АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ III. /продолжение 4/

АВАТАР А М Топоров 1971

Адриан Митрофанович Топоров

и его книга «Крестьяне о писателях».

«ОБСУЖДЕНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ» /продолжение 4/

ГЛАВА ПЯТАЯ. О ПРОЗАИКАХ И ДРАМАТУРГАХ.

“Ташкент – город хлебный”

В. НЕВЕРОВ

«ТАШКЕНТ – ГОРОД ХЛЕБНЫЙ». стр. 139 – 141.

/Читано с 20 по 22 марта 1927 г./

Зубков П. С.

Придраться тут не к чему. Нужно человеку быть без сердца, чтобы не почувствовать всего, что написано в этой книге о голоде и о человеческих страданиях. Проще и лучше этого не напишешь.

Джейкало Ф. Ф.

Тут хоть дурак скажет, что писал мастер. Всё впечатление ложится тебе на душу огромным камнем. Много тут и горя, много и смеха.

Стекачёв И. А.

Искать да искать надо ещё таких книг. Не скоро найдёшь Шибко стоящий рассказ. Разрывает он человеческую душу горем.

Блинов Е. С.

Об этой книге можно долго подумать и до слезы опечалиться. Мыслей она и не разбрасывает по сторонам, а сжимает их в кучку, когда слушаешь её. Вот у этого писателя надо учиться нынешним многим писателям.

Крюков М. Ф.

До последу проняло меня это чтение. Лица все выяснены – лучше и не надо. Вот они тут. Всех различу, про всех расскажу. Ужасти голода обрисованы так, что аж холодно мне стало. В некоторых местах книги такое жалостное чтение, что слёзы сами текут, и никак их не опнешь.

Стекачёв Т. В.

Смерть и голод… Пляс и смерть… Ужас и голод на каждом шагу. Отдыху сердцу нет. Только Ташкент укорочен. Ехал Мишка до него долго, а что с ним было в Ташкенте, описано мало. Хорошо тут написано, но мало. Надо бы подробнее. Неохота с Мишкой расставаться ни на один шаг. Так и бродил бы за ним повсюду. Довеку не забуду я этого описания. Жалко мне парнишка в рогожке. Да тут всех жалко, кого ни возьми.

Гладких А. И.

Этот писатель в ногу с Подъячевым идёт. Вот бы таких побольше.

Носов М. А. 

По всему телу моему прошло дрожание, во всех местах чую и радость, и муторь, и кручину. А уж про описание и говорить нечего. Дюже специально написано! Не пишет, а лупит тебя бичом.

Шитиков Д. С.

Наготово эта штука превосходная. Хорошими мужичьими словами написана. Не так, как другие: пишут только для интеллигенции, а этот хоть кому пойдёт, всякому угодит…

Видал я такие случаи, как с Мишкой. Сам много раз кусочником был и шлындал по белу свету, горе мыкал.

Стекачёв М. И.

Многие ноне пишут, да немногих можно читать. Есть чёрт знает что пишут! Я вчера в «Красной нови» читал стихи: кухарка какая-то, лакеи… Что они делают, что говорят? Куда оно приведёт, думаешь? И так ничего не взял от стиха. Никуда его, ни с какого боку не подогнал, ни к кухарке, ни к повару. А вот, например, читаешь «Бородино» Лермонтова, или басни Крылова, или ещё что хорошее – знаешь уже, к чему дело идёт. Неверов – ясный, у него всё видно, что к чему и куда гнёт. Всё у него к делу, к большому делу. Всегда так бывает, как рассказано в книге этой: горе, радость и смех живут рядом.

Шитикова М. Т.

Все ужасы голода и путешествия по железной дороге так трогательно и просто представлены, что как-будто всё это видишь. Ни одной строчки, с первой до последней, не пропустишь в такой книге. Вместе с Мишкой в голове так и ходишь и жалкуешь об его положении.

Стекачёв И. А.

Может, три, а может, пять книг таких из новой литературы я знаю – не больше. Шибко она скручивает мысль жалостью и смехом. Но только смех этот хуже горя. Печальный смех. И смеяться бы надо.

Зубкова В. Ф.

Все бабы про Мишку про этого только и говорят теперь. Зазнобно он к ихнему сердцу пришёлся. А у меня, пока читала, всё время непрошенные слёзы намирались. Как же? Не большой страждает, а малый ребёнок. Его жальче, чем большого.

Блинов И. Е. (обращается ко мне. – А. Т.)

Напиши ты, пожалуйста, чтобы все писатели так для деревни писали. Тогда их интереснее будет и читать. Так и скажи: мужики говорят, что, может быть, многие нынешние писатели хороши, но ни к чему они. Скажи, что непонятны они, резону в них мало. Не по вкусу они деревне. Вот Лидин и Катаев – хорошие. Но, а уж лучше Неверова, поди, и не сыскать. Этот «Ташкент» узлом перекрутит хоть какого упорного человека.

Титова А. И.

 Сколько муки Мишка принял. Сквозь сердце жгёт его похождения. Малой он был шибко. Я думаю, эта книга и старого и малого прочкнёт наскрозь. Малому трёхлетнему ребёнку расскажиеё, и тот поймёт, куда что гласит. Который ребёнок только что начнёт говорить, и тот, расскажи ему, поймёт.

Блинова Т. П.

Много кары принял Мишка. Жалко его, тяжело ему было. Мы, бестолковые, и то поняли книгу эту. Мишка, кажись, навеки прикипел к моему смыслу.

Титов П. И.

Этот писатель жизни учит. Горька жизнь многих детей. Только к чему это детское горе? Над этим надо раздуматься.

Титов П. И. 40 лет. Отец его – из крепких крестьян. Сын унаследовал от отца пытливый ум, который не нашёл при царизме надлежащего развития. Физическое нездоровье размыкало заметную даровитость. Хороший по природе человек.   Занимается в коммуне пчеловодством. Склонен к глубоким философским размышлениям.

Тубольцев И. И.

Сказать нечего: отлично! Спать уж не приходится.

Джейкало Ф. Ф.

На что уж я засоня, и то не спал. От слова до слова слышал. Хоть на экзамен веди – всю книгу знаю.

Зубкова А. З.

Пользительная книжка. Всякое описание на глазу кружится у меня. И Мишка, и переселенцы, и как в помойной яме хлеб искали. Голодные дети, и как спали вместе они, в обнимку, чтобы согреться друг от дружки.

Зубкова А. З. 40 лет. До революции – горемычная вдова-беднячка. Ожила в коммуне. Работает со вторым мужем в коммунальном свинарнике. После долгих мук еле-еле одолела букварь. Часто сумрачно настроена: дети не совсем удачны. В личной жизни – строгой нравственности человек.

ОБЩЕЕ МНЕНИЕ. 

Книге этой первое место в деревне. Она воскрешает перед читателями и слушателями ужасный момент нашей революции – голод и разруху и воспитывает чувство сострадания к бедствующему пролетариату. Писатель же Неверов за один «Ташкент – город хлебный» по праву должен занять в русской литературе место рядом с великими писателями.

ПРИМЕЧАНИЕ от ТОПОРОВА.

Если бы моих слушателей попросили назвать несколько лучших прочитанных им вещей из новой литературы, то среди них, я уверен, был бы и «Ташкент – город хлебный».

По мнению крестьян, в «Ташкенте идеально сочетались огромное по своему общечеловеческому значению содержание, аскетически строгий, точный, чистый, что кристалл, и живописный народный язык и неисходный гуманизм автора. Про это произведение с полной справедливостью можно сказать, что оно писано кровью сердца. Его воспитательное влияние на моих слушателей – огромно.

Когда мне нужно провести агитацию за пожертвования в пользу беспризорников, детдомов и т. п., я воспроизвожу знакомые коммунарам картины детских страданий, запечатленных в «Ташкенте – городе хлебном», и успех моих выступлений бывает обеспечен.

«Ташкент» в руках моих слушателей стал инструментом, которым они часто исследуют достоинство других художественных произведений.

Топоров А. М.

Л. Сейфулина.

«ПРАВОНАРУШИТЕЛИ». стр. 159 – 163

(читано с 17 по 19 июля 1927 г.)

Стекачёв И. А.

Не знаю, с какого краю начать разговор, потому что везде у ней тут комар носу не подточит. Написано на отделку! Мартынов – настоящий грузило! Вот это делец! Этот любую стену лбом прошибёт. Всякую бюрократию развоюет. Самый нужный по жизни человек этот Мартынов. Ему протоколы да бумажки не надобны. Он больше делом занимается. А все прочие служащие да учительницы, которые тут около него вьются, шушель, сволота, бездельники. А душа у Мартынова до ребят – пух. И легка, и мягка, и тепла…   Здорово он прокатился насчёт паршивых барышень, которые около колонии жировать приехали. Не любил он разную волокиту и гулящий люд. А ребята к нему льнули, ровно к отцу родному.

Стекачёва Н. Т.

Григорий Иванович Песков тоже хорошо описан. Радует тебя это писание. Сразу видать, что в рассказе описано всамделишное. Куда ни кинься – всё по жизни и по жизни взято. А смысл к тому ведётся: глядите, мол, добрые люди, как Мартынов может из никудышных ребят настоящих людей образовать. Такое моё понятие об этом рассказе. На крылах ровно он тебя вздымает.

Носова М. М.

Мартынов смеётся над городскими барышнями-пописухами. Книжку эту можно сравнить с настоящими старыми писателями. Но только Мартыновых в жизни маловато. Маленько, по-моему, есть недостаточки: не рассказала она, как Мартынов с ребятами из беды голодной выкрутился, как они эту беду минуют. Интересно бы это послушать. А у ней тут обрыв писанию. Веселья в книжке много, и покумекать есть над чем.

Шитикова М. Т.

Слушать эту книжку у меня была беспрерывная охота. Речиста писательница! И речь у неё геройская, обрубистая, без проволочки. Захват душевный эта писательница делает. Но забываешь, что Гришке четырнадцать лет. Ребяческое у него приключение, как у малых детей. Особенно, когда он на митинге повторяет ораторские слова. Так могут делать ребятишки меньше его возрастом. Будто так не может сделать Григорий Песков. Или вот торговка шлёпает его по затылку. Неправда это. Торговки таких хулиганов, как Гришка, сами на базаре сторонятся, а не то что ещё бить их. Такого большого не ударит торговка: он сдачи даст.

Мартынов – голова! Кряж, а увёртливый! Вот таких бы людей у нас в Советской России побольше было! Зажили бы, всякую беду избыли бы живо!

Титова А. И.

С моей половины – эта сочинительша говорит нам про самый тяжёлый людской вопрос – про детей. Мало помощи детям беспризорным. Мартыновых не хватит, чтобы этих детей в люди вывести. Вишь, все люди не схожи с Мартыновым.

Титова А. И. 40 лет. Из крестьян-бедняков. Окончила ликпункт в 1925 году. Изредка читает книги из библиотеки. Стремится стать активисткой. Рядовая коммунарка. Талантлива, остроумна.

Титов С. П.

Из Гришки, может быть, поэт и мечтатель вышел бы. Ишь, как он восторгался природой! Мартынов – кирпич: твёрд. Он всё может. Такие напористые люди всегда своего добиваются. Гордый на вид этот Мартынов, а сердечный.

Бочарова А. П.

Большое мытарство перенёс этот Григорий Песков, но, всё-таки, попал под конец к хорошему человеку. Этот доведёт до дела… Описание тут такое любопытное, что всё тело на трясение берёт.

Шитиков Д. С.

Григорь Ванович Песков – природа. Что уж тут? Воспитания он не нежного. С него и не потребуешь вежливости. Картина вышла, одно слово, чудная, и всё от душевной простоты говорено. Почесть, книжка эта с Подъячевым наравне. Там тоже много про мытарства сказывается. Или вот в «Ташкенте» у Неверова. Каждому положению – и городскому, и деревенскому – рассказ этот позарез нужен.  Пускай лупятся люди на покинутых детей и страдают об них своей душой. Может, кому на чувства и падёт пожалеть детей. Сам Мартынов будто и бирюк, да дети к нему шли. Чуяли, что добёр. Не нянчился с ними, а чуяли они ласкоту его.

Корляков И. Ф.

Мартынов и Гришка – вот тут с нами. Гляжу на них. Всяк своему правдоподобию соответственно  идёт. Ну и московские рыженькие бабочки тоже торжественно описаны. По-мужичьи эта писательница может здорово растабарывать. Когда монашек выселяли из монастыря… ловко тут представлено. Прямо захохочешься. И всё верно подмечено. Так над монашками и смеются, как у ней.

Сашин Ф. М.

Доведись так, что у нас в жизни остались бы одни рыженькие московские барышни, которых турнул Мартынов из колонии, и всей жизни была бы хана. Щекочут только перепёлки, хоть плачь с имя! А Мартынов подбадривает тебя. Думаешь: он не один такой. Найдутся ему под пару. Поворотят жизнь по-своему. Они – ровно кони. Возьми-ка вон его!, он тебя двинет так, что пеплу не останется.

Стекачёва П. Ф.

Жалко ребят. Вот так бы себе этих сирот и взяла. Гришка хоть и хулиган, а тосковал по хорошей жизни. Надоело ему шататься. Ишь, как они маялись ночами на кладбище! Но как им ни было грустно, а они поигрывали себе там. Что ж? Дети и дети! Шибко в этой книге идёт покор на чиновников, которые дело мутят. Пронзительая книжка… Радостно было ребятам в колонии с Мартыновым. Они у ннего, как под крылышком. Весело жили и робили, и все заедино у них было.

Стекачёв Т. В.

Диву даюсь, как это она могла так полно обо всём беспризорном положении детей и об колонии написать! Ну, хоть кое-где, может быть, она и из себя взяла, а фактично описано. Не видавши, так не напишешь. Сходственность полная с правдою есть. Выражения Гришкины – настоящие оторвильские. Похождения его занятливые. И мужику, и ребёнку интересно читать. На всякого угодила писательница. А Мартынов деляга! Мужественный был. Про язык я так скажу: пущай все бы так писатели писали! Всему тебе перехват есть от этой книги. Я буду слушать её хоть сколько раз, не уморюсь. Да от неё не откопнёшь хоть кого. Как напанешь на неё, так до конца и доедешь зараз. Не бросишь.

Блинов Е. С.

Мартынов своей фигурой всё в моей голове заполнил. Шибко достойный человек! Согласен он был слопать всю волокиту. Так бы я его сейчас и поддержал в этом. Оставшиеся типы – тоже хорошо обсказаны, но до него не дойдут. Сила в словах писательницы большая. Про эту книжку ничо, кроме доброго, не скажешь. И не забыть мне никогда её хороших и ясных мыслей.

Титов Н. И.

 Зазнобная штука – голод детей. Знавал я. Припёрла нужда Мартынова – худо ему стало. Тоскливо написано, как это голод был в колонии и как детишки льнули к Мартынову, ровно цыплята к курице. Вишь, они на него надеялись шибко. Не пустил он ребят по свету шататься. На «Ташкент» эта книга находит. Такое моё мнение.

Блинов И. Е.

Гм… Сравнивают с «Ташкентом» или с «Мытарствами» Подъячева. Нет, маленько не добрала Сейфуллина до них. Я видел: когда Мишка (герой «Ташкента». – А. Т.) привёз из Ташкента мешок с хлебом, то на этом месте чтения все вздохнули. Во! Значит, забрало! Выдыхнули облегчение всё. А тут такого местечка я не приметил. Но писание всё-таки сильное, здоровенное. Типы завёрнуты во как! Каждый по отдельности стоит. Не смешаешь уж с другими его. Но Гришку она из себя выбрала. Неправильно, по-моему, что Гришка заорал, когда природу увидел. Она пред ним и так была всегда. Не диво это для него – природа. Чего бы ему орать? По словам его, он у ней шибко маленький: лет девяти

Шульгина А. Г.

Написано подбористо. Смех закатистый. Для нашей башки такие книги хоть всегда давай. Вразумительное сочинение. На ум наставляет. Истинную правду рассказывает. У всякого из нас теперь к беспризорнику большое сожалени будет. Всё горе ребячье рассказала нам эта книга. Беспризорники, про которых рассказ был, теперь ровно наши дети… Мартынов их лаской брал. Оно и верно: ласковым словом и хама можно на человека оборотить.

Стекачёв М. И.

По художеству сравниваю этот рассказ с «Ухабами» (повесть Новикова-Прибоя. – А. Т.). Красиво описано всё. Не перечесть всех красот. Всю штуку надо снова перебирать. Трудно было Гришке в монастыре. А отчего?                          От того, что не было там настоящих поворотливых людей, на манер Мартынова. А писаря в наробразе – чистая шушера, ненужные людишки. Теперь всюду кричат о борьбе с волокитой и бюрократизмом. Мартынов не кричал об этом, а знай себе боролся с чинарями. К чёрту всех посылал.

Концевая М. П.

А всё-таки на последе этот рассказ на радость наводит. Из хулиганов Мартынов настоящих работников делает. Как же это не радость? Хорошо это, веселит.

Зубков П. С.

Когда читали «Правонарушителей», то я отлично понимал, в чём дело, о чём идёт речь. Я имел возможность не только слушать и понимать, но и наблюдать за другими слушателями. Простота языка этой вещи, яркость типов и сцен не заставляли напрягать мозга, и я мог наблюдать за другими всё время читки. Я смотрел и думал: вот как люди умеют просто и понятно излагать свои мысли, всё, что они видели или слышали. Откровенно говоря, я редко кому так завидовал в этом, как автору «Правонарушителей». Все присутствующие на читке этого рассказа сидели разинув рты, почти неподвижно, боясь, по-видимому, пропустить хоть одно слово из прочитанного. Они точно глотали воздух. Да, здесь действительно есть, отчего глотать воздух, здесь ни сучка ни задоринки нет. Здесь нет выдумки и фальши, а факты, живая действительность, святая и голая правда, как она есть. Здесь слышно, что человек всем своим нутром пёр явную истину, посмотрите, как просто и замечательно у неё это получилось! Подобных Мартынову Пескову людей в СССР ещё непочатые углы.

Зубков П. С. 36 лет. Сын крестьянина-середняка. Окончил церковноприходскую школу. В 1920 году – один из организаторов «Майского утра». До 1929 года – почти бессменный её руководитель. Член партии. Редкий самородок. Талантлив во многих отношениях. Незаурядный организатор.

Зубков П С

П. С. Зубков

ОБЩЕЕ МНЕНИЕ.                                                                           Эту книгу деревня примет и прочтёт с величайшей радостью. Она прославляет подлинных творцов социалистического государства и верно изображает нашу советскую действительность первых лет революции.

Примечание от Топорова.

Читая «Правонарушителей» коммунарам, я наблюдал ежеминутный напорный рост внимания к этому произведению. Дружный, раскатистый и какой-то воздушно-лёгкий смех коммунаров звонко рассыпался по березняку (читка была под открытым небом). Но как только я давал слушателям драматический штрих – смех точно топором обрубало. Его сменяла думная тишина.

Разгар летних работ, усталость после жаркого трудового дня не помешала коммунарам сидеть до двенадцати часов ночи за слушанием «Правонарушителей!.. Язык рассказа прозвенел перед моими слушателями чистым, звонким хрусталём. Ему дивились.

 

 

ПОЛЕЗНОГО ПРОЧТЕНИЯ!

 

 

 

Алтаич, с. Алтайское

25 февраля 2018 года

 

 

АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ III. /продолжение 4/: 2 комментария

  1. Комментарии, конечно, интересные, но не совсем понятные, т.к книгу не читала. Рада знакомству с А.М. Топоровым талантливым новатором, Прометеем своего времени. Спасибо, Виктор Валентинович, за большую, проделанную работу.

  2. А я о писателе Подъячеве и не слышал даже, а Новикова-Прибоя знаю по его “морским” произведениям. Хочется, после изучения всего материала, заняться и теми книгами, о которых в нём говорится. Не знаю, как получится, но цель есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif