АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ III. /окончание/

АВАТАР А М Топоров 1971

Адриан Митрофанович Топоров

и его книга «Крестьяне о писателях».

«ОБСУЖДЕНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ» /окончание/

***Главой десятой части III я заканчиваю публикацию «Обсуждений» крестьянами коммуны «Майского утра», что в 20-х годах прошлого века существовала на Алтайской земле, произведений русских и советских поэтов. Речь крестьян передана дословно из книги. Есть у меня ещё одно произведение, которое было найдено намного позже выхода книги и после смерти Учителя его родственниками.

Это: сборник рассказов М. Зощенко, который общим голосованием был принят, при категорическом заключении, что «…12 рассказов ещё можно читать, остальное – труха. Но так как в деревне вообще смешной литературы нет…»

Может быть, как-нибудь, я и опубликую это обсуждение книжки отдельно.

H7g9g9o

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. О ПОЭТАХ.

П. ПЕТРОВ.

«ПАРТИЗАНЫ». стр. 241-247.

/Читано 22 февраля 1928 года/

Бочарова М. Т.

Как река Мана переливалась, так и эти речи. Уж очень благоразумно написано! Горы, леса – и всё красиво! В глазах стоит. Вспоминаешь. Павин был большой герой. А смерть-то его какая была: запеклись губы, задрожали ноги… Просто и по-мужественному написано, по-нашему, но художественно. Во всём стихе художество… Хищные вороны над добычей – так и вспоминаются.

Зубкова В. Ф.

Шибко картинна река, туман. И чувство моё сильно получилось для Павина. Написано – проще некуда. Кто ё знает? Но я не встречала про партизан стиха лучше этого. Этот с «Двумя мирами» равняется.  («Два мира» – роман В. Я. Зазубрина. – А. Т.). Всё в нём плавно. С краю стих на песню находит, но она нутрё выворачивает. На «Дубинушку» похож. Тут и совы, и как рот кривится у Петрована Щетины, и разговор с богачом (сцена у нойона. – А. Т.) – всё сходственно. Кончено могилой, и этот конец тоску придаёт… Перепрыгов нет.

Сошина Е. И.

Мне показалось – понятно и складно. И местами аж сердце возмутило. В гриву склоняется Павин, когда его убили. Жалко его, как родного человека. Подмывает стих душу… Ему бы (Павину. – А. Т.) ещё пожить. А будь он не убит, кто знает, чем окончился бы стих? Больней стих, когда Павина убили. Хоть не буду защуривать глаза – и то всё описание вижу. Бой, этот бой!!! Как всё равно, это всё наше, жалобное! Местами стих страшный, а где и подвеселит. Стих этот не то чтобы простая песня, а всё с горем песня. Рассказ без пустых слов. Есть – пишет, пишет, всё у него хорошо, но вдруг вывернется колесница какая-нибудь – и всё пропало. А у этого писателя безделицы нету. Без заковычек. Народ весь в лице.

Бочарова А. П.

Усю до конца я эту штуку захватила. Прямо поднывает сердце; до живота доходит; всю меня наскрозь вонзит. И как такую картину можно было обхватить!.. Войну с конца до краю вспоминаешь под этот стих. Слова, как какие-нибудь волны на реке идут, волнуются, выбурливают чередом. Нигде ни замешки, ни одного неприместного слова! Всё – дело и всё – печаль. Слова в сердце льются чувствами…

Волновались туманы на реке, и сердце у нас тогда волновалось. И не могло стать на своё место… Мужики-партизаны в страсти волнуются, все не собраны, не прибраны. Вгорячах всё… Я за то не обижаюсь, что писатель назвал баб сороками, вгорячах это. Слова его мягкие, жалобные и больные. Их будешь помнить. Рассыпаются у тебя слёзы от них. Нигде с дорожки не сбился писатель. Шёл и шёл по прямой дорожке и нигде не попал в ковылюгу. Увесь белый свет путешествие прошёл этот писатель. Как в золотую гриву уткнулся Павин (убитый. – А. Т.) – защипало у меня в глазах, как будто передо мной упал Павин с коня своего…

Корлякова Н. В.

Бабы-сороки. Это про нас. Про наше тараторство. Соберёмся и… «я то слышала», «а я то слышала». Так у нас всегда бывает. Списано всё дочиста отчётливо, до точки. Нечего выкидывать. Чтение это – настоящее золото. Блестит. Вода-то не с добра помутилась к Амыла-реки. Жилочки застывают при этом чтении.

Сошина Е. И.

Вьюги шумят, воды, туманы, лес – хорошо! А ежели этого не писать, а только убить Павина, – неладно было бы. Без тех слов, без рек, вьюг – не было бы привета в стиху. Сначала я думала, на что эти вьюги, шумины, леса? А теперь я знаю, что они нам нужны. Не смазно без них, а с ними дюже приятно.

Корлякова А. П.

С этими словами стих-то вроде как растёт-растёт, вырастает.

Бочарова А. П.

Да ведь невидимо растёт-то, прибывает.

Сошина Е. И.

Прежде, бывало, сижу в коммуне на чтении или смотрю спектакль, луплюсь, а не понимаю. Над мужиками, которые играли, смеялась. «дурачат!» А теперь смотрю на сцену и, коли печально, – плачу слезами горькими. Раньше сроду ничего не видала…

Гляжу я, бывало, на Ивана Бочарова – он кузнец был на сцене («На дне М. Горького. – А. Т.) – и думаю: «Охота ж ему, старому дураку, мешаться тут?» Прежде ровной волной слова уходили от меня, а теперь я их ловлю.

Блинов И. Е.

 Стих как-то с подкриком всё берёт. Автор природу опишет маленько – да опять с подкриком. Так тебя и дёргает под кожу! Попишет-попишет природу – потом и пойдёт вить! Как ветер в поле. Под лад идёт. Всё время у него – напев народный. Типы? Слов десять скажет про типа – его и видать, как на карточке, – корявый он или пузатый. Строчки, как у правдишного стихотвора. На Пушкина и на Лермонтова автор пошибает. Мастер он описывать Сибирь. Сразу охватывает всё, но не врёт. Не то что другие: «горы зелёные», а потом «белые». Осень у него – сразу запахло осенью, гуси летят треугольником… бабы вяжут одни… плещут на небе зарницы… Они всегда трепыхаются. Как надо описал. Чо видал, то и написал. Бороды, как кудели – верно. Грубые слова не вредят художеству. В этих строках они улучшают художество. Это ведь не господские слова. Весь стих про партизан. По-моему, это лучше, чем вот когда-нибудь стихотвор, вместо героевых слов, свои слова как медок с водичкой болтает. Ни сладко, ни горько. Тут партизанские слова и образы. У Щетины слова ещё лучше, чем у Павина. Автор сделал Щетину грубым – и под его мотив дул. Про партизан не слыхал я стихов лучше. В «Красной нови» есть стих про партизан. Но там природа, а партизан нет, не видно. Чалдонские слова – не настоящие: люди-то переворочены уж были. И слова у них разные… Автор как зачал, так и кончил под одну дудку.

Золотарёв П. И.

Уж и не знаю, как одобрить стих. Все хвалят, и я хотел особыми словами одобрить, но не могу придумать их. После этого стиха ещё бы перенёс столько лишений, сколько партизаны, чтобы только воткнуть штык в брюхо Чан Кай-ши! Смачность слов выражалась в революционности. Затрагивало меня, когда партизаны отступали от казаков. Стих находит на песню, но не песня он…

Сосны кадят. Это пахнет от сосен по обыкновению. Мужицкая речь – настоящая, обыкновенная. Стих про тяжесть партизанщины, про революционные завоевания. Правильно автор горы описывает: я их все переходил. Кругом темно, только видишь небо. Мы весь Урал в 14 дней прошли. По-своему, я думаю, что у партизан было больше приключений, чем здесь описано. Просил бы автора побольше написать. Но я не хочу на него недовольствие сказать (ко мне. – А. М). Грубо не надо это писать. Матершины он не зря приклинил. Она не откуль-нибудь взята, а как раз тут и нужна. Вот где грустно: когда казаки партизан разбили. Потрясены были партизаны духом… по моему соображению, нету здесь нахлопанного.  Вот ежели дома зайдёт речь о Щетинкине, я скажу: не сразу Щетинкин бы командиром, а ещё был Павин наперёд. Павин – такой осадистый, крепкий человек с рыжей бородой, а про бороду Щетинкина не знаю, ну, одним словом, рожа неуклюжая. Я бы его нагримировал таёжным человеком…

В первую очередь эту книгу, а то партизаны забыли о своём деле, о невзгодах…

Ермаков Я. М.

С большим любопытством слушали мы этот стих. Занозливый стих! Так и черябает за душу, как кошка к морозу. И хотенье было узнать дальше. И когда прочитан был весь стих, – он прилёг к сердцу, как недопечённый хлеб к рукам. Так он занозлив, что нет слов пересказать. Он к тому подходит, что всё это практикой происходило. Его будешь читать, как чай сладкий пить. Замечательно, как Павин призывал мужиков! Автор дал здесь точную обдуманную характеристику партизан и командиров. Всё это он сделал без лишних слов. Автор своим рассказом так удачно ударил на публику, как хороший стрелок в цель. Всякий человек слушал рассказ с торжеством. И принимал к сердцу.  В нём и научное и любимое. Автор писал с чувством, с открытой душой, как видно из рассказа. Написано не забавно, а сладко.  Некоторые словечки разбираешь, как сладкие яблочки раскусываешь. Например, когда Щетина ободрял партизан после смерти Павина. Или ещё: «Стелет снежную постель вьюга на Николу, буйным вихрем полетели казаки на сёла»… тут и понятно, и печально для наших партизан, но сам ты, слушатель, переживаешь за будущее партизан. Да и нельзя не переживать такой штуки всякому правдивому человеку, который желает общего хорошего…

О природе автор экономно, но понятно писал, не разбрасывался. Кустики там разные, птичек порхающих не описывал, а всё ближе к делу вёл. Художественно, как река переливает на себе кровь бойцов! Это и грустно, и жутко, и мило…

«В буйном стане шумота, руки рвутся в драку: расколотим так и так чехов и словаков». Это – не грубая частушка, а одобренье мужиков, воодушевление. Без смеху ничего не построишь, а потому он и требуется.  Всякое веселье и частушки… «Реки буйствуют водой, ручейки воркуют…». Сказать «ручейки звенят, журчат, гремят» – это было бы не так хорошо. Обыкновенно было бы. А этим словом «воркуют» автор доказал всё художество природы, которая была в тамошних местах.  Он этим воркованьем сказал так, как будто собралась целая стая голубков и ворковала тут свою чудесную песню. Ну и подобрал слово хорошее – «воркуют»! Косачи тоже ловко прилеплены к человеку. Вообще природа к людям здесь у него хорошо подоспела! Воркование ручейков и токование косачей – это говорит за беспокойство людей…

«Сосны жёлтые кадят пьяным ароматом, думы чёрные кипят о житье проклятом…». Вся жизнь людская представлена нам тут, как в бурлящем котле…  «Реки буйствуют водой…» Вот здесь сатанинское настроение людей, последнее отчаяние жизни. У людей мысли неслись, как волны в буйной реке. Мысли их так же ворковали, как ручейки… «Усоборовал» – лучше, чем «убил». Слово «ой» в стихе повторяется часто. Оно так и повевает, как тёплый ветер с юга в лютую зиму. Шибко оно восклицательное. От южного ветерка зимой верится, что скоро будет весна, так и от стиха ждёшь: скоро будет свобода!.. Всего мне не переговорить. И художественно, и драматично, и трагично. Рассказ склеен из кусочков, но хорошо склеен. Стих, как мягкая постель. Всё в нём на своём месте. Слушаешь – душой отдыхаешь. Без всяких прорывов идёт, и всё в нём живое…

Блинов Е. С.

 Интересно мне то, что вот какая большая поэма, а ничего в ней нет непонятного. За каждым словом видишь картину. Новым поэтам я советовал бы изучить наизусть эту штуку, чтоб они помнили, как надо писать. В поэме собрано всё здоровое. Не мог я подметить в ней ничего такого, что хоть маленько не понравилось человеку. Всё дельное. В ведении рассказа никакой запутанности нет. Какое бы ты слово ни взял, оно добавляется к картине, не мешает картине, а делает её здоровее. Песенный подпев у него к месту подведён. Слушается поэма со вниманием. Все места в ней одинаково ярки. Автор – патриот Сибири, любит Сибирь. Много сибирских картин я не видел, но верю автору… Строчки до того легко идут, что нигде перешибу нет. Толчков в сторону нет… и нежности в поэме много. Слова автором ровно набраны в долинах, горах и лесах. Точно их не написали, а они сами выросли.

Теряев В. И.

Холмы, долины и туманы – выражения аккуратные. Заломило у автора в голове шибко. Мужик он. Его натура обнатурела. Потому он одну линию так согласно и вёл. Изменений никаких не было. Одно напряжение к борьбе. Петров это всё на одну струну вёл. И она – к борьбе. Писание это составлено от всего пройденного. В стихе не всё сказано, что надо бы. Партизаны по тайге много блудили, а сказано про это мало.

Сашин Ф. М.

У Щетинкина голос – «хриплое точило». Подходит к правде. Хрипучий, значит, был.

Кочетыгов С. И.

Сами переживали это. Нутре хитро передать…

Умеет автор природу описать. Всё живописно. Все напоминания представляются сами. Пожалуй, что Щетинкин изображён немного дурноватым. Но он крепкий парень и мужественный. Сила воли!.. Ругань? Куда ж её девать? Раз така была. Вся Россия тогда гнулась…

Это не портит стиха, а существенно. Под этот стих вспомнишь революционный период. Поднимается дух. В речи увязка – лучше некуда. «Ой, ты» не надоедает: это наше родное.

Ермаков Я. М. (вскрикивает)

Не налюбуешься на стих!!! 

Кочетыгов С. И.

Как же тут не хорошо, когда мы сами так действовали?! Всю действительность охватывает стих. Убили Павина – горе. Вдруг: Щетина – радость!.. Матери при родах трудно. Потом – ребёнок, и ей радостно!.. За всё ставлю стих на первое место.

Носов М. А.

Битвенная горячность в словах здорово изображена. Слов мало, дела много, духу много. От рассказа дрожал я. Что ни скажет, то пулю отольёт.

Блинов Е. С.

В поэме история скопирована.

Носов М. А.

Я ещё тогда сказал: это писание далеко теперь зажужжит, потому что писал его мужик. Говорено мало. Не развозит, как вчерашний («Путь жизни Арнольда Гана» А. Панкрушина. – А. Т.). Вёз-вёз – и никуда не приехал!.. «растворожить морду» – крепче, чем «разбить морду». Мужик, рассердившись, скажет: «по хлебалу» вместо «по морде».

Стекачёв И. А.

Этот стих до пят доходит. Возбуждает и того, кто не был в партизанах. Послед напоминает о погибших.

Кочетыгов С. И.

Стих периодического напева: печальный и весёлый.

Золотарёв П. И.

Некоторые партизаны не вернулись. Остались на веки на кургане.

Сашникова И. П.

Этот конец трогает чувства своим выражением. Так и быть тому. Могилы над рекой. И река будто волнуется от печали, что погибшие одни остались около неё.

Шитикова М. Т.

Кончил, как похоронный марш сыграл. На музыку конец походит.

Золотарёв П. И.

Что люди добыли – весело. Надо было писателю и печаль пустить о погибших. Всё вместил писатель в своём составленье.

Теряев В. И.

Остаётся в душе и то и другое. Блажно на душе от стиха.

Ермаков Я. М.

Если бы автор не коснулся погибших, то читатель обиделся бы. Здесь кончено хорошим делом.

Носов М. А.

Заскорбно было бы, если б всё было замазано весёлым плясом.

ОБЩЕЕ МНЕНИЕ.

Этому стиху всегда: «Милости просим в деревню!»

Всем взял.

ПРИМЕЧАНИЕ от ТОПОРОВА.

Некоторые скептики говорили, что мой опыт возможен не в каждой деревне, не в каждом колхозе. Они считали, что коммунары «Майского утра» провели какой-то особый «подготовительный курс» перед началом критики прочитанных им художественных произведений. Все эти суждения целиком ошибочны. Любой сельский культработник, если он «живой человек», если он любит народ, свою работу и литературу – может легко и просто организовать читки и разборы книг, как это делал я, а то и неизмеримо лучше.

В читке и разборе «Партизан» П. Петрова в моей аудитории принимали участие «чужие» коммунары, приехавшие в «Майское утро» на курсы. Это: Я. М. Ермаков, С. И. Кочетыгов, П. И. Золотарёв, В. И. Теряев, И. П. Сошникова. Их суждения ничуть не отличаются от суждений коммунаров «Майского утра».

Об огромном впечатлении, произведённом поэмой П. Петрова на моих слушателей, между прочим, свидетельствует следующий любопытный факт. Василий Иванович Теряев приехал к нам из коммуны «Просвещение» Верх-Чумышского района; «Партизаны», видимо так взволновали его, что он из своего села прислал мне дополнительный письменный отзыв о поэме, составленный в стиле райка.

***

Петров, Пётр Поликарпович (1892 – 1941) – талантливый писатель-сибиряк. Родился в таёжном селе Петровском (теперь село Партизанское) Енисейской губернии. Был активным участником партизанского движения в Восточной Сибири: член армейского совета, заворготделом в армии Щетинкина, редактор партизанской газеты «Соха и молот» в г. Минусинске. В поэме «Партизаны», опубликованной в журнале «Сибирские огни» № 6 за 1927 год, он воспел походную жизнь и рассказал о боевых подвигах этой партизанской армии. Поэма была прочтена 28 февраля 1928 г. на съезде партизан Манского фронта и названа «художественно-правдивым произведением и памятником борьбы манских и минусинских партизан». Но всё же она мало удалась. Основным призванием автора была художественная проза, а не поэзия. Коммунары предпочли эту поэму повести Вс. Иванова «Партизаны» потому, что их привлекла историческая правдивость произведения П. Петрова. Перу П. Петрова принадлежит несколько романов, в том числе «Борель» и «Золото», переизданные в «Библиотеке сибирского романа» (Новосибирское книжное издательство, 1960 г., книга 8).  О «Бореле» хорошо отзывался А. М. Горький.

В 1937 году писатель был незаконно репрессирован; посмертно реабилитирован.

ЭПИЛОГ

Так осмеливаюсь я назвать подведение итогов своей более 3-х месячной работы, над книгой А. М. Топорова «Крестьяне о писателях». Труд, несомненно, уникальный, а для меня и познавательно-правдивый, так как, если даже Топоров чего то не дописывал, не досказывал в примечаниях и фразах крестьян, то я его могу понять, зная о будущем многих и многих светлых личностей, сгоревших ни за что, ни про что. Конечно, не опубликованного мною материала хватило бы ещё на столько же глав: это и стихи поэтов, и произведения авторов, и письма писателей, учеников, ответы Топорова и пр. Но хватит. Пора и честь знать.

Думаю попробовать сделать книгу в электронном виде из перепечатанного материала, так как печатал весь текст дословно. Тогда будет у нас на экране книга. Лишь бы родичи Учителя не обиделись, что копирую. Хотя какое им-то дело – я коммерцией не занимаюсь.

Должен сказать, что рассуждения крестьян тех лет дали мне пищу для раздумий, размышлений и сравнений. А подборка литературы Топоровым для первого тома заставляет меня взяться читать то, о чём не имел понятия. Хотя пока только думаю об этом. Да, чем же заполнил тогда А. М. Топоров ещё два тома, рукописи которых безвозвратно пропали. Вот незадача на Руси: рукописи то горят в огне, как у Гоголя «Мёртвые души», то пропадают, уничтоженные врагами и войной.  Не находите интересным сравнение? Или вы читаете, не вдумываясь в то, что и о чём вы читаете?

Тогда: «Ой!».

Останавливаюсь и я, в своём заключительном слове.

Ещё одно скажу: это последнее представленное обсуждение поэмы «Партизаны» П. Петрова контрастно конфликтует с обсуждением Блоковских «Двенадцати». И здесь тоже есть над чем подумать!!!

А вам желаю от себя и крестьян-коммунаров из далёких 1920-х годов:

 

Доброго здоровья и веры в будущее!    

 

 Алтаич, с. Алтайское

28 февраля 2018 года.

АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ III. /окончание/: 3 комментария

  1. Большую работу проделали, Виктор Валентинович, донесли огонь Прометея до многих людей! История нашей страны это всегда познавательно и интересно.

  2. Виктор Валентинович – еще раз говорю о том, что любая попытка популяризировать творчество Адриана Митрофановича мной приветствуется. Обратись Вы ко мне – поделился бы и электронной копией текстов. Последние версии книг можно прочитать вот здесь: http://litnik.org/images/Biblioteki/NasaBiblioteka/Toporov1.pdf http://litnik.org/images/Biblioteki/NasaBiblioteka/ToporovM.pdf
    Сайт Литераторы ТОПОРОВЫ: http://tigerrr2.wixsite.com/literatory-toporovy-
    Некоторые книги Топорова (например, МОЗАИКА) продаются в интернет-магазинах – Буквоед, Озон и проч.
    Спасибо Вам!
    С добром

  3. Спасибо, Игорь Германович! Но, основная книга у меня теперь есть, хотя я и много времени вложил. Сейчас есть мысль, прочитав то, что я не читал, понять в чём разница, к примеру моего понимания обсуждаемого когда-то произведения и тех читателей из далёких 20-х. Чем и займусь, как в продолжение книги “Крестьяне о писателях”. Ну, а за указание ссылок спасибо отдельно, посмотрю. Возможно понадобится что-то и для будущего, так как с Адрианом Топоровым я ещё не расстался!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif