залился. Написал записку, что погиб, но на сцене грубого убийства не было. А когда в «Любови Яровой» Кошкин убивал Грозного, то я даже убежал из школы во время репетиции этой картины. Не мог выносить сердцем. Не враг я Кошкину, но не могу убийств переносить. Может быть, меня подозрят, что я одну советскую пьесу «Любовь Яровую» хаю, а другую, тоже советскую, хвалю. Может быть, скажут: «Любовь Яровая» написана про гражданскую войну, когда нельзя было не убить от руки революционера, а в «Штиле» не надо убийства… Нет, наоборот, в «Штиле» убийство есть – смерть Мурина. Но эта смерть проведена автором мягко, без грубых очертаний.

Слова автора поучительны не философией, а чистым русским языком. Есть  и иностранные слова, но они сразу тут же разъяснены. За это писатель молодец! Пусть писатели пишут иностранные слова, но с разъяснениями в прозе, а не в скобках, поаккуратней. Не нашёл я в «Штиле» таких слов, чтобы в них говорилось одно, а выскакивало другое. Надо нам эту пьесу. Будет на сцене великая картина, показывающая ненужных и нужных Советской России людей.

ОБЩЕЕ МНЕНИЕ.

В «Штиле» есть недорисовка некоторых типов. Есть лишние и малонужные, по-нашему, сцены. Есть несколько неискренних картин (например, разговоры с пионерами). Но всё это – пустяки в сравнении с общим содержанием пьесы. Она отлично отражает нэп и знакомит нас с «нужными и ненужными России людьми». При некотором сокращении текста и упрощении декораций пьесу Билля можно ставить и на деревенских сценах. Видеть же её на этих сценах крайне желательно.  

ПРИМЕЧАНИЕ от ТОПОРОВА А. М.

Радио, занятия кружковцев, заседания, совещания и прочие причины нарушили зимой 1928/29 года регулярность моей работы. На читки и разборы художественной литературы отводились последние часы вечеров, когда публика уже изнемогала под бременем дремоты. Заинтересовать её читкой при таких условиях было трудно. Но…  «штиль» был прочитан в два вечера! Слушатели, к моему удивлению, просили даже закончить его в один вечер, носостояние моего голоса, дошедшего до хрипоты. Не позволило этого сделать.

Кто представляет себе объём «Штиля», тому станет ясно, как велик был интерес к этому произведению.

Коммунары, не попавшие на общую читку «Штиля» брали по очереди эту книгу у меня, чтобы прочесть её дома.

ПРИМЕЧАНИЕ на ПОЛЯХ КНИГИ.

…Не один миллион советских граждан – молодых писателей, учителей, библиотекарей, студентов, учащихся старших классов средних школ и все те, кто ознакомится с книгой (она найдёт путь к сердцам читателей), скажут большое спасибо автору.

В своё время я читал книгу Адриана Митрофановича Топорова в отрывках, публиковавшихся в журналах в 1930 году – приобрёл книгу, прочитал её залпом, но, к сожалению не сумел сохранить. На самой ходовой полке моей скромной библиотеки приготовлено место для книги А. М. Топорова, которой восхищаюсь я и восхищаются мои друзья.

П. Лобанов.

Ст. Красный Яр Иркутской области.

ИВАН ВОЛЬНОВ. «ПОВЕСТЬ О ДНЯХ МОЕЙ ЖИЗНИ». Стр. 72 – 79.

/читано 23 – 31 декабря 1927 года/

Блинова Т. П.

Ох и деревня описана. Страмно живёт. Слепые да золотушные.

Зайцев А. А.

Написано всё так, будто всё это я сам пережил. Отец!.. Драчун, злой, убивает лошадей, истязает семью… и в то же время он не виноват. Какая-то сила заставила его свирепствовать. А сила эта – рабство, придавленность, нужда, невежество. Всё это зависело от царских порядков, от чиновничества. Но отец Вани не идёт против науки. Это – симпатичная черта в нём. Отец, брат, большой философ! Вот, например, отец пришёл от «говенья» пьяный, заставил жену жарить яичницу (перечитывает 70 и 71 стр. и заливается смехом. А потом грустно и вдумчиво читает мне монолог отца перед крестом. – А. Т.). О!!! Да!!! Понимаешь?! Ужасно!! В этом человеке сгруппированы все обиды, вся грязь, всё невежество, всё зло, накопленные веками рабства. Есть тут вся гадость. Нет ничего хорошего. Потому, что неоткуда его было взять. Но чувствуется, что у отца была чуткая душа. Вина всему – рабство. Если бы отец был хорошо воспитан, он, может быть, делал бы наше хорошее дело. Но по случаю рабства он погиб. Сцены из книги Вольнова, я думаю, никогда не забуду. В нутро они мне врезались. По ухватке описания деревенской грязи Вольнов схож с Буниным… – «Деревня» – то!..   Преувеличений у Вольнова нет. Выдумать то, что он написал, нельзя. Может быть, кто-нибудь не поверит, что отец Ваньки убил вилами лошадь, купленную на последние деньги. Нет, может убить! Я сам знаю такой случай… Интересно, что в деревне Вольнова есть много светлых личностей от природы. Но они были задавлены тьмой, сильным невежеством и шавровыми. Шавров – это крупный негодяй, невежа. Он придавил целый ряд светлых личностей, не дал им развиться. Дёмка вообще вежливый парень. Если бы он не служил в царской армии, он был бы человеком. А если бы он служил в Красной Армии, получил бы иное развитие (мне. – А. Т.). Запиши! (Читает 39 страницу. – А. Т.) в книге написано без сомнения. Недоверия тут никакого быть не может: вся книга – великая драматическая картина! Есть и смех, но он больной. От него смеяться и плакать будешь. Вот (цитирует с 50 стр.). В сущности – смешно, а будешь рыдать. Сколько тут (т. е. во всей книге. – А. Т.) есть картин!! И все глубокие! А как становой приехал за податью?! Потрясающая картина!!! Как будто всё написанное на моей шкуре произошло! А я будто Ванька. Такую книгу может написать только чувствующий человек. Пока я не окончил читать её, я ни о чём не думал. Если во время перерыва я уходил на работу, то только и думал, как бы опять добраться до книги. Всё тут горькое, а хочется и хочется читать.

Типов книги я всех пережил. Я с ними жил вместе, близко с ними познакомился…   Шаврова – эту противную тварь – ненавижу до последней степени!!! У Вольнова эксплуатация расписана во всю ширь! Всё село пошло топить Васю, чтобы только угодить Шарову. Эта сцена показывает неограниченное право кулаков, как они затягивали всех в паутину и сосали. Почему? Все в долгу!..

Не послушайся Шаврова – завтра всё продаст он у бедноты! Вот тут-то выражена экономическая зависимость бедноты от кулаков! И тут-то видно, что Шавров никого не боится не только в деревне, но и в уезде.

Урядник ему ничего не возбранял… И эксплуатация, и набожность, и все замашки, и вся хитрость, все уловки, все предосторожности – всё это описано тут. Все кулацкие «добродетели». Полнейшее классовое засилье представлено в книге так, что сильнее, кажись, никто ещё этого не давал. И поэтому в настоящее время, в тех местах, о которых пишется в книге, после того как угнетённым развязали руки, – теперь идёт жестокая классовая борьба. Это назрело, накипело…  

Каждый деревенский читатель увидит в книге Вольнова себя. (Проникновенно и раздумчиво. – А. Т.) Да! Большая книга!! Со смыслом книга! Никакого слова отбросить нельзя…

Зайцев А. А. 53 года. «Герой» двух войн: русско-японской и русско-германской. Из середняков. При царизме представлял в селе Верх-Жилинском опозицию попу. По-крестьянски – начитан. Несёт обязанности ночного коммунального сторожа. Самозабвенно любит всякое искусство, литературу – в особенности. Человек кристальной честности. Вдумчив. Романтик.Зубков М А Титов В П Зайцев А А

А. А. Зайцев – третий слева

Шитиков Д. С.

У меня язык теперь немного связан на всякую критику художественных произведений (мне. – А. Т.). Но, главное дело, ты тут пойми, тут будет вся суть соли. Находятся такие люди и говорят нам:

«Вы неправильно критикуете. Вы меньше занимайтесь односторонней литературной читкой и меньше разбирайтесь, а больше учитесь отличать кулака от пролетария…».  

Когда меня спрашивали, сколько я книг за зиму прочёл, – я сказал, 25 книг. Могут подумать, что это всё – чепуха, кот наплакал – прочесть эти тома. Нет. Не забудьте то, что в какое время я их читал. Почти от солнца до солнца я работал в мастерской.  Приступаем мы теперь к Ивану Вольнову…  

О картине надо речь повести…  

Что ж?! Уж картины – лучше и быть не может! Как же это не картина, ну, например, как у отца Вольнова курная хата топилась! Возьмём картину, когда была голодовка и отец выбрал из сундука материно добришко на пропой. Он избил все губы матери! Ужасная картина!! Таких картин в книге – не пересчитать! Всё произведение картинное. Всё художество к делу и всё – велико, красочно! И без лишнего. Никакие кинокартины не дадут такого впечатления, как картины из «Повести о днях моей жизни». Чем ещё молодец Вольнов? Тем, что показал весь мрак и крайности нищеты и невежества всего деревенского человечества. Вольнов дал картину отсталости деревни и хитрость кулака. Когда Шавров кругобесил с задолжниками, то он мог бы в ту пору заставить людей избить их жён и матерей. Они бы согласились. Вот тут и видна эксплуатация. Вот это моё слово и кроет мои передние слова. Помяну Подъячева. В любом его произведении читаешь – не читаешь, а просто как с живым человеком разговариваешь…  

Хочу характеризовать автора как пролетарского писателя.

Он показал нищенскую крестьянскую жизнь так, как она ещё в мире не была показана. Дал он понять, как раньше люди жили. Всякий прочтёт и увидит всю забитую и угнетённую прежнюю деревню (досадливо вздыхает от беспомощности слов. – А. Т.). Эх!! Как-то… чёрт возьми, расстраивается комплект моих слов!! Тут мне надо много слов вклинивать. В четвёртом номере Земли советской» в статье Ярового сказано про запас слов у писателей. Задание Ярового у Вольнова выполнено на 100%! И насчёт художества, и насчёт запаса слов.

У Вольнова все фразы крестьянские и пролетарские. Если у него ещё будут произведения, то их сразу будешь читать. Уж будешь знать, что в них никаких кулацких уклонов нет, что там всё – советское, пролетарское. Я слушал книгу с великим уважением, когда её читали в школе всем. Потом не стерпел я – взял её ещё в дом почитать. Хотелось точно все сока её взять. Читал я книгу – и как будто мнениями делился с автором. Потому, что сам я был, как Вольнов. Слушали моё чтение три старушки и качали головами на то, как родился и жил Вольнов…  

В «Двух мирах» (роман В. Я. Зазубрина. – А. Т.) сила огромная, но она – революционно-военного действия. А в повести Вольнова сила деревенская, трогательная от великой бедности. Если мы возьмём самую бедную и отсталую деревенскую женщину и прочтём ей эту книгу, то она сразу почувствует ненависть к Шаврову…  

Если человек хочет стать в ряды ВКП(б) и защищать её интересы и прочтёт эту повесть, то он не поддастся никаким ни правым, ни левым уклонам, а будет идти по пути партии. Повесть Вольнова учит: кулак – какой бы он ни был – давит всю бедноту финансами, пудами и посулами.

Сусликов Т. И.

Заскребла меня эта книга Вольнова. Вот где настоящая-то политика против кулака и царизма! А ещё некоторые дураки говорят, что в художественной литературе нет политики!..  

Но только автор немного перебачил, когда описывал утопление Васи. Неужели во всей деревне не нашлось человека, который бы сказал народу: «Что вы делаете? Нельзя топить человека!»  Вся книга в целом – редкая, мужицкая. Начинаешь её читать и неохота бросать. Я раз читал её до рассвета и наутро чуть было не опоздал на работу: проспал…

Сусликов Т. И. 44 года. Пролетаризованный крестьянин. Служил на железной дороге. После революции бросил эту службу и опять стал крестьянствовать. Нужда заела. Кинулся в коммуну. Хотя школы он никакой не прошёл, но читает и пишет недурно. Пчеловод. Гражданин в полном смысле этого слова. Сознателен, утончённо вежлив. Этим выделяется из ряда обыкновенных крестьян. Вежливость не переходит в подобострастие. Т. И. всегда сохраняет собственное достоинство.

Шитикова М. Т.

Рассказ прост и понятен, что всегда нам нравится. Иван Вольнов не старался выдумать мудрые слова, как это делают некоторые другие писатели. Он вкладывал в свой рассказ больше правдивости и художества, и это для нас очень ценно. Иван Вольнов, делая своё дело, вероятно, целиком отдавался ему. Поэтому у него выходило всё просто, понятно, ярко и правдиво. Типы – все налицо и очень не похожи друг на друга. Запоминаются надолго. Слушая этот рассказ, как будто заражаешься им и хочется слушать всё дальше и дальше. И, кажется, что слушаешь не читку, а самого рассказчика. Вольнов показывает в своём рассказе много бедствия, нищеты и порабощения людского. Поэтому слушаешь его – и словно мороз ходит по телу! Я как сейчас помню, когда слушала такое содержание рассказа… Когда мать Пети открыла белое полотно и увидела восковое мёртвое личико Пети, вдруг странно захохотала, щёлкнула пальцами, пустилась в пляс и запела… Слушая эту выдержку рассказа, я сидела, словно закаменелая, с вылупленными, остановившимися глазами и не могла шевельнуть ни одним суставом своего тела. А когда повернула голову, то почувствовала себя так, как будто я проснулась от тяжёлого сна. Такого впечатления не производила на меня ещё ни одна читка. Рассказ «О днях моей жизни» хотелось слушать дальше и дальше…  

Когда его кончили, мне стало жалко, что он не продолжался. Хотелось узнать, что постигло Васю, как дальше жил кулак? И что дальше стало с его (Ивановой) сестрою? Такой рассказ ценю. Их бы побольше! Они показывают невыразимое ни в каких докладах и доказательствах угнетённое состояние народа при старом времени…  

(Этот отзыв доставлен мне в письменном виде. – А. Т.)

Шитикова М. Т. 25 лет. Как и её муж (Д. С. Шитиков), выросла в бедности. Отец служил на железной дороге. Дал ей образование: окончила начальную школу. Работает на молоканке. Активистка. Незаурядный ум. Талантлива. Пытается писать стихи. Тонко чувствует поэзию. Часто выступает с докладами на общественно-политические и антирелигиозные темы. Феноменально памятлива: цитирует из книг целые абзацы и главы. Говорит редко, но всегда толково. Много думает. В общежитии – безупречный человек.

МТ ШИТИКОВА ЕИ СОШИНА АГ ШУЛЬГИНА ЛГ ТИТОВА

М. Т. Шитикова – первая слева.

Верхотуров Г. Г. (читал книгу самостоятельно. – А. Т.)

Читал книжку Вольнова. Написана просто, понятно. Читается с самого начала и до конца с большим интересом. Читая, увлекался, переживал чувство ненависти к кулаку и уряднику. Больно сжимается сердце к бедным людям, в особенности к детям бедняков, для которых жизнь была – сплошное страдание, издевательство и непосильный труд. Ещё в книжке ярко рисуется, какое великое зло приносит людям вино! Читая книжку, я ещё больше ненавидел вино и людей, которые пьют, и особенно тех, которые спаивают других и поощряют пьянство. Книжка Вольнова никогда не может быть забыта. Потому, что большинство бедняков испытали все «прелести» кулацкой эксплуатации и пьянства на своей собственной шкуре…

Стекачёв И. А.    

В общем, книга добрая, а некоторые отдельные сцены неправильные. Но ведь и в хорошем доме бывают плохие брёвна. Неправдоподобные сцены, которые я отметил, подкрашивают книгу, но силы её не ослабляют. Только вроде как не верится в них. Как будто бы не должно быть, чтобы отец заколол вилами свою клячу… Воспитательная сторона в повести есть большая. Она показывает весь быт деревни, отражая бедноту и кулака. Слушали книгу все с восторгом…

ОБЩЕЕ МНЕНИЕ.

«Повесть о днях моей жизни» – полная и страшная по своей правдивости картина захудалой дореволюционной русской деревни. Её художественность и политико-воспитательное значение беспримерны. Знать её должны все поколения советских граждан…

ПРИМЕЧАНИЕ от ТОПОРОВА А. М.

Вскоре после прочтения «Повести» в 1927 году её взял у меня косихинский участковый врач. От него книга пошла странствовать по сотрудникам больницы.

На полях книги были мои записи. Не имея их под рукой, я не решался составлять общего отзыва коммунаров о повести. Выручил я книгу обратно лишь весной 1929 года…

После этого некоторые коммунары брали её на дом – для самостоятельного прочтения…

Мои записи на полях книги заполнили несколько страниц настоящей рукописи. Это – реплики, вызванные чтением. Вот как проиведение Вольнова било крестьян по нервам и воображению!!!

ПРИМЕЧАНИЕ на ПОЛЯХ.

…В 1920 г., постом наши мужики решили создать коммуну между сёлами Глушинка и В.-Жилино. Мы, бабы, сначала не хотели идти, боялись, ну ничего не сделаешь – пошли за мужьями. Сначала там был только один густой лес, даже пешком было трудно пройти. Стали вырубать лес, корчевать пни и строить первые дома, а сами жили за 3 км в В.-Жилино. Ходили работать оттуда. Весна, надо было строить, пахать, сеять, а народу всего 20 семей.

Работали с ранней зари и до поздней ночи. А тут ещё нас пугала банда, грозили всех убить, так что ночью приходилось ещё и караулить.

Потом, когда построили несколько домов, то переехали с семьями. Жили по 3 семьи вместе. Приходилось очень трудно. Питались все вместе в столовой, и там же кормили ребятишек. Построили школу, и учителем стал работать Топоров Адриан Митрофанович.

Нам он всем очень понравился. Днём учил детей, а вечером стал учить нас, мы все почти были неграмотные.

Вот мне теперь уже 70 лет, а я всё же могу расписаться и прочитать буквы, спасибо ему.

Вечерами часто читал нам книги, все ходили, очень интересно было слушать его. Топоров читал так хорошо, понятно, так все, даже старые, а потом, когда прочитает книгу, то много говорили о ней и о поэте, кто её писал.

Ещё он вёл музыкальный кружок, много было поставлено силами коммунаров пьес. Он тут же сумел подойти к людям и научить играть на сцене. В общем, никому скучать не давал.

А у дома у кого увидит мусор, так получишь выговор от него же. Везде и всё он видел и знал, очень уж был живой человек (говорят Титовы, что он ещё и теперь такой же, хотя уже стар).

Мы жили дружно все, работали вместе и отдыхали вместе, весело было, хотя работы было очень много.

Да, каких детей учил А. М. Топоров, то почти все стали работать хорошо, честно, на ответственных постах. У меня учил троих, и все вышли, как говорят, в люди.

Ещё раз спасибо ему за его труды! Теперь всё.

П. Ф. Стекачёва

Бывшая коммунарка коммуны «Майское утро»

 с. Овчинниково,

4 июля 1962 г.

БИЛЛЬ – БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ ВЛАДИМИР НАУМОВИЧ – современный советский драматург и беллетрист. Родился в 1885 году. Его широко известная пьеса «Шторм» находится в одном ряду с самыми лучшими произведениями советской драматургии. Пьеса «Штиль» (1927 г.) посвящена социальным проблемам во время нэпа и вопросам семейной морали.

ВОЛЬНОВ, ИВАН ЕГОРОВИЧ  (1885 – 1932). Родился в семье крестьянина-бедняка с. Богородицкого Орловской губернии. Был сельским учителем. За покушение на исправника сослан в Сибирь. В 1910 г. бежал за границу, на острове Капри познакомился с М. Горьким. Алексей Максимович написал о нём очерк «Иван Вольнов» (см. 17-й том собр. Соч.) Основные произведения И. Вольнова (в 1927 – 1928 гг.) были включены в собрание сочинений в 4-х томах. Они посвящены тяжёлой крестьянской жизни в дореволюционное время. Лучшей является «Повесть о днях моей жизни». Об этом произведении А. М. Горький писал Д. Н. Овсянико-Куликовскому в 1912 году: «Прошу Вас: обратите внимание на повесть Ивана Вольнова…

Мне эта вещь кажется очень интересной и даровито сделанной».

Топоров А. М.

 

 

 ПОЛЕЗНОГО ПРОЧТЕНИЯ!

 

 

Алтаич, с. Алтайское

23 февраля 2018 года.

 

 

 

 

 

 

АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ III. /продолжение/: 2 комментария

  1. Вроде бы и хорошо, что люди поднимались на более высокий уровень, но вражда между кулаками и беднотой, порождаемая властью ничего хорошего не принесла. Не такие уж богатые были люди в деревнях и трудились честно, и , благодаря им Россия была аграрной страной. Порушить всегда легче. Нарубили с плеча и до сих пор пожинаем плоды.

  2. Опасно так думать. Ничего хорошего не принёс бы и царизм, если бы продолжал своё существование. И ничего хорошего не будет вообще. Этак мы договоримся до того, что, в принципе бедным жить лучше. И вообще уйти бы в отшельники. Но, не буду спорить. Читая книжки тех писателей, которые не были зависимы от советской власти, так как той ещё не было, знаю, что на деревне были и зажиточные мужики, своим горбом нажившие добро, и зажиточные эксплуататоры, и бедные – лентяи, и бедняки, никак не могущие выбиться из бедности. Всякие были. И без эксплуатации человека человеком, человека религией, человека властью – никак не обходилось. Давайте лучше смотреть в настоящее. Даже о будущем невозможно думать теперь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif