АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ I (продолжение 4)

АВАТАР А М Топоров 1971

Адриан Митрофанович Топоров

и его книга «Крестьяне о писателях».

*** Этой главе я дал название – «Звёздное воскрешение». Пусть меня извинят родственники Адриана Митрофановича. Я мог бы взять название типа: «духовный дед», что сказал когда-то космонавт Герман Степанович Титов, или что-нибудь насчёт «метеоров и орбит», о которых говорили крестьяне в те далёкие годы в своих обсуждениях. Но мне показалось, в этом названии хорошо согласуются оба слова. Тем более, всё, что вы прочтёте ниже подтверждено свидетелями. И не одним.

Топоров и Титовы

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ.  «ЗВЁЗДНОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ».

Жизнь налаживалась. Топоров продолжал заниматься литературной и общественной деятельностью уже в Николаеве.

Но, пробиваться в периодическую, а тем более в издательскую печать было неимоверно трудно. Кое-что удавалось поместить в местные газеты, иногда – в центральные. Разыскать же в Госиздате рукописи второго и третьего томов своей книги не удалось. Топоров писал в центральный литературный архив в 1960 году, но получил отрицательный ответ.

Хотя, по словам Топорова, «…видимо, расшевелённое очерком П. Стырова Новосибирское книжное издательство 15 июня 1960 года предложило мне переиздать у него «Крестьян». Это намерение было убедительно мотивировано:

«…Нам думается, что именно Сибирь, родина этой книги, должна стать местом её второго рождения…».

Он отправил всё, что было возможно из материалов, вошедших в первый том книги, изданный 30 лет назад, вплоть до отрывков, изданных когда-то на страницах журналов «Сибирские огни», «Настоящее», «Земля Советская» и другие,  но «…в решающий момент чья-то всесильная рука в списке против неё начертала: «НЕТ» …».

И вот 6 августа 1961 года, когда Адриан Митрофанович шёл на почту, из открытого окна раздался торжественный голос диктора Юрия Левитана:

– Работают все радиостанции Советского Союза. Передаём сообщение ТАСС. 6 августа 1961 года в 9 часов московского времени в Советском Союзе произведен новый запуск на орбиту спутника Земли – космического корабля «Восток-2». Корабль «Восток-2» пилотируется гражданином Советского Союза летчиком-космонавтом ТИТОВЫМ ГЕРМАНОМ СТЕПАНОВИЧЕМ…

…Передаём биографию космонавта…

А дальше, то, что было передано, подтвердило,

– Наши! Это они! – закричал Адриан Митрофанович. – Стёпа Титов и Шура Носова – мои дорогие ученики в «Майском», а Герман – их сын!

Вот тогда и началось настоящее возрождение…

– После возвращения из полёта космонавт Герман Титов в одном из первых своих интервью сказал, что в полёте с ним был незримый пассажир – мудрый школьный учитель, учивший его родителей в Сибири, повлиявший и на его, Германа, воспитание. Звали его Адриан Митрофанович Топоров /статья журналиста Б. Арова в газете «Вечерний Николаев» 12 апреля 2011 года/.

***Позже, забегаю вперёд, журналист вспоминал,

– Эта фраза космонавта натолкнула меня и поэта Эмиля Январёва снять документальный фильм “Незримый пассажир” об этом неординарном «деде», как в Николаеве уже успели уважительно окрестить Адриана Митрофановича. Это предложение одобрительно встретили на Киевской студии документальных фильмов, с которой у нас и до этого было творческое содружество.

В Николаеве Топоров продолжал активную литературно-общественную деятельность. Были написаны  и изданы его новые книги “Воспоминания”, “Я учитель”, “Мозаика” – о своей жизни, о людях, с которыми встречался. Он часто приходил в редакцию, посещал занятия литературного объединения. Общение с ним, как правило, обогащало  окружающих. Мы с Январёвым лично хорошо были с ним знакомы. И, тем не менее, съемки фильма давались непросто. Адриан Митрофанович к ним относился без особого подъёма. Считал, что лучше всего изложить события в литературной форме, верил в неиссякаемую силу и чародейство слова. И надо сказать, он имел на то право. Его устная речь лилась, словно ручей из чистого источника, предельно грамотная. Он категорически осуждал сквернословие, но при этом любил называть вещи своими именами, иногда давал испепеляющие оценки. К нашему сценарию подходил требовательно: чтобы никаких домыслов и вольностей.

Правда, будучи человеком бескорыстным, иногда позволял себе шутки с намеками, вроде:

«И доколе эти журналисты будут на мне зарабатывать» или «Вот по сценарию нужно приготовить целый котёл пельменей. А за чей счёт?».

И тут же превращал свои реплики в шутки.

Но одну съёмку он встретил с нескрываемым одобрением. Был в то время в Николаеве полупрофессиональный симфонический оркестр, в котором играло немало преподавателей музыкального училища, музыкальных школ и других музыкантов, в том числе и на скрипках Адриан Митрофанович и его внук Вова. Концерт оркестра снимали в огромном цехе завода “Дормашина”. В присутствии многих слушателей под сводами цеха звучала IV симфония Чайковского. Крупным планом снимаем сидящих и играющих в оркестре деда и внука Топоровых. Он ведь и в сибирской коммуне “Майское утро” прививал местным крестьянам любовь к классической музыке, её понимание. Концерт в цехе радовал душу старика. В фильме снимались и Герман Титов, и его отец, и другие. Эта двухчастёвка вышла на экраны страны большим тиражом.

Но и это было потом, а пока…

В номерах газеты «Известия» 187 – 190 за 1961 год появилась документальная повесть А. Волкова и Н. Штанько «Отчий дом». Авторы категорически утверждали, что «…это строки о легендарной были, начавшейся в глухих алтайских землях и сложившейся в героическую цепочку: революция, борьба с колчаковщиной, одна из первых советских коммун «Майское утро», Тропа Коммунаров, колоссальное подвижничество А. Топорова, продолженное его учеником С. Титовым, семнадцать космических витков Космонавта-2 Германа Титова…».

Буквально через 18 дней после полёта Германа Титова Топорову приходит письмо от Западно-Сибирского книжного издательства:

«…Рады, наконец, сообщить Вам, что переиздание книги «Крестьяне о писателях» включено в тематический план издательства на 1962 год…

Ссылка в письме на повесть в газете, сожаления, что книгу не удалось издать в 1961 году и, что «…читателю вдвойне интересно было бы получить её именно в эти знаменательные дни…».

В октябре того же года редакция газеты «Известия» устраивает встречу Топорова, с Германом Титовым и его родителями, и за этим следует приглашение в издательство «Советская Россия», где директор В. Грудинин предлагает Адриану Митрофановичу издание его книги, «издадим ее полно, роскошно, большим тиражом, с предисловием Космонавта-2».

JLUIuOkO.inettools.net.resize.image

Потом Герман Степанович Титов приезжает в Николаев специально, чтобы в спокойной обстановке побеседовать с Топоровым.

1962 год

***Из статьи в газете «Вечерний Николаев» от 12 апреля 2011 года (Б. Аров),

…Вот еще некоторые фрагменты моего общения с космонавтом-2 и его незримым пассажиром:

– Приходите. У меня гость. Догадываетесь? То-то же. Ну, валяй…

Это звонил Адриан Митрофанович Топоров. Как-то космонавт Герман Титов ему обещал, что при малейшей возможности навестит. И вот прибыл. Инкогнито. А Топоров посчитал нужным пригласить и меня.

– Был по делам в Киеве, – объяснил космонавт. – Отпросился у Каманина на один день.

Мы сидели за скромным столом в квартире у Адриана Митрофановича. Наскоро собранный обед. Обыкновенный, семейный. Это придавало общению собравшихся ту непринужденность, которая раскрепощает, располагает к искренности и доверительности беседующих. А космонавт выглядел и впрямь по-домашнему. Без военной формы, в трикотажной тенниске. Но он светился как бы изнутри. Особенно, когда начинал рассказывать.

А дед сидит и смотрит на Германа влюбленными глазами. Да и когда говорит Адриан Митрофанович, по-особому теплеет взгляд и космонавта.

О своем полете Титов рассказывает сдержанно и скромно.

– Все в газетах было написано. Ясно, кое-что пришлось и пережить. В дальнейшем полеты будут более длительными. За космонавтику взялись основательно.

Говорит и о том, что хотелось бы познакомиться с Николаевом и николаевцами, но на этот раз не выйдет.

– Я ведь нежданный гость, – шутит он, – точнее, не официальный.

Но вот пришло время прощаться. Прошу разрешения на короткое интервью.

– Нет, не нужно. Не тот случай, – отвечает.

– А если написать просто и коротко о том, что космонавт отдал дань уважения своему учителю.

– Дань уважения учителю? А ведь это правда. Никуда не денешься. Уговорили. Только коротко и скромно.

Под таким заголовком на следующий день и вышла короткая корреспонденция в газете.

А через некоторое время он прибыл в Николаев по официальному приглашению для участия во встрече трёх поколений.

Мы его встречали на одном из загородных аэродромов. Оттуда сразу же отправились на гостевую дачу. Не успели приглашенные занять свои места за столом, как космонавт обратился ко мне с вопросом:

– А где дед?

Я об этом рассказал секретарю обкома партии Владимиру Александровичу Васильеву.

– Немедленно поезжайте за ним, – услышал я в ответ. – Машина внизу.

Дома Топорова не оказалось. Был четверг. Значит, на занятиях литературного объединения. Ну и здесь я его не застал. И вот – как в детективном фильме. В свете фар появилась фигура человека, медленно переходящего улицу. Слегка надвинутая на затылок шляпа. Длинный плащ. Папка в руках. Топоров? Точно. Выхожу из машины, кладу руку на его плечо.

– Следуйте за мной!

Повернулся, увидел меня, улыбаясь, ответил:

– Такое со мной уже было…

Здесь требуется небольшое отступление. Когда у уже 90-летнего Адриана Митрофановича Топорова спросили, в чем секрет его долголетия, он отшутился так:

– Что советуют врачи для сохранения доброго здоровья? Ограниченное питание, физический труд и свежий воздух. У меня все это было в годы лагерного заключения.

Объясняю ему цель “погони”. Через несколько минут мы на месте. Герман по-сыновьи обнимает старика и усаживает его на почётном, отведённом для космонавта, месте. Все внимательно слушают Титова. И вот после короткого перерыва Адриан Митрофанович вдруг озадачивает присутствующих такой тирадой:

– Уважаемые судари, объясните мне, непутёвому старику, вот такую ситуацию. Обращался я с просьбой установить мне персональную пенсию – местную, республиканскую, все равно. Отказали. И вот идет Гоша, как депутат Верховного Совета СССР, в Министерство социального обеспечения, рассказывает сложившуюся ситуацию, и мне назначили персональную пенсию союзного значения. Вот я и думаю: за что? За то, что я долгие годы работал учителем, вёл какую-то общественно-полезную работу или потому, что Гоша в космос полетел?

Пауза. Общий смех. Герман обнимает Топорова:

– Вот за такую прямоту я вас ещё больше люблю.

FZmnij7

***В пятом издании книги, которая передо мной, есть предисловие – статья Степана Павловича Титова, написанное в июле 1962 года. С ним я вас ознакомлю, когда, наконец, доберусь до самой книги.

Я привожу слова из книги, которые, на мой взгляд, очень хорошо характеризуют нашу бывшую советскую действительность, да и сегодняшнюю тоже.

«…Словом, тезис о влиянии космических полетов на литературные дела оказался отнюдь не парадоксальным…», – А. Топоров.

Из письма А. М. Топорова Герману Титову 10 октября 1962 года из Николаева,

– Вы в моем представлении – СВЕРХГЕРОЙ, совершивший два чуда: покорение космоса и воскрешение меня из «мёртвых»…

В книге приводится несколько примеров того, что до полёта Германа Титова о книге старались даже не упоминать в дружеской переписке те писатели, кому писал Топоров. И как изменилось отношение к книге и к её автору, после космической одиссеи Титова.

***Я приведу лишь пару примеров:

Б. Анашенков – «Рождено в «Майском утре», «Литературная газета» от 23 сентября 1961 года;

«Сейчас у многих на устах имя Адриана Митрофановича Топорова, замечательного народного просветителя 20-х годов, учителя отца Космонавта-2 Германа Титова…»

А в 70 – 80-е годы дошло до курьёзов.

В четвертом (алтайском) издании портрет автора вообще упразднён и оставлен только портрет Космонавта-2!

***Я специально смотрел это издание, оно есть в местной межпоселенческой библиотеке, и убедился, что так оно и есть.

Николаевский еженедельник «Вестник Прибужья» №18 за 1986 год в заметке «Снимается фильм» пошел еще дальше и оповестил:

«…Будущая лента посвящена истории одной из первых сельскохозяйственных коммун – «Майское утро». Среди её вдохновителей и организаторов был Адриан Митрофанович Топоров, народный учитель, писатель, подвижник культуры, которого Космонавт-2  Г. С. Титов назвал своим «к о с м и ч е с к и м  д е д о м…».

Да, называл Герман Степанович, космонавт – 2 Адриана Митрофановича своим дедом, только «дедом духовным».

Герман Степанович Титов в детстве был наслышан от родителей и оставшихся в живых односельчан о первом их учителе и наставнике.

Адриан Митрофанович был всегда с друзьями – и особенно с родными – предельно откровенен, грешил при этом многословием и несдерживаемой эмоциональностью. Все его радости и огорчения были на виду.

***И поэтому очень интересно, мне лично, было прочитать о его дружбе с писателем С. Залыгиным, их размолвке в 1966 году, последнем письме Топорова от 21 марта 1984 года к Залыгину и, уже после смерти Адриана Митрофановича, то, что услышали родные в 1986 году из концертной студии в Останкино. Там проходила встреча любителей художественного слова с писателем С. Залыгиным. Из этой передачи, где Залыгин много говорил хорошего про Топорова, коммуну «Майское утро», вспоминал своё детство и первые встречи с Топоровым, родные поняли, что «то давнее – плодотворное и дружеское, рождённое в шестидесятые годы, – бережно сохранилось в душе не только Адриана Митрофановича, но и в душе Сергея Павловича Залыгина».

Последний период жизни Адриана Митрофановича Топорова, учителя, просветителя, журналиста, публициста, книговеда, музыканта, эсперантиста и писателя, в городе Николаеве вылился в 35 лет – с 1949 по 1984 годы. Здесь нашёл он и своё последнее пристанище. Здесь же в 2000 году был назван горожанами в числе десяти самых выдающихся николаевцев ХХ века, наряду с адмиралом С. Макаровым, Н. Аркасом и М. Лисянским.

Потом появилась улица, носящая имя Топорова А. М.

Игорь Топоров2 i

Юрий Германович Торопов, в селе Косиха Алтайского края на улице имени своего деда, 2008 год.

Мемориальные доски на избе, где была воскресная школа, доме, где он жил в Николаеве.

Cc9614J

Памятная доска

Памятная доска 2

***И это всё тоже было потом…

В Николаеве Адрианом Митрофановичем были написаны книги:  “Воспоминания” и “Я – учитель”. В 1985 году, через год после его смерти, вышел сборник “Мозаика”. Не опубликованными остаются «Занимательный задачник по обыденной логике, лексике, орфографии и грамматической стилистике», «Настольная книга скрипача».

Не могу сказать точно, что стало с последними.

Незадолго до своей кончины Адриан Митрофанович передал свой обширный литературно-биографический архив, включавший изданные и неизданные произведения, переписку, статьи, многие семейные документы, младшему сыну Герману, инженеру-строителю по образованию, но лирику по душевному складу и настрою; свидетелю, а иногда и участнику литературно-просветительской деятельности Адриана Митрофановича.

 Умер Адриан Митрофанович Топоров в возрасте 93 – х лет, 23 июля 1984 года.

Памятный знак

Памятный знак в честь учителя А. Топорова и коммунаров “Майского утра”, Алтайский край, Косихинский район.

 

 

/окончание следует/

 

 

Алтаич, с. Алтайское

22 декабря 2017 года

АДРИАН ТОПОРОВ. ЧАСТЬ I (продолжение 4): 2 комментария

  1. Доброго вечера, Виктор Валентинович. Как хорошо, когда все кончается хэпиэндом. Слава нашла героя и прожил он долгую жизнь, и у нас на душе тепло от этого. Всегда бы так. Столько пришлось пережить этому поколению, столько увидеть, но никто не ныл, про депрессии и разговора не было. А сегодня, то депрессия, то панические атаки. Как это объяснить? У кого много работы, тот не будет страдать душевными недугами.

  2. Эт-то, точно! Заниматься нужно постоянно чем-либо. Не пролёживать перед ТВ, не проводить время в пустопорожних разговорах с соседями, у которых постоянно всё что-нибудь не так, ну и т. д. Такое времяпровождение мне непонятно. Оттого и дурные мысли в голове. Так что всё объяснимо: тот, кто хочет оставаться мыслящим, нормальным человеком должен жить и быть занятым – остальное как получится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://www.3.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif